Владимир Лепехин: Русских нужно уничтожать, потому что у них «не те» ценности

Владимир Лепехин

Любимое словосочетание лидера современной Европы — канцлера Германии Ангелы Меркель — «ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ». И это словосочетание она неизменно использует тогда, когда нужно развести кого-либо на принятие нужного ей решения, ибо все кто против позиции Меркель автоматически объявляются противником европейских ценностей. Не больше и не меньше.

Пример, как известно, заразителен. Вот и министр иностранных дел Эстонии Марина Кальюранд заметила на днях, что одной из причин, «по которым ЕС будет и впредь следовать антироссийским курсом, является разница в подходах к вопросу об «основных ценностях». Попросту говоря, геноцид по отношению к русским в Прибалтике и где бы то ни было оправдан, потому что у них «неправильные» ценности.

Замечу, что глава МИД Эстонии при этом смогла назвать лишь одну «ценность», которая, по её мнению, отличает Европу от России. Это «агрессивность» последней. «Учитывая агрессивный характер внешней политики России, Европа будет продолжать придерживаться прежней позиции по отношению к ней», — вынесла приговор Кальюранд.

Логика, как видим, здесь не ночевала. Налицо — диссонанс между тем, что чиновнику хочется сказать, подлинным смыслом произносимого и объективной реальностью.

Не ночевала здесь и аксиология (наука о ценностях), ибо ничего ценностного в высказывании эстонского чиновника нет — одна лишь политическая мифология. К примеру, ведь ничего же не мешает западной Европе сливаться сегодня в экстазе с Турцией (как и США, например, с Саудовской Аравией), современные ценностные приоритеты которой ого-го как далеки от содержания декларируемых западными политиками «европейских ценностей».

Но оставлю в стороне логику, школярство еврочиновников и  сравнительный анализ показателей реальной агрессивности НАТО (в одностороннем порядке расширяющего свое влияние в направлении российских границ) и России, вынужденной в ответ приводить в действие свои оборонные системы. Перейду к главному – к вопросу о том, каковы же на самом деле подлинные ценности современной Западной Европы, в том числе – в сравнении с ценностями российскими.

Вера телевизору как самый простой способ обрести опору

Смею утверждать, что сознание большинства граждан современной России, отказавшейся от «социалистической» идеологии и не прибившейся ни к одной сколько-нибудь надежной доктрине,  куда свободнее (в том смысле, что оно меньше заштамповано) сознания среднестатистического западного человека.

Постсоветский человек в массе своей находится в состоянии затянувшегося и во многом самостоятельного поиска новой мировоззренческой доктрины. В результате же отсутствия в России однозначно привлекательной для большинства граждан идеи (откуда ей взяться, если такой идеи сегодня в РФ нет и у элит) постсоветский человек вынужденно прибивается к одной из четырех социальных групп.

Первая группа (самая большая) граждан предпочитает верить российскому телевизору и, следовательно, доморощенным штампам и довольно топорным, но в целом более или менее правдивым версиям происходящего.

Вторая группа предпочитает не верить российскому телевизору; не доверяя российской власти, она — по тем или иным причинам — предпочитает верить телевизору западному с его изощренной казуистикой и все более агрессивной дезинформацией.

Третья группа граждан-телезрителей не верит никому и, в отсутствие веры, маргинализуется или скатывается в потребительство, превращаясь в банальных дебилов.

Наконец, четвертая группа граждан мечется между множеством телевизоров и с готовностью принимает любую идею, которая кажется им приемлемой в данный момент времени.

Словом, в современной России мы видим мировоззренческий плюрализм в действии, который, с одной стороны, предоставляет гражданам РФ свободу выбора, с другой — не избавляет их от неизбежного погружения в разрушительный хаос многочисленных сверхсубъективных, а потому бессмысленных интерпретаций происходящего.

Иное дело – человек западный, которого лишили свободы выбирать, но убедили в том, что он де свободен как никто другой.

За долгие годы борьбы с «мировым злом» (в чем бы оно не выражалось – в коммунизме или российском «империализме») западного обывателя приучили верить исключительно своим СМИ. Более того, — заставили верить в то, что свои, евроамериканские масс-медиа профессиональнее и правдивее каких-либо других.

Западного человека убедили также в том, что любая информация или позиция, не вписывающиеся в утверждаемую Вашингтоном, Лондоном и Брюсселем картину мира, суть ПРОПАГАНДА.

Замечу, что такие стержневые для западного человека понятия как «свобода», «демократия» или «прогресс»  к настоящему времени настолько затасканы и дискредитированы, что, например, европейцы (как люди, менее зомбированные, чем американцы) начинают переходить на иную, более удобную в процессе манипуляций массами терминологию. Так одной из важнейших категорий мировоззренческо-информационной сферы современной Западной Европы стал упомянутый нами термин «пропаганда».

Сегодня эта категория находится на пике своей актуальности. И не беда, что она давно утратила изначальный смысл, превратившись в штамп и жупел. Важно, что этот штамп функционален, универсален, а потому эффективен с точки зрения достижения целей гибридной войны. Он позволяет маркировать с выгодой для себя все, что угодно, включая императивы Канта или даже апории Зенона. 

Центральной же категорией-идеологемой для западно-европейских полисимейкеров стал симулякр «ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ».

«Западные ценности» – навязываемый миру псевдоидеал

При помощи вброса в мировое информационное пространство понятия «западные ценности» (подразумевается — «ценности цивилизованного мира») Запад невольно избавляется от известной смысловой коллизии. Так, если современная Россия не имеет официальной национальной идеи (более того, на уровне официоза она всячески демонстрирует приверженность либеральной, то есть прозападной идеологии), то как можно вести против неё идеологическую борьбу?

Ну так Запад и не объявляет России войну по идеологическому признаку, как во времена холодной войны. Сегодня он обвиняет РФ в том, что у неё «неправильные ценности». Что как бы и дает Западу моральные и прочие основания для нового наступления на Россию по всем возможным направлениям.

При этом западные идеологи и интеллектуалы, если предложить им расшифровать понятия «американские ценности», «европейские ценности», «западные ценности» и т.п., как правило, назовут с десяток — не более — расхожих штампов, давно утративших изначальный смысл.

При расшифровке, например, термина «европейские ценности» вам назовут, в первую очередь, все ту же «демократию», а помимо неё еще и «свободу перемещения», «сильное гражданское общество», «приоритет права», «политический плюрализм», «систему социальных гарантий» и «толерантность», которые чрезвычайно возбудили, например, свихнувшуюся на «евроинтеграции» Украину, а также миллионы ставших мигрантами граждан прочих отсталых стран.

Разумеется, никто не объясняет украинцам или кому-либо еще разницу между подлинной ценностью и симулякром, между идеалом и реальностью. Напротив, расхождение между словом (например, «демократией») и делом (тотальным подавлением инакомыслия и организацией свержения законных режимов в неугодных странах) стало одной из важнейших технологий, позволяющих Западу расширять пространство своих «ценностей».

Понятно, что симулякр демократии предпочтительнее конкретной резни в какой-нибудь Сирии, а реально действующая система социальных гарантий лучше нарастающего олигархического беспредела на той же Украине. Но Россия ведь — не Украина, и тем более не разоренная Ливия или Сирия, чтобы россияне чохом вознамерились поменять прописку.

Да и телевизор в России работает несравненно лучше, чем на той же Украине. По меньшей мере, он не врет телезрителям в тех объемах, что украинское (и любое другое западное и прозападное) ТВ и объясняет гражданам РФ их кое-какие преимущества.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий