«В России у взрослых нет права развращать детей»

Ювенальная юстиция

Комментарий юриста к Постановлению № 24-П Конституционного Суда РФ

Алексей Фетисенко

Конституционный Суд Российской Федерации 23 сентября 2014 года принял Постановление № 24-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 6.21 Кодекса Российской Федерации об Административных правонарушениях…» (в дальнейшем Постановление КС РФ).

Напомню, что ныне действующая статья 6.21 КоАП РФ «пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних» введена в Административный Кодекс РФ Законом № 135-ФЗ от 29 июня 2013 г., единодушное принятие которого высшими органами государственной власти России имело значительный разнонаправленный резонанс в различных кругах человеческого общества не только в Российской Федерации, но и во всем мире.

Данное Постановление КС РФ по своей правовой значимости и юридической силе, равно как и по существу рассмотренных в нем вопросов и проблем, без преувеличения является историческим документом. Российское государство в лице Конституционного Суда РФ представило обществу целый ряд нравственно-этических оснований и ценностей в сфере межличностных и брачно-семейных отношений, на которые следует опираться в текущей жизнедеятельности как органам власти и управления страны, так и отдельным гражданам.

Многообразие и значимость закрепленных Постановлением КС РФ правовых постулатов, юридических понятий и терминов не позволяет детально рассмотреть их все в одной статье. Однако тезисное представление названного документа в рамках публицистического формата возможно.

Поводом для принятия столь значимого Постановления КС, как это обычно и бывает, явилась жалоба трех россиян, которые, невзирая на административный запрет государства, пропагандировали свою приверженность к противоестественным половым влечениям в публичных местах. Причем двое из них обосновались для этих целей прямо возле здания детской библиотеки, возможно, для придания своему поступку привкуса большего цинизма и с целью выражения презрения как в отношении других людей, так и в отношении государственной власти.

Затея этих проповедников блуда вполне удалась: они были арестованы полицией, предстали перед судом, были административно оштрафованы в соответствии с п.1 статьи 6.21 КоАП РФ и отправлены восвояси. Но главное, чего они желали достичь и достигли – получение права стать жалобщиками для подачи жалобы в Конституционный Суд РФ, а затем в ЕСПЧ. Вошли в статус. Очевидно, что теперь «цивилизованная Европа» в лице ЕСПЧ присвоит этим горе-правонарушителям статус «правозащитников», борющихся за право российских детей быть развращенными взрослыми дядями и тетями, даже без согласия родителей этих детей. Если перефразировать известную поговорку: «Тот, кто для русского “правонарушитель”, для европейца “правозащитник”».

Однако Конституционный Суд России, рассмотрев жалобу пропагандистов на несправедливость статьи закона, вынес постановление именно об отсутствии права у взрослых людей развращать детей на всей территории России. Причем запрет пропаганды разврата среди детей распространяется на всех взрослых людей, кроме лиц, имеющих соответствующие справки из психоневрологических диспансеров. В связи с этим КС РФ не признал неправомерным административное наказание взрослых и «душевно здоровых» жалобщиков.

Помимо этого, КС РФ весомо и детально подчеркнул ряд «конституционно значимых нравственных ценностей» для российского общества, таких как семья, брак, материнство, отцовство, детство и др. Особо отрадно в отношении позиции КС РФ то, что Постановление является «окончательным, не подлежит обжалованию, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами». Одним словом – спор здесь неуместен ни для кого. Даже для ЕСПЧ. Следует принять и исполнять.

Базовая идея или главное утверждение документа состоит в том, что Россия признает семью, материнство, отцовство и детство главными, фундаментальными и государствообразующими ценностями. Абзац 2 пункт 3: «…Семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании представляют собой те ценности, которые обеспечивают непрерывную смену поколений, выступают условием сохранения и развития многонационального народа Российской Федерации, а потому нуждаются в особой защите со стороны государства».

Ряд терминов, связанных с юридической категорией «семья», введенных Постановлением в общеупотребительный оборот, которые теперь следует считать правовыми понятиями, следует выделить особо.

– Сформировавшиеся, общепризнанные в российском обществе и разделяемые всеми традиционными религиозными конфессиями представления о браке, семье, материнстве, отцовстве, детстве (абзац 5 п.2.2.);

– Особая ценность брака, семьи, материнства, отцовства, детства (а.5 п.2.2.);

– Семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании (а.2 п.3);

– Традиционные представления об этих ценностях (семья, материнство, отцовство, детство) (а.2 п.3);

– В основе законодательного подхода лежит понимание брака как союза мужчины и женщины (а.3 п.3);

– Создание семьи в соответствии с национальным законодательством (а.3 п.3);

– Российское государство не имеет обязательств ни перед кем по созданию условий для пропаганды, поддержки и признания союзов лиц одного пола, а также Россия не намерена создавать условия для формирования и утверждения в обществе в качестве равнозначных иных, отличных от общепринятых, трактовок института семьи… (а.4 п.3);

– Нетрадиционные сексуальные отношения препятствуют выстраиванию семейных отношений, как они традиционно понимаются в России и выражены в Конституции РФ (а.2 п.3.2);

– Конституционные ценности (семья, материнство, отцовство, детство), которые обеспечивают непрерывную смену поколений (а.3 п.3.2.);

Выделенные правовые категории понятия «семья», обладающие четкой юридической определенностью, позволяют сделать ряд выводов.

Во-первых, «браком» в России однозначно признается союз мужчины и женщины, «союз лиц одного пола» не имеет отношения к понятию «брак». Следовательно, употребление расхожих сегодня словосочетаний «однополый брак», «однополая семья» являются выражениями неопределенными, грубо принижающими значение брачно-семейных союзов. Было бы очень отрадным увидеть тихое вымирание этих словосочетаний в глубине недр российских СМИ.

Во-вторых, Суд констатировал факт того, что категории «брак», «семья» воспринимаются современным российским обществом как наследие наших предков.

Великие предки русского народа, создавшие столь же великую русскую тысячелетнюю цивилизацию, основанную на христианских ценностях, в особом представлении не нуждаются. И воспринимать устои брака и семьи нынешним гражданам России Постановление КС рекомендует от них, отбрасывая современные западные научно-философские и правовые извращения брачно-семейных отношений, принимаемые даже на уровне национальных законов.

Только понимание брака и семьи, доставшееся нам от наших предков, может обеспечить России «непрерывную смену поколений», в основании которых должен, как и раньше, находиться краеугольный камень православного христианства.

В-третьих, Конституционный Суд деликатно дал понять всем заинтересованным в заключении брачных союзов лицам, в том числе и лицам, озабоченным противоестественными однополыми влечениями, что в России семья может быть создана только на основании Национального Российского Закона без всякого юридического опыления из Совета Европы или иных международных организаций. Для тех, кто не понял, дана расшифровка: «нетрадиционные сексуальные отношения препятствуют выстраиванию семейных отношений».

Таким образом, «однополым союзникам» из России следует обращаться по всем вопросам регистрации личного безобразия к западным организациям-правопреемникам органов записи актов гражданского состояния городов Содома и Гомморры, ликвидированных действием Непреодолимой Силы. ЗАГСы России для однополых сожителей, желающих узакониться в грехе, закрыты.

Конституционный Суд комплексно и детально рассмотрел вопросы личной и общественной нравственности в совокупности с понятиями индивидуальной автономии личности, а также прав и свобод человека.

Схематично и сжато позицию Конституционного Суда РФ в этих вопросах можно представить в следующем виде.

В Российской Федерации каждая личность (человек и гражданин) обладает «индивидуальной автономией», которая, в свою очередь, включает в себя такие философско-правовые категории как «достоинство личности», «наклонности и представления», «убеждения и предпочтения» и т.д. Кратко эта внутренняя наполненность отдельной личности обозначается термином «нравственность» или личная нравственность.

Личность человека проявляется (материализуется) в его делах в «сфере частной жизни» и в общественном пространстве. Сфера частной жизни находится в ведении каждого отдельного человека и охраняется государством от вмешательства извне, но не регулируется им, а отношения людей в общественном пространстве России, «межличностные отношения» базируются на правовом понятии «общественная нравственность» и регулируются Российским государством.

Главными инструментами регулирования внутрироссийских межличностных общественных отношений являются Конституция РФ и законы РФ.

КС РФ, учитывая сексуальную подоплеку претензий и обид жалобщиков, устойчиво одержимых наклонностями мужеложской ориентации, используя целый комплекс правовых категорий, популярно и доходчиво в пунктах 2, 2.1.–2.3. Постановления представил позицию Российского государства по вопросам прав и свобод в области половой ориентации человека.

Приведу некоторые цитаты, которые позволяют понять эту позицию:

– «сами по себе сексуальные контакты не находятся ни под запретом международно-правовых норм, ни под запретом Конституции РФ»;

– «сексуальная ориентация как таковая не может служить правомерным критерием установления различий в правовом статусе человека и гражданина»;

– «приверженность нетрадиционным сексуальным установкам для многих может выглядеть оскорбительной с точки зрения принятых в российском обществе норм морали или иным образом посягающей на общественную нравственность»;

– «Конституция РФ не дает оснований для признания безусловной правомерности публичной деятельности, направленной на дискредитацию, склонение к отрицанию конституционно значимых нравственных ценностей, предопределенных историческими, культурными и иными традициями многонационального народа РФ»;

– «допустимость ограничений в осуществлении прав и свобод человека законом, в том числе с целью удовлетворения справедливых требований морали»;

– «в законодательстве РФ механизмы реализации этих положений (пределы сексуальной автономии личности, нормативное определение непристойного поведения…) основаны на представлениях о браке, семье, материнстве, отцовстве, детстве … и об их особой ценности»;

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий