Благовест Параскевы

Такой обет бабушка Параскева взяла после тяжелой травмы.
Ольга Глазунова (Липецк)
84-летняя жительница липецкого села каждый день звонит в колокола

Встань и иди 

— Случилось это года три назад, — рассказывает Прасковья Павловна. — Я сломала ногу — полезла на чердак и сорвалась с лестницы. Конец октября был, холодно уже, лежу одна и ни до кого докричаться не могу. Часа два, наверное, лежала, замерзать начала. И тут приехала племянница, она и вызвала врачей.

«Скорая» приехала на удивление быстро. Прасковью Павловну отправили в райцентр в больницу. Врачи растерялись. С одной стороны надо было делать операцию, с другой опасались, ведь годы-то большие.

— Врач так и сказал: «Что же с вами делать, бабушка», — вспоминает Прасковья Павловна. — А я ему: «Делайте, что хотите, нету мочи боль терпеть». Очнулась уже на вытяжке. Думала, больше не встану. В больнице меня навещал наш прежний батюшка отец Димитрий, говорил «Молись!». Вот тогда я и взяла оброк — если поправлюсь, буду ходить в храм колоколить, насколько хватит сил.

И теперь Прасковья Андросова каждый день поднимается на колокольню Ильинского храма в Панино.

Перелом не прошел для пожилой женщины бесследно. Сломанная нога стала на несколько сантиметров короче другой. Чтобы как-то приспособиться, бабушка Праскева подкладывает под пятку шайбу. И все равно по дому и селу ходит прихрамывая. Но только не в храме.

— В церковь иду с костылем, а лезу колоколить — костыль не нужен, — говорит Прасковья Павловна. — И по храму хожу, про него забыв. А когда провожали икону Святого Луки Целителя, три раза взбиралась на колокольню. В третий раз боялась, что не справлюсь. Да и батюшка разрешил мне найти замену. Но потом подумала: ведь я уже привыкла, все знаю, и так, как я, никто не отколоколит. И Господь мне помог! Ох и служба у нас тогда была! Настолько торжественная, что даже приезжали в Панино и из соседних сел, и из Тамбовской области.

Ничего особенного

— Судьба у меня самая обычная, — говорит Прасковья Павловна. — Родилась здесь, в Панино, в том же доме, где и сейчас живу. Всю жизнь работала в нашем колхозе, и вот к 84-м годам осталась одна. И помогаю той церкви, в которой меня же и крестили.

Церковь Святого Пророка Илии в селе Панино была построена на средства прихожан в 1858 году. Это один из немногих храмов, который устоял во время гонений на церковь в советские годы. Лишь во время Великой Отечественной здание использовали не по назначению — здесь хранили зерно и солили рыбу.

— А сразу после войны жители села начали хлопотать, чтобы вновь открыли наш храм, — вспоминает Прасковья Павловна. — Помню, как и мы подростками ходили его приводить в порядок.

А помогать в храме я начала с 2000 года. С тех пор как похоронила сына и осталась одна. Прежний наш батюшка Дмитрий предложил мне работу — просвирки печь. А потом оказалось, что некому было колоколить.

В звоннице Ильинского храма семь колоколов: один большой, два средних и четыре малых

Азам мастерства Параскеву обучила односельчанка. Правда, тогда звонница состояла всего из трех колоколов. До остального Прасковья Павловна доходила сама. Однажды приехал к ним в село профессиональный звонарь из соседнего села. Женщины к нему — поделись мастерством. Но как оказалось, они уже всему сами научились!

Молодым не угнаться

... 37-метровая колокольня величественно возвышается над Паниным. Прасковья Павловна отпирает дверь, оставляет у входа костыль и начинает проворно взбираться по ступенькам. Добравшись до первого пролета, пропускает меня вперед, а сама на минутку останавливается отдышаться. Осторожно продолжаю путь наверх. Каменную лестницу сменяют деревянные. Порожки крутые, тут и молодой может соскользнуть вниз. Попутно отсчитываю ступеньки: сорок, пятьдесят...

— Всего шестьдесят четыре, — говорит Прасковья Павловна. Она уже догнала меня, и по-хозяйски обходит звонницу.

Всего в звоннице Ильинского храма семь колоколов: один большой — «благовестник», два средних и четыре малых «зазвонных». Осторожно потянула веревку самого большого.

— Ну, дюжее, — говорит Прасковья Павловна. Берет веревки в свои руки — и льется чудный перезвон. За дело берется и ее помощница Анна Латкина. Из рук женщин выходит та мелодия, которая уже столько веков исцеляет страждущих и вселяет в людей веру.

Анна Григорьевна перенимает мастерство звонаря от Прасковьи Павловны.

— Одной тяжело во все семь колоколов бить, — поясняет Анна Григорьевна. — Но Параскева меня хорошо всему научила. На посту бьем в три колокола. Во время праздничных служб во все семь. Есть отдельный перезвон для крестного хода. Может, потом свое мастерство и родным передам.

Секреты долголетия

Есть такое поверье, что звонари живут долго и мало болеют. Вот и глядя на Прасковью Павловну, лишний раз убеждаешься в этом. Несмотря на то, что к своим 84 годам женщина осталась совсем одна, она и по дому сама управляется, и другим помогает.

— А вам-то кто помогает? — спрашиваю.

— А что мне помогать? Газ, вода в доме, сама пока со всем могу справиться, — отвечает она. — Но мне грех жаловаться. Наш новый батюшка Олег часто меня навещает, и племянники не забывают, и хожалка у меня есть.

Такие, как Прасковья Павловна, на жизнь никогда не жалуются. На все смотрит с оптимизмом. Быть может, в этом еще один секрет ее долголетия.

Но сама Прасковья Павловна главное видит в другом:

— Дюже Господь мне помогает! Потому я и не могу бросить колоколить.

Звон исцеляет

Первые колокола появились более 4 000 лет назад в Китае. Там же впервые из нескольких десятков колоколов был создан музыкальный инструмент. Большинство древних религий придерживалось мнения, что с помощью звона колокола (колокольчиков) можно избавиться от нечистой силы. С помощью звона колоколов, а также бубна, котлов и другой «звенящей» утвари защищались от непогоды, хищного зверья, грызунов, змей, изгоняли болезни. На Руси колокольчики как оберег от всех напастей в обязательном порядке вешали на шею «кормилицы» семьи — коровы, были они непременным атрибутом и лошадиной сбруи. Их также вешали на шею приговоренным к казни преступникам и прокаженным, чтобы те не накликали беды окружающим.

В церкви колокола стали использовать с конца V века. Сначала в Западной Европе. В русских летописях первые упоминания о колоколах датированы 988 годом. На Руси с помощью колоколов лечили от бесноватости, головной боли и прочих психических недугов пьянства. Считалось, что если во время звона стать под большим колоколом, можно избавиться от глухоты. В то же время существует поверье: если колокольный звон не радует человека, значит, у него в душе не все в порядке.

Источник: «Российская газета»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий