Священнослужители о согласии на использование органов

В Совете Федерации предлагают фиксировать в документах гражданина, согласен ли он на посмертное изъятие органов. Сенатор Антон Беляков внес в Госдуму законопроект, устанавливающий, что эти данные нужно вносить в паспорт, водительские права или универсальную электронную карту.

Как пояснил Беляков, подобная практика давно используется в некоторых штатах США и в странах Евросоюза. При наступлении смерти зарубежным врачам не нужно терять время на поиск родственников умершего — им достаточно посмотреть документы и удостовериться, что человек был согласен на изъятие его органов для пересадки.

В Госдуме считают, что принятие такого законопроекта должно сопровождаться широчайшей дискуссией. «Мне кажется, что, конечно, должна быть юридически значимая и добровольно фиксируемая воля любого человека на то, чтобы в случае его смерти те или иные его органы или ткани были использованы для спасения жизни и здоровья других людей, — заявил вице-спикер Госдумы от „Единой России“ Сергей Железняк. — В какой форме это должно быть реализовано, требует детального обсуждения, так как затрагивает вопросы не только правовые, но и этически-нравственные и даже и социальные и правоохранительные, и конфессиональные». «Чем более подробно будет проведена дискуссия, прежде чем будут приниматься те или иные решения, тем меньше будет вокруг них различных слухов и передергивания, — уверен парламентарий. — Важно, чтобы такие решения каждым принимались добровольно и осознанно».

Медики видят несколько изъянов в инициативе сенатора. «Сделать достоянием всего общества такой интимный, такой частный вопрос категорически нельзя, — заявил член-корреспондент РАН, директор Московского Центра интервенционной кардиоангиологии Давид Иоселиани. — Мы постоянно предъявляем свои главные документы в разных учреждениях, многим совсем не известным людям. Где гарантия, что все они честные, что они не преследуют меркантильных целей? Не станет ли больше случаев заказных убийств?»

Кроме того, как отмечает Иоселиани, для внесения соответствующей записи в паспорт у человека не должно быть противопоказаний к донорству, а для того, чтобы это выяснить, он должен быть обследован. «Реально сможем мы это сделать? У нас ведь даже обычная диспансеризация иногда становится проблемой», — указывает эксперт, добавляя, что уже после внесения такой отметки гражданин может получить противопоказание к донорству, например, перенеся инфекционное заболевание.

Regions.Ru попросили священнослужителей прокомментировать предложенное нововведение.

Сюжеты: Мнения священнослужителей

Протоиерей Александр Кузин 
клирик храма Космы и Дамиана в Шубине 

Я лично отношусь крайне отрицательно к изъятию органов даже добровольно. Это не соответствует духу нашего православного мировоззрения. И мы как православные не сможем к этому относиться иначе. Другое дело, что никто знает, до какой степени все может дойти. Что предложение действительно увеличивает вероятность развития различных криминальных вариантов, очевидно.

Думаю, наша мировая медицина сможет существовать вне такого рода действий, которые от этой медицины будут отвращать людей, имеющих ярко выраженное религиозное самосознание, иначе это не пойдет на пользу обществу.

Иеромонах Макарий (Маркиш)
священнослужитель Свято-Алексеевской
Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии

Что касается опасности роста количества заказных убийств, то и сейчас могут за углом на части разобрать независимо от того, что написано в паспорте.

В США, в штате Массачусетс, где я жил, в управлении дорожной полиции стоял ящичек, в котором лежали наклеечки с надписью «Донор органов». На ящичке было написано: «Желающие, возьмите наклейку и наклейте себе в права». Все. Никаких дискуссий и специальных законов нет. Каждый, кто согласен, берет наклейку и наклеивает в свой документ. Если Господь распорядился так, что этому человеку суждено погибнуть в автокатастрофе, медики тут же берут хладный труп и проверяют, годятся органы для донорства или нет, и делают свое дело без всякой бюрократии и канцелярщины.

А наша российская действительность пока не освободилась от ненужной увлеченности этой канцелярщиной. Многое можно сделать, если освободиться от бюрократического надзора. Хочешь быть донором – будь им, наклей в паспорт наклейку и все. А законодателям желательно заниматься более серьезными делами.

Протоиерей Максим Козлов
настоятель храма преп. Серафима Саровского на Краснопресненской набережной,
первый заместитель председателя Учебного комитета Русской Православной Церкви.

Православному христианину из добрых, благих побуждений почему бы и не внести соответствующую запись в те или иные документы. Уважение к телесной оболочке человека после смерти не исключает возможности того, что он допускает использование своих органов для блага или здоровья других людей.

Но, конечно, важно, чтобы это не привело к коммерциализации. Нужно закрыть все лазейки, чтобы это не могло восприниматься как «отложенная продажа» органов для тех или иных дельцов от медицины. А уж как этого избежать – задача законодателей, которые будут разрабатывать документ.

Протоиерей Михаил Дудко
главный редактор газеты «Православная Москва»

Церковь не против трансплантации. С согласия человека могут быть проведены операции по пересадке некоторых органов тяжело больным людям, которым это жизненно необходимо. Это зафиксировано в нашей Социальной концепции.

Более того, такая помощь болящим людям считается проявлением любви к ним — особой, высшей степенью сострадания. Однако немаловажно, чтобы человек дал осознанное согласие на трансплантацию – даже если она будет происходить после его смерти.

Мне кажется, предложенный законопроект сокращает количество возможных злоупотреблений. Главное, чтобы все было добровольно и осознанно.

Протоиерей Сергий Баранов
секретарь Орской епархии

К возможности трансплантации органов человека после его смерти я отношусь с осторожностью – как ко всему новому и необычному. Но, на мой взгляд, этот законопроект необходимо обсуждать всеми заинтересованными сторонами и тщательно прорабатывать.

Конечно, опасения врачей небеспочвенны — человеческий фактор может сыграть свою роль. Как бы не оказалось так, что возьмет верх корысть — человека нужно будет спасать, а его, извините, просто добьют. Конечно, это страшилки, но может быть всякое. Церковь наверняка тоже будет изучать этот вопрос с духовной и с моральной точки зрения.

Игумен Агафангел (Белых)
настоятель Архиерейского подворья Свято-Николаевского собора
г. Валуйки (Белгородская область)

Я считаю, что любое донорство — благое христианское дело, начиная от донорства крови и прижизненной передачи нуждающимся, например, почки или части костного мозга, и заканчивая посмертным донорством жизненно необходимых другому человеку по медицинским показаниям органов.

Единственное – человек должен изъявить согласие, — подтвердить, что он желает быть донором. И, конечно же, он не должен иметь медицинских противопоказаний к этому. При соблюдении этих двух условий почему бы и не вносить такую запись в паспорт на добровольной основе.

Что же касается опасения заказных убийств, этим все-таки следует озаботиться государству и правоохранительным органам. Но вряд ли это опасение лишит кого-то желания спасти жизнь другого человека.

Иерей Святослав Шевченко
руководитель отдела Благовещенской епархии по связям с общественностью

Мне сложно это комментировать, я еще нахожусь под впечатлением от фильма «Ярик». Это наша, отечественная картина о том, как беспризорных детей увозят за границу и потом разбирают на органы. Кстати, в этом фильме прозвучала такая информация: в год в России исчезает около тысячи детей – предположительно, их вывозят за границу. И действительно, сегодня это чудовищно циничный «бизнес».

Что же касается предложенного законопроекта — думаю, взрослый человек может самостоятельно принимать решение, становиться ли ему посмертно донором или нет. Мне кажется, если он сам изъявит желание, чтобы после смерти его тело послужило еще кому-то, помогло спасти чью- то жизнь, в этом нет ничего плохого.

Конечно, опасения врачей небезосновательны: зная, что у человека есть подходящие заказчику органы, на него могут устроить настоящую охоту. Поэтому информация о базе данных потенциальных доноров должна охраняться законом и не подлежать раскрытию. Возможно, информация о донорстве должна быть обнародована только после смерти человека. Нужно обсудить, как это сделать, взвесить все за и против.

Иерей Андрей Михалев<
Настоятель Свято-Троицкого храма г. Орла,
руководитель епархиального отдела по взаимодействию церкви и общества,
руководитель комиссии Орловской митрополии по вопросам семьи.

Церковь относится к телу как к сосуду Святого Духа. Поэтому человек не должен сознательно наносить себе увечья, вообще уродовать свое тело. Но если он из милосердия к другому человеку после своей смерти разрешит трансплантацию органов, которые, например, спасут жизнь ребенку или многодетной матери — это замечательно.

По окончании земной жизни душа покидает тело и возвращается к Богу, который будет вершить свой суд над ней, и затем она отправится в рай либо в ад. Это общеизвестный постулат. И если после смерти человека его органы будут использованы не в коммерческих целях, здесь ничего предосудительно — при условии, что человек действительно желает отдать свои органы на благое дело.

В идеале подобный закон принесет пользу. Но для этого законопроект нужно тщательно проработать, чтобы чьи-нибудь корыстные интересы не подкосили половину России. А то начнется продажа органов в Европу, в США... Хотелось бы услышать мнение граждан, законодателей, врачей, чтобы в этом документе не осталось пробелов.

Фагим-хазрат Шафиев
муфтий Мордовии,
член Общественной палаты РФ,
руководитель Союза мусульманской молодежи России

Конечно не только для нашей страны, но и для любого государства это важная тема, и важность ее в том, что многие граждане желают как-то помочь друг другу, и в этом им, наверное, нельзя отказать. Но как отрегулировать правоприменение и как все будет выглядеть на практике? Здесь нам необходимо опираться на опыт тех стран, где уже давно реализуется такой проект.

Что касается духовной стороны, здесь разногласия среди богословов. Однозначного мнения в исламе нет. Думаю, и в других традиционных конфессиях спорят по этому вопросу.

С чисто человеческой стороны такая польза обществу может быть оценена и Всевышним, и обществом. Человек, который составляет такое пожелание, этим продлевает и дарит жизнь другому. И это высший поступок, соответствующий общим принципам всех традиционных конфессий и всем Священным Писаниям.

Я сам положительно отношусь к проекту, но все должно быть досконально отрегулировано — как это использовать в нашей стране, учитывая особенности и менталитет наших граждан. Если все будет сформулировано без невнятностей и двусмысленностей, то не будет шансов для злоупотреблений, тогда большинство граждан через какое-то время положительно оценит инициативу.

Фатых-хазрат Гарифуллин
муфтий Тюменской области,
председатель Тюменского казыята Духовного управления мусульман Азиатской части России

Разрыв между богатыми и бедными у нас увеличивается. Бедных становится все больше, аппетиты у них растут: например, богатым старикам молодое сердце подавай. Все это чревато криминальными последствиями, как правильно отмечают эксперты. Могут спекулировать, подкупать человека, заставлять его разными согласиться на донорство.

Если человек находится на грани смерти и при свидетелях подписывает согласие на донорство своих органов – такие единичные случаи можно брать во внимание, но широкомасштабно все приведет к развитию спекуляций и махинаций. Если не гнушаются воровать детей, чтобы распотрошить ради органов, что говорить об остальных людях? Так что должен быть закон в защиту личности гражданина от подобного рода преступников.

И надо развивать медицину, поднимать науку, есть же искусственные органы – достойная замена. Благодаря ученым мы должны решать проблемы со здоровьем, а не за счет жизни других людей.

В Коране Всевышний говорит: «Я вам дал все органы временно. Вы используйте это богатство в нужных целях и хороших делах». Например, рукой можно держать оружие в мирных целях, но в то же время можно совершить преступление этой рукой. И Всевышний говорит, что надо беречь эти органы и использовать во благо.

Семен Лившиц
Председатель Местной еврейской религиозной организации
ортодоксального иудаизма города Орла "Центр «Шалом»

Если человек дает добровольное согласие на изъятие у него после смерти органов – это его личное дело. Но, конечно, здесь могут быть злоупотребления. Поэтому, на мой взгляд, нелишне получать согласие родственников этого человека.

Ну а с точки зрения традиционного ортодоксального иудаизма изымать органы человека запрещено. Запрещено кремировать тело человека после его смерти, и изымать органы тоже. Когда придет Мессия и оживит всех умерших евреев — как же они смогут существовать, если у них отсутствуют какие-либо органы? Поэтому я придерживаюсь мнения, что изымать их у человека не нужно.

Олег Ефимов
Ответственный секретарь Межфракционной депутатской группы
Государственной Думы ФС РФ в защиту христианских ценностей,
Координатор Общественного совета группы

С одной стороны, в преамбуле к этому вопросу совершенно справедливо расставлены акценты. Проблема существует и активно обсуждается в СМИ, в том числе в православных. Журналисты пытаются получить оценку проблематики у священников, спрашивают, есть ли единая точка зрения по этому поводу со стороны Русской Православной Церкви, сформулирована ли она. Так что я соглашусь о необходимости дискуссии на эту тему, вопрос раз и навсегда не решен и не вынесен, как некоторые другие аспекты, в «Социальную концепцию РПЦ», где дана однозначная оценка по тому или иному поводу.

Известно, что есть практика в европейских странах, когда в документах человек отмечает согласие на донорство. А с другой стороны если это согласие давать, то какой еще документ может нести такую информацию? Медицинский страховой полис? Вопрос стоит: вообще обязаны ли будут законодательно давать такое согласие все граждане России? Но тогда все население России разделится на две, видимо, неравные части.

При том, что дело это благое, я знаю: отдельные священники, высказываются, что это некий христианский долг — послужить ближнему даже таким способом. Когда с одним из людей случилась беда, пусть утешением для родственников будет то, что в результате смерти близкого человека произошли благие дела, получилось продлить кому-то жизнь.

Правильный вопрос и о готовности нашего общества к этому. Вопрос широко не обсуждался ни разу, кроме как в нескольких теле-шоу, на страницах некоторых интернет-порталов. Так что требуется широкая общественная дискуссия с участием представителей традиционных религиозных общин России. Они должны обязательно дать ответ на вопрос о допустимости такой законодательной инициативы.

Интересно еще, что сто лет назад подобный вопрос был неуместен и невозможен. А сегодня об этом думают, но единого мнения нет. И обсуждение требуется тем более, если тему выносить на законодательный уровень и закреплять в документах удостоверяющих личность.

Мне трудно говорить о других людях, я сам не могу для себя лично принять решение, готов ли я быть посмертным донором? Господи спаси нас и сохрани! Как мне тогда говорить об обществе и других людях.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий