Иерархия ценностей

Священник Павел Адельгейм

священник Павел Адельгейм

Плутарх видел много городов и народов, их странные обычаи, но никогда не встречал народа без понятия о поклонении Божеству. Среди представлений о Боге, общим было понятие о Существе, которое выше человека. Одни религии имели понятие о Боге и требовали нравственного подвига, другие ограничивались ритуалом.

Иудейская вера имела Откровение, вероучение, этику, храм и ритуал, структуру управления: архиереев, священников, синедрион. Те же элементы восприняло христианство. Первоначальным акцентом был нравственный: «Святы будьте, как Я свят» — говорит Бог Ветхого Завета. «Будьте совершенны, как Отец ваш небесный» — заповедал Христос. Наибольшей заповедью в Законе Христос называет любовь к Богу и ближнему. Богословие, великолепные храмы, пышный ритуал и структура управления развились постепенно.

Господь высоко оценивает подвиг апостолов, посылая проповедовать Евангелие Царства: «Вы — соль земли, вы свет миру».
Христос послал их служить верующим, как Ему Самому и заповедал выразить любовь к Нему через заботу об «овцах»: «Если любишь Меня — паси овец Моих». Церковь осуществляет родовые связи, как организм Христовой жизни: «я родил вас во Христе»- пишет христианам апостол Павел. «Спасение» в Церкви понимается как пребывание в «стаде Христовом». Образ «овец», за которых «Пастух» или «Спаситель» отдаёт жизнь, проходит через весь Новый Завет.

Апостолы собирают верных в «единое стадо Единого Пастыря».

Древняя церковь видела в епископе, возглавлявшем общину, не чиновника, а носителя нравственной чистоты, веры и преданности Богу: «Верно слово: если кто епископства желает, доброго дела желает. Но епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителен, не пьяница, не бийца, не сварлив, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив, хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией? Не из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом. Надлежит ему также иметь доброе свидетельство от внешних, чтобы не впасть в нарекание и сеть диавольскую»(1Тим.3,1-7). Почему современный епископ не похож на этот образ?

Апостол Павел призывает: «подобны мне бывайте, как я Христу». Церковь ожидала уподобления в первую очередь от епископа: «Таков должен быть у нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес, Который не имеет нужды ежедневно, как те первосвященники, приносить жертвы сперва за свои грехи, потом за грехи народа, ибо Он совершил это однажды, принеся в жертву Себя Самого. Ибо закон поставляет первосвященниками человеков, имеющих немощи; а слово клятвенное, после закона, поставило Сына, на веки совершенного» (Евр.7,26-28). Этим требованиям отвечают богослужебные тексты, прославляя святителей.«Правило веры и образ кротости, воздержания учителя, яви тя стаду твоему, яже вещей истина. Сего ради стяжал смирением высокая, нищетою богатая».

Эпоха Вселенских соборов не отменила нравственных требований. Она лишь переместила акцент на исповедание веры. Необходимо знать и правильно понимать догматы. Шла борьба за чистоту вероучения. Догматы стали ценностью, за которую страдали и умирали. Богословие стало главным содержанием церковной жизни. Оно не оторвалось от созерцания и аскетики, но акцент пал на богословие.

Закат Византии и Российское Православие приняли сложившуюся традицию, дабы сохранить. Акцент сместился к точному соблюдению ритуала: строительству храмов, исполнению богослужебного устава, Вселенских канонов, вычитыванию молитвенных правил, хранению богослужебного языка. Буквализм охранял дух православия. Иногда буквализм ведёт к обратным результатам, о которых предупреждал апостол: «они сохранили образ благочестия и отверглись его силы».

В 1927 г митрополит Сергий акцентировал главной ценностью православия хранение структуры церковного управления, усмотрев в ней принцип единства церкви. Этика, богословие и ритуал не были забыты, но заняли второстепенное место. Отступление от них допускалось ради сохранения главной ценности.

С начала 21 века в церковной жизни главными ценностями становятся единство церковного управления, имущество и ритуал. Святость и умозрение, аскетизм и мученичество всё дальше отходят в предание, как прекрасная мечта, которой нет места в современной практике, где кипят политика, коммерция, карьера, имидж и комфорт. Нет, никто не отверг ценность христианской нравственности и веры. Мудрые вожди церкви с недоумением смотрят на приносящих личное благополучие в жертву вере и святости, как на ископаемых, чудом уцелевших в нашу прагматичную и циничную эпоху.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий