Время суррогата

суррогатная мать

О христианском воспитании и светской болтовне

Ольга Бакушинская журналист

Известный анекдот гласит, что «двойственное чувство» ― это когда твоя теща летит в пропасть на твоем автомобиле. Не всегда. Теща вполне может быть дорогой и любимой.

Сложнее, когда никем не любимые депутаты Госдумы начинают изрекать относительно правильные вещи. Особенно двойственно на душе, когда это делает знаменитая дама Мизулина. В очередной раз она вышла на публику — и публика освистала ее в соцсетях.

Между тем, в ее отрицательном отношении к суррогатному материнству есть много разумного. Действительно: у ребенка, произведенного на свет суррогатным способом, наверняка будут проблемы с идентификацией себя в мире. Как ему понять, кто его мать из этих двух? Все ли продается за деньги и можно ли продавать свою способность вынашивать ребенка?

Читать по теме: РПЦ хочет отказаться от крещения детей суррогатных матерей

Именно во время беременности закладывается связь между матерью и ребенком. Он слышит ее голос, чувствует ее любовь, ее ожидание встречи. Задача суррогатной мамы ― чтобы связь не возникла, эмоции не появились. Ни за что и никогда. С утра была с большим животом, там сидел «чужой», потом наркоз, палата интенсивной терапии; а через пару дней только небольшой шрам и крупная сумма денег напоминают о самом великом чуде на свете, чуде появления нового человека. Как она потом живет? Как может забыть об этом малыше?

Словом, да простят меня современные репродуктивные технологи ― это ужасная и беспардонная торговля, которая выставляет ребенка предметом, а не даром. Но у нас не говорят «обрести», у нас говорят «завести»: «Мы хотим завести ребенка». Очевидно, в одном ряду с тараканами, шкафом-купе и кошкой Мотей. Во многих странах с этим казусом разобрались элегантнее. Если не могут, но хотят иметь детей, их усыновляют. Там, где есть дети, которые не нужны своим биологическим родителям. У нас, кстати, тоже таких было немало. А потом, в результате заботы Государственной Думы, стало еще больше. Когда депутаты год назад приняли решение не отдавать сирот в «логовища разврата», где усыновить больного ребенка считается почетом и радостью.

Но запрещать ли суррогатное материнство, как предлагает знаменитая дама Мизулина? Не уверена. Это как запрет на аборты. Тоже дело гадкое, но простыми решениями его не искоренишь, зато успешно загонишь в криминальную сферу. И совсем плохо, когда очередную волшебную инициативу охотно подхватывает, особо не задумываясь, мощная религиозная институция. Как говорится, куда конь с копытом, туда и рак с клешней.

Митрополит Илларион Алфеев, не последняя фигура в РПЦ, предлагает откладывать крещение «суррогатного» младенца до тех пор, пока родители не покаются — или ребенок не вырастет. Потому как родители ответственны за христианское воспитание ребенка, а какое они могут дать воспитание в вере, если у них такие смутные представления о предмете? Вроде верно, но при внимательном рассмотрении — опять выходит анекдот про тещу.

Я присутствовала на многих обрядах крещения совершенно обычных младенцев. И каждый раз видела одну и ту же забавную сцену. Как только доходит дело до момента, когда родители и крестные должны прочесть Символ Веры, выясняется, что они, само собой, его не знают. Более того, понятия не имеют, что это вообще такое. Нет проблем — атеисты и не обязаны знать краткого перечисления истин, в которые верят христиане. Но зачем атеисты крестят ребенка, и какое христианское воспитание, по мнению митрополита Иллариона, они могут ему дать? Между тем, им в церкви не отказывают — и они уходят с удовлетворением человека, который все сделал правильно. «Ребеночек болеть меньше будет», и вообще ― для наследника все, что положено, по высшему разряду.

В сущности, в России сейчас время суррогата. Суррогатной веры, суррогатной Думы, суррогатной полиции и медицины. Вроде есть, но лучше бы и вовсе не было. Что положено ― упорно не делают, зато постоянно проявляют суррогатное беспокойство о чужой нравственности и чужих детях. Лезут своими кривыми руками или бьют по голове позорными законами — то сирот, то детей в однополых семьях; теперь взволновались о детях Аллы Пугачевой и Максима Галкина.

В стране подобных детей пока даже на один детский сад не наберется, но поболтать о светском гораздо приятнее, чем облегчить участь сотен тысяч тех, кто живет в маргинальных семьях. Ведь алкоголики и наркоманы производят детей в полном соответствии, как изъясняется Мизулина, с «православными духовными ценностями». Никаких технологий, кроме водки. Что не только ценность, но еще и традиция ― две скрепы в одном стакане. Правда, и водка у нас тоже часто суррогатная, но это уже другой разговор.

Источник: Лента.ру

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий