«Встреча тысячелетия» и угроза новой «диомидовщины»

Очень важно, что Папа признал: уния «не является путем к восстановлению единства». Это — серьезный удар по униатам, которые накануне встречи ожидали, что Папа планирует добиться осуждения «агрессии России против незалежной Украины». Конечно, в документе сказано, что коль уния возникла, то пусть она и существует, поскольку отражает реальные настроения в некоторой части христианского мира. Словом, униатам сказали, что вы можете существовать в своем гетто, но признавать вас как нормальное явление не собирается даже Ватикан. Уния определена в совместном заявлении, как «чемодан без ручки», который носить неудобно, но и выбросить Ватикану жалко.

Вообще по ситуации на Украине по всем вопросам принята позиция Русской Православной Церкви. Преодоление раскола среди православных на Украине может произойти только «на основе существующих канонических норм». А это значит, киевским властям, «патриарху» Филарету, украинским автокефалистам в УПЦ МП надо забыть свою мечту «преодолеть раскол в украинском православии путем провозглашения автокефалии». Какая печаль для Патриарха Варфоломея, который долго и не без пользы для себя промышлял на этом поле! Положение на Украине оценивается в документе как «глубокий экономический и гуманитарный кризис», причем, имеющий внутренние причины, а вовсе не результат «агрессии России», — есть от чего огорчиться униатам.

Осуждены «любые формы прозелитизма», — а это то, чего долго добивалась от Ватикана Русская Православная Церковь.

Ситуация на Ближнем Востоке, которой посвящено немало места в заявлении, описывается с позиций России.

Наконец, в документе осуждена «насаждаемая система международных отношений», а это — система насаждаемая американцами, в рамках которой «растущее неравенство в распределении земных благ увеличивает чувство несправедливости». Осуждается также «безудержное потребление, характерное для некоторых наиболее развитых государств», т.е. стран Запада. Нынешний Понтифик, как выходец из Латинской Америки, как известно, пытается разыгрывать карту «левых настроений». Поэтому слова из заявления: «Наш взгляд обращен к людям, находящимся в тяжелом положении, живущим в условиях крайней нужды и бедности в то время, когда материальные богатства человечества растут», следует рассматривать как напоминание, что Россия — тоже страна исторически левых настроений, поэтому мы не уступим Ватикану тут пальму первенства.

Конечно, в совместном заявлении старательно обойдены вопросы, касающиеся наших догматических и канонических расхождений, и при желании это можно интерпретировать как уступку Ватикану (что уже и делается). Но, на мой взгляд, мы должны читать заявление, как церковно-политическую декларацию, не влекущую за собой необходимости менять отношение к католикам, как к отколовшейся от Вселенского Православия части христианского мира. Можно понять ту тревогу, которая возникает у православных по поводу обтекаемых и компромиссных формулировок совместного заявления, на что обратили внимание отец Георгий Максимов и отец Владимир Василик. Но эта тревога обращена скорее в будущее. Вот если на основе «Гаванского заявления» будут предприняты попытки подписать документы, искажающие учение о Церкви, признающие догматические и канонические отступления католиков чем-то несущественным, внедрить практику особых отношений с католиками, как с «церковью-сестрой», тогда с этим необходимо бороться. Но сегодня пока нет никаких оснований поднимать шум.

Полагаю, такие попытки со стороны наших доморощенных филокатоликов, которые, чего греха таить, были и есть в нашей Церкви, последуют. В последние годы филокатолики затихарились. Теперь они, надо ожидать, активизируются, будут делать акцент на совместной борьбе за консервативные ценности в Европе, которая, в их интерпретации, может объединить Православную Церковь с Католической, внедрять в общественное сознание идею, что отпадение католиков от церковной полноты является чем-то неважным, легко преодолимым. Наверняка будет старательно затушевываться тот фундаментальный факт, что католики из-за искажений вероучения фактически отпали от Христианской Церкви, что никаких «церквей-сестер» быть по определению не может.

Однако, я думаю, что, несмотря на активизацию всевозможных филокатоликов в связи со встречей в Гаване, они все-таки не имеют серьезной поддержки внутри нашей Церкви. Идею единства православных и католиков в борьбе за общие нравственные ценности активно тиражируют скорее не очень грамотные и мало церковные журналисты, освещавшие «встречу тысячелетия». Но угроза от них не может представлять серьезной опасности для Церкви. Все верные чада Русской Православной Церкви прекрасно понимают, что нам нужно, конечно, поддержать тех католиков в Европе, которые борются за традиционные ценности, но это не является основанием для преодоления «Великой Схизмы», причины которой имеют глубокие догматические основания.

А вот угроза «новой диомидовщины», попытки организовать раскол справа куда как опаснее и реальнее для Церкви. Всякого рода «ревнители не по разуму» начали закатывать истерику по поводу «предательства Православия» еще после встречи в Шамбези, которая вроде бы должна была снять тревоги по поводу повестки дня Всеправославного Собора. Но не тут-то было. Все-таки прав отец Александр Шумский, который четко определил, что в основе всего лежит вопрос доверия Патриарху и Священноначалию. Если доверия нет, ничто не поможет.

Редакция «Русской народной линии» получила за это время большое количество всякого рода обращений, обличительных комментариев от людей, выступающих в защиту чистоты Православия. С одной стороны, это радует, ибо очевидна тревога и обеспокоенность верующего народа, что свидетельствует о соборном характере нашей Церкви. С другой стороны, поражает доверчивость и мифологизация сознания многих людей, неизъянимая тяга к конспирологическим схемам. В частности, некоторые упрекают Священноначалие, что текст декларации держали втайне, что не вынесли на всенародное обсуждение. Но ведь это не Конституция страны, это Совместное заявление, текст которого, весьма вероятно, изменялся в ходе самой встречи. Где вы видели, чтобы документ, подписываемый после переговоров, предварительно обсуждался общественностью?!

Или вот еще. Некоторые обращают внимание, что встреча Патриарха с Папой состоялась сразу же после посещения России нашим влиятельным деятелем «мировой закулисы» Генри Киссинджером. Такое впечатление, что люди то ли находятся на связи с тайными структурами, а то ли получают информацию от самого сэра Генри. Известно было еще древним: после того, не значит по причине того.

Распространяется на «ревнительских ресурсах» оценка встречи Патриарха с Папой как «негласной унии», поскольку, мол, мы, «подписав соглашение с папой, косвенно признали его главенство над всеми христианами». Какое-то прямо умопомрачение охватило даже серьезных аналитиков. Так, несколько постоянных и авторитетных авторов РНЛ просили обратить мое внимание на такую цитату из одного «ревнительского» документа: «В декларации, которую собираются подписать в Гаване, каким бы ни было ее содержание, будут стоять подписи патриарха РПЦ МП и папы римского, официальный титул которого звучит следующим образом: «епископ Рима, викарий Христа, преемник князя апостолов, верховный первосвященник Вселенской церкви, Великий понтифик, Примас Италии, архиепископ и митрополит Римской провинции, суверен государства-города Ватикан, раб рабов Божьих». Подпись патриарха РПЦ МП будет означать, что он признал официально титул, а значит и статус папы римского как «верховного первосвященника Вселенской церкви» и таким образом свое подчиненное положение как главы РПЦ МП». Как остроумно заметил на это еще один наш постоянный автор: «Полный официальный титул Патриарха Александрийского — Блаженнейший, Божественнейший и Святейший Отец и Пастыреначальник, Папа и Патриарх Великого Града Александрии, Ливии, Пентаполя, Эфиопии, всего Египта и всей Африки, Отец Отцов, Пастырь Пастырей, Архиерей Архиереев, Тринадцатый Апостол и Судия Вселенной. Получается по этой глупой логике, что когда Патриарх Московский подписывает какие-то документы с Патриархом Александрийским, он признает, что тот Судия Вселенной». Тем паче, что под документом, который подписал Патриарх Кирилл в Гаване титул Папы значится: «Епископ Римский, Папа Католической Церкви Франциск».

Цитата, которую я привел, взята из «Обращения к православному народу России, ближнего и дальнего Зарубежья» от некоего анонимного «Православного фронта». В этом обращении, которое, повторю, мне предлагали опубликовать два вполне серьезных постоянных автора РНЛ, как важный документ, с которым они солидарны, ситуация в Церкви описывается во вполне апокалиптических тонах. Например, «последствия экуменической деятельности ряда иерархов Русской Православной Церкви последних десятилетий привели к трагедии», «которая обещает завершиться духовной катастрофой в облике так называемого Всеправославного Собора». А встреча «патриарха РПЦ МП с римским понтификом, по сути, означает официальное признание римо-католической церкви «церковью сестрой», а значит – признание благодати всех ее таинств и направлений псевдодуховной жизни». «Происходит беспрецедентное для России открытое предательство Православной Веры со стороны части правящей иерархии Московского Патриархата. Точка невозврата пройдена. На наших глазах разворачивается мистическая катастрофа, которая приведет к уже непоправимым последствиям в мире, и они однозначно затронут каждого из нас». А в заключение сообщается, что «готовится созыв Православного Народного Собора (Поместного)». Таким образом, некие анонимные «православные фронтовики» призывают готовиться к раскольничьему собору, и это обращение, к сожалению, опубликовано некоторыми православными сайтами.

Словом, после встречи Патриарха с Папой Римским замаячила угроза раскола, как она маячила перед Русской Православной Церковью после выступления бывшего епископа Чукотского Диомида (Дзюбана). Нельзя недооценивать эту истерическую реакцию «ревнителей не по разуму», которые могут соблазнить какую-то часть православного народа. Нам может грозить «новая диомидовщина». Пока, правда, у них нет вожака. Но угроза реальная, страсти зашкаливают.

При этом, как известно, о встрече с Папой было объявлено после Архиерейского Собора, на котором был прославлен в лике Святителя, т.е учителя Церкви, архиепископ Серафим (Соболев), борец против экуменизма, обличитель католичества. Некоторые, правда, увидели в этом некое раздвоение, мол, «левая рука не знает, что делает правая». Я думаю, напротив, это — как раз четкий сигнал Священноначалия, который свидетельствует о единстве мысли и воли и дает ключ к пониманию того, что Русская Православная Церковь не отступит в исповедании истины и именно с позиции уверенности и силы будет говорить с Ватиканом.

Что питает раскольнические настроения, время от времени пробивающиеся на поверхность церковной жизни? Вопрос непростой. Причины надо, наверное, искать в общественном сознании. Одна из них лежит на поверхности, о чем написал в своей статье священник Александр Шумский, — недоверие к власти. Мы видим проявление этой болезни как в отношении к власти церковной, так и в отношении власти светской. Почему-то некоторая часть наших активных братьев по вере убеждена, что Патриарх и архиереи готовы предать Православие, а они, ревнители, должны быть начеку, чтобы предотвратить предательство. А некоторая часть наших патриотически настроенных сограждан примерно то же самое думает о нашем Президенте. Патологическое недоверие к власти — серьезная болезнь общественного (в том числе церковного) сознания. И эту болезнь надо лечить общими усилиями всех трезвомыслящих людей.

Постскриптум: В заключение хочу привести оценку встречи Святейшего Патриарха Кирилла с Папой Франциском такого авторитетного и весьма заинтересованного лица, как лидер униатов Украины архиепископ Святослав (Шевчук). Судите сами, насколько основательнее и точнее его суждения, чем у наших ревнителей. Накануне встречи он заявлял об ожиданиях, что Папа Франциск заставит Патриарха Кирилла признать ответственность за ликвидацию унии в 1946 году, за нынешнюю «агрессию против Украины» и проч. Словом был весь в ожидании добрых новостей для униатов из Гаваны.

А после встречи в интервью официальному сайту УГКЦ уже печалуется: «Из нашего многолетнего опыта можно сказать: когда Ватикан и Москва организуют встречи или подписывают какие-то совместные тексты, то нам нечего ожидать от этого чего-то хорошего».

Шевчук в отличие от наших «ревнителей» заметил, что для Патриарха Кирилла встреча носила чисто политический характер, и он пресек попытки Ватикана перевести ее в сферу «богословского диалога» и «молитвенного общения». Вот цитата Шевчука: «Сразу бросается в глаза, особенно в их комментариях по завершении встречи, то, что они находились совершенно в двух разных измерениях и ставили перед собой разные задачи. Святейший Отец Франциск пережил эту встречу, прежде всего, как духовное событие. Он начал своё слово с того, что мы, католики и православные, разделяем одно и то же Крещение. Встречаясь, он искал Святого Духа и получил Его поддержку. Он подчеркнул, что единство Церквей достигается тогда, когда мы шагаем вместе совместным путём, и хотел, чтобы эта встреча стала его началом. Патриарх Московский сразу дал почувствовать, что ни о Духе, ни о богословии или действительно религиозных вещах речь не идёт. Чистая политика. Никакой совместной молитвы, подчёркнуто официальные фразы о «судьбах мира», и аэропорт как нейтральная, то есть нецерковная, среда. Такое впечатление, что они находились в двух параллельных мирах».

У главы униатов «пункты, касающиеся Украины в целом и УГКЦ в частности, вызвали больше вопросов, чем ответов». Это, по его мнению, вызвано тем, что ОВЦС переиграл Ватикан. «Официально сообщалось, что этот документ – плод труда митрополита Илариона (Алфеева) с православной стороны и кардинала Курта Коха и Папского совета по делам единства между христианами – с католической». А кардинал Кох, по мнению Шевчука, малокомпетентен в составлении «документа, который должен быть не богословским, а, фактически, общественно-политическим». (!) Наши «ревнители» недовольны тем, что «Гаванское заявление» принято без широкого обсуждения, составлялось втайне. О том же печалуется, как ни парадоксально, и лидер униатов: «Кстати, я <...> являюсь официальным членом Папского совета по делам единства между христианами и назначен ещё Папой Бенедиктом. Однако меня никто не просил высказать своего мнения, и, по сути, как это было и раньше, говорили о нас – без нас, не дав нам голоса».

И, наконец, униатская оценка Совместного заявления, подписанного в Гаване: «Бесспорно, этот текст вызвал глубокое разочарование среди многих верующих нашей церкви да и просто неравнодушных граждан Украины. Сегодня многие обращались ко мне по этому поводу и говорили, что чувствуют себя преданными Ватиканом, разочарованным половинчатостью правды в этом документе и даже косвенной поддержкой со стороны Апостольской Столицы агрессии России против Украины».

 

Анатолий Степанов, гл. редактор Русской народной линии

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий