Андрей Кураев: «В церкви нет разведки и контрразведки»

Андрей Кураев, протодиакон Русской православной церкви, о страхе Божьем, мигрантах, современном анонимном обществе и том, откуда возникает негатив вокруг церкви.

о. Андрей Кураев

— Андрей Вячеславович, в России любят говорить о проблемах: тотальная коррупция, отсутствие независимых институтов власти и пр. и пр. и пр. Но может главная проблема все-таки — тотальное неверие: власть не верит своим гражданам, граждане не верят власти, бизнесмены не верят чиновникам…

— Признаюсь, в начале 90-х годов у меня была аллергия к расхожим фразам православных публицистов -  и в рясах и без ряс — со слоганом «только православие спасет Россию, без православия России гибель». Но вот спустя десятилетие я начал понимать правду этих слов, по крайней мере механизм, логику развития той ситуации, от которой они предостерегают.

Дело в том, что пока нашему обществу не получается положить пределов собственной коррупции. Коррупция, напомню, означает разложение, тление, ржавчина... Умножение числа следственных комитетов и счетных палат помогает мало. Известно, что лучше не наказывать за уже совершенное преступление, а  воспитывать так, чтобы преступление совершать даже  и не хотелось...

И вот тут-то нам не обойтись без лермонтовского: «есть Божий суд, наперсники разврата!» Кстати,  если в древнерусской литературе говорится, что князь такой-то зело бесстрашен — это далеко не всегда комплимент. Порой это означает, что этот человек способен на все, так как у него нет страха Божия.

И я боюсь, что сегодня мы видим слишком много количество предпринимателей и чиновников, которые действуют без оглядки на Божий суд, решают чисто корыстные свои маленькие проблемы и делают сами себе большие и малые гешефты, не задумываясь, что потом будет со страной. Прежде всего речь идет об отношении к природным ресурсам и к проблемах миграции.

К примеру рядом со мной находится магазин «Перекресток», я в него хожу многие годы и вижу эволюцию этого рабочего коллектива. Поначалу в зале появились молчаливые уборщицы вьетнамской или корейской наружности, непонимающие по-русски. Потом появились такие же раскладчицы товаров на полки, теперь уже и кассиры и продавцы, с которыми действительно проблема объясняться по-русски. Но меня волнует не проблема коммуникации. Я понимаю, что владельцы компании минимизируют свои расходы на заработную плату, и поэтому приглашают гастарбайтеров. Понятно, у них дополнительная прибыль, ну а что нам с этим делать? С этими тысячами и тысячами рабочих рук, которых позвали сюда, по сути вытеснив местных. Сначала ведь там работали русские женщины, москвички, теперь для них работы нет, надлежащих рабочих условий для них не создают. Приходится их замещать мигрантами, но потребность в мигрантах создана совершенно искусственно, потому что кто-то хочет слишком много кушать, кому-то нужна сверхприбыль, а не потому, что русские женщины жаднные, нечистоплотные или ленивые.

— Работодатели действительно часто говорят, что местных сотрудников не найти: они либо пьяницы, либо работают плохо, либо и то и другое…

— Я бы очень советовал провести серьезное социологическое исследование. Неоднократно мелькали сюжеты, как в том или ином маленьком городке освобождались от мигрантов и русские с радостью подметали сами свои собственные улицы. На самом деле всем известно другое — что гастарбайтеры просто удобны тем, что с ними легко творить беззаконие, легко уплатить им фиктивную зарплату, радует их полное бесправие. Так что проблема не в том, чтобы найти русских на объявленную зарплату, а в том, что эту объявленную зарплату кому то хочется украсть. Так что не надо оскорблять простых людей такого рода оценками. Надо просто обратить внимание на неумеренность чьих-то аппетитов.

— В Петербурге на этой неделе — крестный ход по Невскому, посвященный перенесению мощей Александра Невского. Праздник. Но что еще про это говорили: перекрытие Невского проспекта, , тендер, который проводил Смольный по выбору подрядчика, наконец на Лавре появится колокол с именем руководителя компании, к которой проявляли интерес следственные органы, из-за завышения отпускных цен на 400 млн. В итоге, с одной стороны праздник, а с другой стороны – негативный фон. Это привлекает людей к вере или напротив отвращает от нее?

— Для того, чтобы негатив отвращал, нужно постараться разнести это дерьмо везде и всюду. По секрету скажу, что в церкви нет своей разведки и контрразведки. Мы не можем собирать досье на всех предпринимателей России, все сплетни о них, все документы и делать отсюда выводы: вот с этим человеком можно сотрудничать, а вот с этим нет. То есть или мы занимаемся нашим делом: молитвой и помощью конкретным людям, которые об этом просят, или же мы следим за всеми и контролируем всю жизнь общества, потому что у кого информация, у того контроль и власть. Тогда у нас, может быть, и в самом деле окажутся очень рукопожатные партнеры по тем или иным проектам. Но отчего-то я думаю, что никто из нас не хотел бы, чтобы церковь превращали в такого рода центральную информационную контору.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий