Где и в чем главная опасность?

III

Комментарий к 28 правилу IV Вселенского Собора

Перевод с греческого из греческой Кормчей «Пидалион» Агапия иеромонаха и Никодима монаха (Святогорца), изд. 4-е, Афины, 1886 г., стр. 173.

«Пять главных причин, по которым был издан настоящий канон, три из них косвенные, а две прямые и близкие.

1. Так как 34 правило Апостолов повелевает, что епископом всякого народа знати первого в них и признавати его яко главу, и так как шестое и седьмое правила Первого Вселенского Собора подчинили некоторые диоцезы Римскому (епископу), другие Александрийскому, иные Антиохийскому и ины Иерусалимскому, следовательно, нужно было, чтобы и автокефальные диоцезы Азии, Понта и Фракии имели первым и Главою Константинопольского (епископа) и подчинялись ему и от него принимали хиротонию, потому что он был ближайшим (соседом), и особенно потому, что такой обычай установился от начала, т. к. Константинопольские Патриархи рукоположили из них многих Митрополитов. Иоанн Златоуст рукоположил Ираклида Ефесского и, посетив Ефес и возвращаясь в Константинополь, низложил 13 епископов. И Анкирский (епископ), и Мемнон Ефесский (принявший славное участие на III Вселенском Соборе), были рукоположены Константинопольским; отсюда выявляется правильность того, что мы сказали выше, как решение недоумения, в примечании к 9-му канону. Итак видно, что Митрополитов тех диоцезов (правило) подчиняет суду Константинопольского Патриарха.

2. Так как II Собор (Вселенский) в своем третьем правиле отдал старейшинство (преимущество) чести Константинопольскому, последовательным было отдать ему и старейшинство власти.

3. Следовало принять преимущества власти Константинопольскому, потому что разные Патриархи и архиереи приезжали к царю со своими просьбами о нуждах и нужно было, чтобы предварительно они посетила Константинопольского, ища у него содействия и помощи и через него являлись к царю, как установил это Юстиниан, утверждая древний обычай. Поэтому и в 1-м деянии IV Собора Нунехий Лаодикийский сказал, когда наместники (топотиритэ — местоблюстители) Римского раздражились преимуществами Константинопольского: «Слава Константинополя есть наша слава, так как он воспринял на себя и заботу о нас».

4. Должен был принять преимущество власти Константинопольский в вышеназванных трех диоцезах, потому что, как видно из 13 деяния IV Собора, многие скандалы (соблазны) произошли во Ефесе по случаю незаконных хиротоний Стефана и Вассиана, а также и в Азии и в Понте и во Фракии случалось подобное, где, по кончине епископов, при выборах и при хиротониях происходили многие беспорядки, так что оставались без управления, что видно из письма того же IV Собора ко Льву. И между Евномием Никомидийским и Анастасием Никейским были большие споры из-за Василинупольской епископии.

5. И последняя, потому что Диоскор на разбойничьем Ефесском Соборе Константинопольского Флавиана поставил не первым, а пятым, противно канонам, что осудили Лев Римский и его легаты на этом четвертом Соборе и за что они и порицали его.

Итак, по всем этим причинам, Собор настоящим каноном, возобновляя третье (правило) II Собора, дал Константинопольскому привилегию чести равную Римскому, т. е. Патриаршеское достоинство (сан) и равные Римскому привилегии власти относительно Митрополитов трех вышеназванных диоцезов и право хиротоний для них, как находящихся в периферии Константинополя. Подобно тому, как Римский имеет преимущество чести и власти, иными словами, Патриаршеское достоинство и управление в своей западной территории, так и Константинопольский имеет то же преимущество, т. е. Патриаршеское достоинство (сан) и власть над вышеназванными Митрополитами, как принадлежащими к его области (энории). Таково положение вещей в Церкви, о котором говорит данный канон, что насколько возвеличивается Римский, настолько возвеличивается и Константинопольский без какого-либо различия, за исключением одного, а именно, что Римский стоит первым по рангу, а Константинопольский — вторым.

Эти привилегии Константинопольского не только Отцы этого Собора подтвердили и санкционировали, но и весь Правительственный Сенат, хотя папские легаты, порицавшие сначала Диоскора, видя, как расширяются пределы Константинополя, в своем сопротивлении доходили почти до обморока, так что лгут поклонники папы, когда говорят, что первенство и старейшинство Римского и возвеличение его в церковных делах свидетельствуют об его особом преимуществе власти во всей Церкви, так сказать монархическом и непогрешимом достоинстве. Если бы что-либо подобное было, должен был бы иметь то же самое и Константинопольский, так как по канонам Константинопольский имеет совершенно равную и неизменную меру чести, власти и величия с Римским, но сего Константинопольский не получал по канонам никогд а, следовательно не получил их и Римский. Но и преимущества Римского не являются данными Сильвестру Римскому якобы указом Великого Константина, как они (папопоклонники) говорят, а именно, чтобы он имел знаки царского величия подобно царю, чтобы носил на главе вместо венца блестящий лорум, чтобы носил царский омофор и порфирную хламиду (мантию) и красный хитон, чтобы имел лошадь по-царски, убранную со всеми царственными знаками, чтобы сам царь, как стратор (придворный конюх) держал узду его лошади, чтобы возвеличивался клир его церкви, подобно Сенату как в одежде, так и в обуви, и в отношении лошадей для поездок. Этот внешний блеск и помпа не суть канонами данные Римскому преимущества и достоинства, во-первых, потому, что если бы были они даны (Римскому), то должны были бы быть даны в равной мере и Константинопольскому, и во-вторых, потому что 16 правило VII и 27-е VI (Соборов) считают блестящие и пышные одежды и всякую изнеженность и украшения тела чуждыми и священного клира и священного чина и потому что дымное надмение мира должно быть далеко от священников Бога, согласно посланию Карфагенского Собора папе Целестину. К тому же 83 апостольское правило низлагает тех, которые хотят иметь Римское начальство и священническую должность. Да и Господь в Евангелии повелевает храниться от тех, которые хотят ходить в пышных одеждах и потому фальшивым и выдуманным признается суетный легендарный указ (Константина). Но если бы мы предположили, что он есть подлинный, то и тогда, как очевидно, противный канонам, является не имеющим силы и значения, так как противные канонам указы недействительны, как мы о том сказали в начале книги.

Итак, как мы сказали, преимущества и первенство Рима состоят в том, что он имеет власть над всеми епископами и Митрополитами в Римском диоцезе, так что он рукополагает их совместно с другими епископами диоцеза и является первым в порядке прочих Патриархов. Привилегии же эти он получил не потому, что Рим —кафедра Петра, не потому, что Римский есть викарий Христа, как суесловят паписты, но потому, что Рим был почтен царством. Так говорит (настоящий) канон: «Престолу Ветхого Рима отцы прилично дали преимущества: поелику то был царствующий град», а затем в силу существовавшего давнего обычая; так как Рим был столицею, его епископу приличествовало первенство, и уже затем, так как каноны дали ему такую привилегию, такая же привилегия была дана и Константинопольскому, так как и Константинополь — Новый Рим, стал царствующим градом, образовался давний обычай, чтобы он рукополагал в Азии, Понте и Фракии епископов и в силу этого обычая были составлены каноны и закреплен старый обычай.

Заметим, что вместе с этими привилегиями, разными Римским, которые получил Константинопольский, получил он еще и два титула, отличающие его от прочих Патриархов, а именно Всесвятейший и Вселенский.

Титул Всесвятейший впервые был употреблен Макарием Антийохийским по отношению к Константинопольскому Сергию и Петру на VI Соборе (Вселенском) в VII веке, а Вселенский первыми употребили клирики Антиохийского (Патриарха) и в Византии православные по отношению к Константинопольскому епископу Иоанну Каппадокийскому при Иустине Фракийце в VI веке. Сказал же я, что в отличие (от прочих) Константинопольский так называется потому, что, хотя и Римский многими был именован Всесвятейшим, и Александрийский, и Антиохийский, и Иерусалимский и вообще все сии Патриархи от разных (лиц) в различные времена именовались Всесвятейшими, но при всем том победил обычай титул этот давать исключительно Константинопольскому. Также некоторыми и Римский был назван Вселенским, но редко, а Константинопольский, с тех пор, как был назван Вселенским, не переставал так именоваться, откуда после Каппадокийского (Иоанна) Константинопольский Епифаний, и Анфим, и Мина, и Евтихий Юстинианом в Новеллах и Эдиктах Вселенскими названы, так что на VII Соборе Петр, легат папы, назвал Тарасия Вселенским.

Посему божественный Иоанн Постник при Маврикии, следуя таковому постоянству употребления этого титула со стороны других по отношению к Константинопольскому, первый подписался Вселенский. Всесвятейший значит Всегда Святейший, как писали и Тарасий и Фотий Андриану и Николаю Римским: «Всегда Святейшему брату и сослужителю Андриану (или Николаю) папе Римскому».

Вселенский может пониматься двояко: или просто понимается как епископ некий, имеющий особую монархическую власть во всей Церкви, или же, что они имеет большую область (часть) вселенной. Как и цари многие, хотя не были господами всей вселенной, именуются однако владыками вселенной, как Евагрий назвал Зинона, потому что он властвует над значительной частью вселенной.

Итак в первом смысле Константинопольский никогда не называется Вселенским, ни Римский, ни иной кто-либо, а только Единый Христос, всей вселенной истинный Патриарх, Которому дана вся власть на небе и на земле. Во втором же смысле именуется потому, что значительную часть вселенной имеет под своей властью, а также за ревнование и заботу о хранении веры и соборных и отеческих преданий не только в своем диоцезе, но и в других.

Такая двусмысленность именования была причиной многих столкновений между Константинопольским Иоанном Постником и Римскими папами Пелагием и Григорием Двоесловом. Они, понимая (титул) Вселенский в первом смысле, называли его (титул) богохульным, диавольским и многими другими подобными именами и писали, что, кто хочет называться Вселенским, есть предтеча антихриста (письмо Григория к Маврикию), и в этом они были правы. Иоанн же Постник и император Маврикий и последующие Патриархи и цари титул этот понимали во втором смысле, и потому не волновались, и в этом отношении были правы также и они. Посему и Собор в Святой Софии (879) при Василии Македонском и Патриархе Фотии ясно говорит, что не является антихристом именуемый вселенским, как управляющий значительною частью вселенной.

К тому же оба эти титула (Вселенский и Всесвятейший) не Соборами или Отцами были даны Константинопольскому, а путем обычая.

Комментарий (примечание) этот собран из разных источников, главным же образом из Десятикнижия Досифея, Патриарха Иерусалимского.

 

Проф. С. Троицкий

№12 декабрь 1947

Русская Православная Церковь

Журнал Московской Патриархии

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий