Вадим Колесниченко: Если «оранжоиды» подожгут парламент, закон о языках примем прямо на улице

Все страсти по украинскому языку объясняются некой «политической целесообразностью», а это – страшная вещь. 30-е годы прошлого века в Германии показали, к чему это приводит, отметил г-н Колесниченко.

Автор: Александр Кириченко, НБН

Вадим Колесниченко, народный депутат от Партии регионов, председатель общественного движения «Русскоязычная Украина» – последовательный борец за статус русского языка как второго государственного. В беседе с обозревателем НБН нардеп откровенно рассказал о своем законопроекте об основах языковой политики, наделавшем много шума, а также о том, какую Украину он не любит и почему.

— Вадим Васильевич, в чем суть вашего совместного с Сергеем Киваловым законопроекта? Какие противоречия в украинском обществе вы надеетесь снять с его помощью?

— В первую очередь законопроект № 9073 «Об основах государственной языковой политики» должен реализовать исполнение Украиной своих обязательств перед Советом Европы. С точки зрения европейского права закон безукоризнен, он реализует требования президента об имплементации Европейской хартии региональных языков.

В докладе Комитета Министров Совета Европы, который был опубликован в прошлом году, содержатся прямые указания к действию по данному вопросу. Не я это придумал, а высший руководящий орган институции, куда мы все стремимся. В докладе сказано: ландшафт Украины настолько разнообразен, такое большое число носителей русского языка как родного, что вызывает удивление и сожаление, что русский язык имеет не соответствующий ему низкий статус.

— То есть, Украина не выполняет рекомендации Совета Европы по вопросу региональных языков?

— В этом году мы должны были отчитаться перед Советом Европы о выполнении этих рекомендаций. А мы их не выполнили. Какие могут быть последствия? Могут поднять вопрос мониторинга, санкций. Но этого никто не видит.

Логика такая: украинский язык уничтожали триста лет, значит, и мы имеем право сейчас уничтожать другие языки. А уж когда все заговорят по-украински, тогда только дадим свободу всем. Но если вы в Европу собрались, тогда уважайте главный приоритет Европы – права человека.

А Украина обязалась перед Советом Европы обеспечить право на распространение, развитие и поддержку региональных языков, и обязана это выполнить.

— Критики обвиняют вас в том, что, прикрываясь справедливыми в отношении языковых меньшинств положениями Хартии, вы, на самом деле, лоббируете позиции русского языка в Украине. Так ли это?

— Почему-то те, кто пытается громить этот закон, его даже не читали. В законопроекте приоритет отдается государственному украинскому языку. Мне уже пятый год, как надоело обсуждать это не только с представителями оппозиции, но даже с учеными, а точнее с теми, кто мнит себя таковыми.

Если мы проанализируем, что происходит в Европе, то увидим, что там большая часть стран ратифицировали Хартию. У тех же, кто ее не ратифицировал, региональные языки имеют официальный или государственный статус. Либо национальные группы в этих странах настолько малы, что механизм действия Хартии не позволяет применить его.

— Можете привести конкретные примеры поддержки региональных языков в Европе?

— Хартия региональных языков – это не хартия умирающих языков. Возьмем, к примеру, немецкий. Во всем мире его носителей насчитывается более 200 млн человек. Тем не менее, в трех странах Европы этот язык является региональным.

Итальянский, русский, украинский – это не умирающие языки, но они признаны региональными в Европе, и по этому поводу ни у кого проблем не возникает.

Я не понимаю, зачем вводить в заблуждение собственное население и заявлять, что, дескать, Хартию неправильно перевели, что цели и задачи Хартии не те?!! К сожалению, конструктивного диалога не получается. А лишний раз разговаривать с людьми, которые либо не понимают элементарных вещей, либо просто цинично лгут, нет смысла.

Но когда брехуны и наглецы рядятся в тогу академиков или мнят себя великими юристами – вот это уже начинает пугать.

Когда будет рассматриваться ваш законопроект в Верховной Раде?

— Это зависит от того, когда созреет общество, когда созреет парламент. Ведь заявили же депутаты-«оранжоиды», что как только этот законопроект внесут на рассмотрение, то они подожгут Верховную Раду. Думаю, им не терпится повторить опыт Герострата. Ну, пусть поджигают. Кому нужен такой парламент, который работает не в интересах населения Украины? Значит, будем принимать закон прямо на улице.

— Не приведет ли имплементация требований Хартии к резкому сокращению удельной доли украинского языка в общественной жизни – в той же рекламе, которая сейчас жестко украиноязычна на всей территории страны?

— Знаете, у меня вот вопрос: а, собственно, что есть такое украинский язык? Истина в последней инстанции? Это квинтэссенция жизни человечества?

Вот мне в данном случае сложно понять, почему мы из-за одного языка должны унижать огромное число людей и ограничивать их права. Кто нам дает на это право?

Пещерный век уже давно закончился. Людям, которые хотят жить в 18-м веке, не место в современном, 21-м веке. Пожалуйста, возвращайтесь туда, но не управляйте государством.

Все страсти по украинскому языку объясняются некой «политической целесообразностью», а это – страшная вещь. 30-е годы прошлого века в Германии показали, к чему это приводит, и к чему приводит приоритет одной нации или одной идеи. Вот эта нетерпимость и приводит к фашизму. И, по сути, сегодня мы имеем его реальные ростки.

— А разве государство не должно защищать позиции своего языка?

— Вот, возьмем, к примеру, Соединенные Штаты Америки. Это страна или не страна? Наверное, можно предположить, что, все-таки, страна. Но она не имеет «американского» языка. И от этого США не стали страной второго, третьего или десятого сорта, и никто там не скандалит, волосы не рвет и слезы не льет по поводу того, что страна будто-бы не состоялась.

Австралия тоже не имеет «австралийского» языка, но это тоже государство. Бразилия – не имеет «бразильского» языка, но это сегодня динамично развивающаяся страна с одной из самых сильных экономик в мире.

— Но есть еще Ирландия, в которой, может быть, и рады были бы вернуться к ирландскому языку, но уже напрочь позабыли его...

— Мне сложно сказать, рады или не рады. Просто люди адекватно относятся к современности и к тем вызовам глобализации, которые имеют место сегодня.

Но если вы, будучи в Ирландии, скажете кому-то, что раз он не знает ирландского языка, то уже и не вполне ирландец, то можете иметь проблемы. Мне хотелось бы посмотреть на лицо этого человека буквально через две минуты. Потому что ирландцы достаточно настойчивые люди, и они отстояли право на свое государство.

Да, государственный язык у них ирландский, но владеет им где-то 2,5% населения. Все пользуются английским. Однако при этом Ирландия не перестает быть независимым и современным государством. Потому что на первое место там поставлены права человека.

Если мы ограничиваем права человека ради языка, то этот путь не ведет к укреплению государственности, это уже тоталитаризм. По-моему, это очевидно и понятно.

http://nbnews.com.ua

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий