В США усыновленных в России детей cдали в психиатрическую клинику

Дети

Галина Брынцева

Об очередном «усыновительском» скандале в США мы узнали из твита Уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка: «Еще одна грустная история о попытке американских родителей избавиться от двух приемных русских детей, — сообщает Астахов. — Супружеская пара обратилась в суд по наследственным делам и опеке округа Нассо (Нью-Йорк) с заявлением об отказе от детей из России».

Что произошло в далекой Америке на этот раз и как на это реагирует служба детского омбудсмена, Павел Астахов рассказал «РГ».

Павел Астахов: Сведений у нас пока немного, и для начала надо попытаться выяснить точно что это за дети, откуда они, — мы уже послали запрос в наш МИД и в Министерство образования. Американцы данные детей не разглашают, и имена приемных родителей шифруют как «истец А», «истец Б». Но факт остается фактом: дети — 14 и 12 лет — российские, усыновлены американской парой в 2008 году. Сейчас оба находятся в психиатрической клинике, в которую их поместили приемные родители.

По каким причинам американская семья намерена отказаться от ребят?

Павел Астахов: Насколько мне известно, усыновители называют сразу несколько причин. Во-первых, заявляют о том, что перед усыновлением детей неверно диагностировали медики — никаких проблем со здоровьем не выявили, а уже в США у них обнаружились «серьезные отклонения в психическом развитии». Во-вторых, как подозревают приемные родители, одного из детей им «подменили»: отдали не того, кого они выбрали. В-третьих, была нарушена сама процедура: биологический отец детей, находившийся в тот период в местах лишения свободы, не давал официального согласия на их усыновление. И, наконец, за прошедшие шесть лет им так и не удалось установить нормальные отношения с детьми, которые проявляют агрессивность и не раз угрожали им расправой, что может объясняться их тяжелым прошлым и особенностями воспитания в России. Словом, приемные дети представляют для них угрозу, и поэтому они поместили их в психиатрическую клинику, а теперь и вовсе от них отказываются.

Павел Алексеевич, а если вдруг подтвердятся диагнозы у детей, подозрения американских усыновителей, что кого-то им подменили, что родной отец детей не давал на усыновление согласия? Если все это подтвердится, что с детьми будет?

Павел Астахов: Если суд примет решение об отмене усыновления, их должны передать в другую приемную семью. В российско-американском соглашении по вопросам усыновления, которое мы в начале этого года расторгли, было сказано, что вторичное усыновление наших ребят в США возможно только с разрешения российской стороны. Но поскольку сейчас такого правила уже нет, решать судьбу этих двоих детей будут американские службы: они должны установить над подростками какую-то опеку, передать их в другую замещающую семью.

То есть, у России в этой ситуации не будет права голоса? И мы уже никак помочь эти двум ребятам не можем?

Павел Астахов: И можем, и должны. Потому что они были и остаются несовершеннолетними гражданами Российской Федерации, на которых распространяются наши законы. Российский консул имеет право с ними общаться, имеет право консульского доступа к ним. Это, в первую очередь, и надо сделать — добиваться доступа к ребятам. Сейчас этим генконсульство в Нью-Йорке и должно озаботиться — тем, чтобы встретиться, пообщаться с ними.

Но вернуть их в Россию мы уже не сможем?

Павел Астахов: На это, думаю, шансов немного. Американцы не отдадут. Ребята смогут вернуться, как в случае Антона Батракова, только когда достигнут совершеннолетия и примут такое решение.
Обратите внимание, история уникальна тем, что суд буквально процитировал все, что говорилось. И то, что проблемы, и криминализация бизнеса, и то, что через интернет усыновляют. Вообще, удивительно на самом деле. Я приятно удивлен.

Как вы считаете, почему именно с американскими приемными родителями возникают такие проблемы — от усыновленных российских детей отказываются, ссылаясь на их плохое здоровье, трудное поведение? Я что-то не слышала о подобных историях с детьми, усыновленными, скажем, в Испанию или в любую другую европейскую страну.

Павел Астахов: Нет, в других странах этого нет. Думаю, тут дело в особенностях мышления американцев, их образе жизни, определенных стереотипах: какой должна быть «правильная американская семья», какими должны быть «правильные дети», «правильные отношения» детей и родителей. Отсюда и все эти драматические ситуации с усыновленными в России детьми. И каждый раз мы слышим одно и то же — про синдром алкогольного зачатия, про синдром отсутствия привязанности. Вот две темы, на которых они всегда «дудят». И третий, ставший нынче популярным, мотив отказаться от ребенка: «он неуправляем и представляет угрозу нашей жизни и безопасности». На «знаменитом» ранчо «Ranch For Kids» я читал такие заявления родителей, отправивших туда детей на «перевоспитание». Особенно одно впечатлило: усыновители сдали на это ранчо-резервацию пятилетнего сына, который «угрожал их жизни и безопасности». Мальчик взял столовый нож, и американские приемные родители испугались, что он хочет зарезать всю семью.

Кстати, определение усыновленных детей в психиатрические клиники тоже довольно часто бывает в приемных американских семьях. У нас достаточно информации накопилось о таких случаях. Правда, обычно речь идет о ребятах постарше. Это уже стало там стандартной процедурой: как только малейшие какие-то нарекания в поведении подростка — сразу туда отправляют.

Источник: Интернет-портал «Российской газеты»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий