Виталий Аверьянов: «Похоже на то, что в России предотвращен государственный переворот»

Виталий Аверьянов

В чем цель гибридной войны под видом пандемии коронавируса, что такое цивилизация потопа и при чем здесь все-таки Билл Гейтс в эксклюзивном интервью для «БИЗНЕС Online».

 «ПОХОЖЕ НА ТО, ЧТО ПРЕДОТВРАЩЕН ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ»

— Виталий Владимирович, прежде чем говорить о нынешнем «коронавирусном» кризисе, давайте о том, с чем Россия в него вошла. Почему вы считаете, что перемены, объявленные президентом РФ Владимиром Путиным 15 января, — это симптом раскола и борьбы в верхних слоях российской элиты, чуть ли не попытки госпереворота? И почему это произошло сейчас, не раньше и не позже?

— Изменения носят скачкообразный характер, что совершенно не в духе Путина. Владимир Владимирович — эволюционный политик, не склонный к резкому нарушению баланса сил. Мое мнение таково: в декабре президент получил окончательные доказательства заговора, которые плели против него главы ряда олигархических кланов и высокопоставленные функционеры, в том числе и члены медведевского правительства. О том же косвенно свидетельствует и инцидент на Лубянке 19 декабря, который можно истолковать как «черную метку», отправленную Путину закулисными противниками. В данном инциденте с несколькими человеческими жертвами обнажился раскол элит. Когда последние раскалываются, в это втягиваются и спецслужбы…

Перелом налицо. Прежде всего сам факт переноса послания Федеральному Собранию на 15 января, лихорадочность и неподготовленность предложенных мер, неуклюжесть, выразившаяся в том, что к посланию совершенно искусственно была привязана отставка правительства, — все это бросалось в глаза. Ощутимо также изменение тона Владимира Владимировича: его обычно лапидарная и отточенная речь в первые месяцы этого года стала какой-то расшатанной и слегка заплетающейся. Подобное многие заметили.

Таким образом, новый курс Путина — это не готовившийся задолго план, а реагирование в условиях форс-мажора. Похоже на то, что предотвращен государственный переворот, который, впрочем, не просто намечался, а уже осуществлялся в ползучей форме, исподтишка. Имею в виду ставшие бичом российского государства неисполнение указов и установок президента, подтачивание доверия к нему, что в особенности ярко проявилось в пенсионной реформе, и многое другое.

— Если переворот предотвращен, значит, каким-то образом нейтрализованы его потенциальные «интересанты»?

— До конца ли разгромлены все «нервные узлы» и сплетения заговора? Точно сказать нельзя. Ликвидированы центры влияния в лице самого [Дмитрия] Медведева, который фактически блокирован на специально изобретенной для него должности с неясными полномочиями, а также генпрокурора [Юрия] Чайки, сконцентрировавшего под контролем своего клана немалые возможности и полномочия. Теперь данный клан фактически ликвидирован. Под вопросом место во всей этой игре [Владислава] Суркова, однако он подал в отставку (с поста помощника президента РФ — прим. ред.) почти сразу после отставки правительства. Не будем забывать, что Сурков, с одной стороны, был одним из немногих чиновников, решительно поддержавших присоединение Крыма, а с другой — он недвусмысленно солидаризовался с представителями «болотной оппозиции» в 2011 году, назвав их «лучшими людьми».

Финансово-экономический блок медведевского правительства теперь расколот и потеснен, однако Центробанк остался в руках агентов глобального банкинга, будем надеяться, что временно. Очень важным является шаг по деколонизации российского права — поправка в Конституцию о верховенстве национального закона над международным. Данный шаг Путина усложняет реализацию потенциальной «цветной революции», которая, безусловно, могла бы сопровождать госпереворот.

В общем, этот переворот со ставкой на Медведева как лицо, которое помогло бы обеспечить конституционно корректный трансфер власти в пользу ставленников внешних сил, не удался, но борьба элит не закончена. Она лишь вступает в острую фазу.

«ПРАВДЫ НАМ НЕ ГОВОРЯТ, НАСТОЯЩИЕ МОТИВЫ ВВЕДЕНИЯ «ЛОКДАУНА» ОТ НАС СКРЫВАЮТ»

— На фоне этих межэлитных проблем внезапно началась пандемия коронавируса. Как она скажется на реформе системы, задуманной президентом? Происходит слом парадигмы, делающий новый курс Путина невозможным, или же, напротив, российский сценарий вполне может вписаться в другой, глобальный?

— Трудно сказать, есть ли прямая связь между двумя этими сценариями. Если она существует, то эта связь обратная. Обострение конфликта внутрироссийких элит в конечном счете отражает глобальный тренд. Думаю, что в 2019 году и прогнозы по углублению рецессии в мировой экономике, и данные разведки о готовящихся решениях глобальной финансовой элиты, и даже элементарная интуиция могли подсказать, что очень скоро произойдет кардинальный сдвиг в международных отношениях, но конкретных сроков Путин, конечно же, не знал. Если бы знал, то успел бы провести конституционное голосование до карантинных мероприятий.

В результате сейчас наша правовая система оказалась в подвешенном состоянии, между старой и новой редакциями Конституции, но де-факто перестройка системы под новую редакцию уже идет полным ходом. В частности, функционеры скороспешно избавляются от двойного гражданства и от зарубежных счетов. По всей видимости, счета они переоформляют на родных или иных доверенных лиц, потому что без таких счетов невозможно обслуживать зарубежную недвижимость, от которой никто из них отказываться не собирается.

То, что происходит с так называемой пандемией в мире, — это реализация определенного плана верхушки западных, точнее, транснациональных правящих классов. Если новая разновидность коронавируса действительно была внезапной для них, то COVID-19 появился очень вовремя. В таком случае он стал предлогом для реализации тщательно продуманного плана Х, причем, заметьте, не безупречным, можно даже сказать, несколько выморочным. Для того масштаба перемен, которые запущены сейчас в мире, можно было бы придумать предлог повесомее, чем COVID-19.

— Что вы имеете в виду? Что вирус недостаточно опасен?

— Лично мне пришлось еще в середине марта, когда в России только началась медийная паника по поводу эпидемии, общаться по этому поводу с несколькими близкими людьми. Это весьма квалифицированные и опытные биологи и медики, с учеными степенями. В результате мы пришли к выводам, которые сейчас все больше и больше подтверждаются, во всяком случае, в научной среде, а именно: вирус является новым вариантом привычного для нас ОРВИ, отсутствие вакцины против него не является чем-то особенно опасным, поскольку подавляющее большинство зараженных организмов способно с ним справиться. Выработка коллективного иммунитета — дело неизбежное. Перенести данный вирус придется всем или почти всем нам. Собственно, большое число переболевших — лучшее лекарство от COVID-19, если смотреть в масштабах всего общества. Профессионалы знают, что благодаря такому коллективному «перебаливанию» вирус будет ослаблен и потеряет свою «убойную силу», которая в прогнозах западных научных центров и ВОЗ, принятых как руководство к действию, оказалась не просто сильно, а очень сильно преувеличенной. Это оказалось, что называется, нагнетание паники.

Но есть и уникальные черты у данной инфекции — то, что не было ясно в начале эпидемии. Теперь стало понятно, что, по разным оценкам, от 50 до 85 процентов заразившихся болеют бессимптомно. Это действительно очень странное свойство, оно наводит на мысль об искусственном происхождении вируса, ведь с такими свойствами зараза может весьма эффективно распространяться в обществе и при этом бьет по относительно узкой целевой группе, а большинство людей не воспринимают ее как болезнь. Строго говоря, они не болеют в бытовом смысле слова «болеть».

При такой заразности и подобном объеме латентных переносчиков вируса карантин не сработает. Он даже не сможет существенно сгладить кривую опасных тяжелых случаев, при которых инфицированных полагается направлять в отделения интенсивной терапии. То есть никакого существенного снижения нагрузки на клиники добиться путем политики «сидим дома» не удастся, а ведь такое уменьшение — единственное рациональное объяснение того паралича экономики, который был допущен практически во всем мире. Первым громко заговорил об этом, насколько мне известно, профессор-эпидемиолог из Оксфорда Том Джефферсон. Он заявил что вирус повсюду, что он невидим. Его выводы были подтверждены и Стэнфордским университетом, который провел исследование в одном из районов Калифорнии и обнаружил, что в действительности количество зараженных как минимум в 50 раз больше, чем это видно на официальных цифрах.

— То есть, по-вашему, эти исследования доказывают, что жесткий карантин не так эффективен, как это преподносится?

— Против заразы он не очень эффективен, но он весьма эффективен для разрушения индустриальной экономики. Данные, о которых я говорю, не были широко известны в январе и феврале, поэтому программа карантина, жестко воплощенная в Ухани, представлена как панацея со стороны ВОЗ и принята большинством стран. Но сейчас с высоты имеющегося опыта можно уже пересмотреть подход к так называемой массовой самоизоляции.

Даже с медицинской точки зрения она вредна. Гораздо больше людей может погибнуть от того, что сейчас система здравоохранения во многих странах, в том числе в России, экстренно переориентировалась на COVID-19. Многие больницы стоят пустыми и ждут «коронавирусников». Они не принимают плановых пациентов. Стало проблемой сделать серьезные анализы, к примеру, такие как биопсия. Многие пациенты, в том числе те самые старики, о которых якобы заботятся «карантинные диктаторы», находятся в режиме отложенного лечения. Это для многих из них означает опасность и даже угрозу их здоровью и жизни. Аналитики на Западе пишут, что огромный процент скончавшихся там приходится на дома престарелых, при этом есть основания полагать, что умирают они не столько от вируса, сколько от экстремального стресса. Недавние сообщения из Германии и Италии уже упоминали множество таких стариков, которые внезапно скончались без симптомов. Это неизбежное следствие зловещей паники, нагнетаемой СМИ.

Еще одно страшное свойство клинической практики, особенно в странах со слабой системой здравоохранения, — на все болезни пытаются натянуть подозрение на коронавирус, огульно «диагностируют» больных с разной этиологией и этих разных пациентов свозят в один госпиталь, что является грубейшим нарушением норм работы с инфекциями. Об этом в частных беседах и в соцсетях начали говорить медики, но такая ситуация, если она имеет место, попахивает не просто нарушениями, здесь просматривается состав преступления.

Для кого карантин действительно мог бы иметь смысл, так это лица с тяжелыми хроническими диагнозами. Для них COVID-19 выступает чем-то вроде катализатора-ускорителя смертельных болезней, которые тем не менее являются смертельными и без всякого коронавируса. Как правило, такие больные при виде угрозы (скажем, во время сезонной эпидемии гриппа) садятся на карантин добровольно.

— Тогда возникает вопрос: почему политики и правительства практически всех стран так легко поддались паническим настроениям, поверив в самые алармистские версии происходящего?

— Действительно, трудно поверить, что во всем мире нашлось всего три-четыре более-менее адекватных и критически мыслящих правительства: в Швеции, Японии и Беларуси, в меньшей степени в Нидерландах, где не стали вводить слишком строгий карантин.

В любом случае мы имеем дело с сокрытием какой-то правды. Одно из двух: либо это сговор политических лидеров, по какой-то причине взявших под козырек по отношению к глобальной «карантинной диктатуре», либо же лидеры получили некую секретную информацию, которую непозволительно раскрывать во избежание возможной массовой паники. Второе маловероятно, потому что так или иначе утечка за несколько месяцев уже должна была бы произойти, но не случилась. В любом случае не нужно быть конспирологом, чтобы ощутить, что правды нам не говорят и настоящие мотивы введения так называемого локдауна от нас скрывают. Поистине, разве такие беспрецедентные глобальные меры, сопровождающиеся беспрецедентным поведением ФРС США, могут инициироваться на всякий случай, по принципу «как бы чего не вышло»? Конечно же, нет.

Между тем доля летальных исходов COVID-19 даже в США и Италии составляет менее 0,04 процента от общей численности населения и менее 0,2 процента от числа заразившихся.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий