Иеромонах Савва (Янич). Вероотступничество

Вероотступничество. Иеромонах Савва (Янич)

Что делать?

    Этот вопрос сегодня встает перед многими православными христианами, которые сталкиваются со все большим распространением идей экуменизма на различных уровнях.

Многочисленные события новейшей истории ясно свидетельствуют о том, что идет ускоренная работа по созданию анти-церкви, по переработке Христианства, реинтерпретации догматов, церковной истории, секуляризации и модернизации духовной жизни. Мы живем в период, во многом куда более опасный, нежели времена свт. Марка Ефесского или же времена арианской, монофизитской и монофелитской ересей. В то время как наши предки сталкивались только с одной какой-то ересью, угрожавшей Церкви, сегодня же из экуменического «пакета», как из зловещего сосуда Пандоры, появляются сотни ересей. Нам известно, что до сих пор Церковь выходила победительницей из борьбы с разного рода опасностью. Так, например, после неудачной Флорентийской унии Православие переживало настоящий духовный ренессанс, коснувшийся практически всех сфер духовной жизни. А сейчас всерьез встает вопрос о том, что, возможно, не за горами то время, когда Церковь сможет существовать только в катакомбах и в пустыне, где она и встретит Христа, – там, откуда начала свой исторический путь.

В настоящий момент существует два возможных варианта реакции православных христиан на ересь экуменизма. Первый – это борьба против экуменизма в канонических рамках поместных православных церквей. Второй же вариант связан с выходом за эти рамки и разрывом всех официальных отношений с церквами, главы которых активно участвуют в экуменическом движении. Те, кто избирает первый способ, верят в то, что еще возможно восстановить святоотеческий курс в Православии в целом и победить ересь экуменизма, они считают, что еще не исчерпаны все возможности борьбы в существующих границах, что не следует ранить новыми расколами и без того страдающее тело Православной Церкви. С другой стороны, те, которые отошли от официальной церковной организации, стоят на позиции, которую можно было бы определить как «экклезиология сопротивления». О чем на самом деле здесь идет речь?

По сути дела, понятия сопротивления и разделения в церковном обиходе имеют негативную окраску, поскольку качествами Церкви являются любовь, мир и согласие. Поэтому всякий раздел и раскол, вызванный личными или далекими от истинно церковных целями, никак не оправдан и считается идущим против Христа. Однако в истории мы можем наблюдать сколько угодно случаев, когда на Церковь нападали «волки в овечьих шкурах», т.е. еретики, а среди них были и имеющие высокий церковный сан, и тогда священство и народ отходили от них, прекращая с ними всякое общение. В связи с этим важно напомнить, что говорит 15 канон Перво-Второго Константинопольского собора IX века: «...Потому пресвитер или епископ или митрополит, который решится прекратить общение со своим патриархом и перестанет поминать его имя, как это положено, во время божественной литургии прежде принятия соборного решения и окончательного осуждения его, произведет тем самым раскол, а значит Священный Собор наказывает такового устранить от всякой священнической деятельности, но только в том случае, если найдутся явные доказательства его беззаконного поступка. Впрочем, все это касается тех, кто только под предлогом каких-то нарушений отступает от своего начальства, а на самом деле производит раскол и разрушает единство Церкви. Те же, кто отделяется от общения с епископом по причине какой-либо ереси, осужденной священными соборами или святыми Отцами, то есть когда он [епископ] явно проповедует ересь и открыто в храме учит ей, те не только не подлежат никакому наказанию по закону за то, что прежде соборного разбирательства отошли от такого епископа, но и напротив, будут заслуживать чести, которая православным надлежит. Ибо не епископов они осудят, но так называемых епископов и так называемых учителей, и не расколом разрушили единство Церкви, а наоборот поспешили избавить Церковь от расколов и разделений».

Из приведенной цитаты ясно, что христиане обязаны безоговорочно слушаться своих пастырей, даже в случаях каких-то погрешностей или ошибок, которые они подозревают, и дожидаться решения соборов. Разрешено не дожидаться решения собора и нарушить послушание только в случае открытого проповедования ереси, поскольку, проповедуя ересь, пастырь перестает быть истинным епископом и пастырем. Апостол Павел учит нас послушанию своим духовным руководителям: «Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр. 13, 7); «Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет» (Евр. 13, 17). Но если учителя наши нехороши, что нам делать? Святитель Иоанн Златоуст отвечает: «В каком смысле? Если в вопросах веры, бегите от него и отстранитесь от него не только если это человек, но даже ангел, явившийся вам с неба» [1]. Тому же учит нас и Священное Писание: «Но если бы даже мы, или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема, как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема. У людей ли я ныне ищу благоволения или у Бога? Людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Гал. 1, 8-10).

Многие экуменисты категорически отрицают то, что они проповедуют иную веру, более того, они открыто утверждают, будто бы именно им принадлежит правильное толкование Христова учения. Посмотрим, что говорит по этому поводу прп. Феодор Студит в одном из своих писем: «Мы православные во всех смыслах, отвергаем любую ересь и принимаем любой собор, вселенский или поместный, который является общепризнанным. Но мы также твердо придерживаемся священных и канонических правил, которые на них приняты. Ибо невозможно полностью изучить слово истины, если думать, что обладаешь истинной верой, но при этом не руководствуешься божественными канонами» [2]. Разве возможно быть православным, но при этом мимоходом попирать священные каноны?

    Разве возможно считать себя православным христианином и наследником Святых Отцов, а самому поступать вовсе не так, как поступали Святые Отцы, мученики и исповедники?

Пример прп. Феодора Студита весьма показателен для нашего времени, как, впрочем, и примеры свт. Афанасия Великого на Первом Вселенском Соборе и прп. Максима Исповедника на Шестом. Св. Феодор видел в иконоборчестве не только борьбу против икон, но и ересь, которая была много шире этого. Еретики пытались провести широкую церковную реформу, которая должна была постепенно свести на нет молитвенное почитание угодников Божиих, их святых мощей, даже Пресвятой Богородицы. В соответствии с этой реформой литургия сокращалась, посты и праздники отменялись, монастырские уставы либерализовывались, монастырское имущество конфисковывалось, значительно сокращалось число священников и монахов, а епископы должны были быть избираемы только по благословению царского совета. Речь идет о своего рода восточной Реформации [3], которая вместе с тем весьма напоминает и католическое «aggiornamento».

Однако вернемся к экклезиологической позиции «православного сопротивления». Ее отправной точкой является убеждение в том, что церковные общины, участвующие в экуменическом движении, являются больной тканью Церкви Христовой. Такая позиция отлична от радикальной экклезилогической позиций отдельных экстремистских группировок, которые доходят до того, что отрицают наличие благодати в таких церквах [4], что на самом деле еще более опасно, нежели экуменизм, и является его крайней противоположностью.

Итак, каково же на сегодняшний день отношение к тем церковным общинам, которые противостоят экуменизму? Оно самое различное. Взять к примеру Русскую зарубежную Церковь. С одной стороны, официальная Москва никогда не лишала сана и не предавала анафеме иерархию РПЦЗ (ничего подобного не было и с противоположной стороны), Сербская Церковь имеет с иерархами РПЦЗ неофициальное общение, а также традиционно крепкие духовные связи. Константинополь в этом вопросе настроен весьма воинственно. Уже много времени константинопольские иерархи борются за достижение консенсуса по вопросу РПЦЗ с тем, чтобы официально провозгласить ее раскольнической организацией [5]. Такая непримиримая позиция отчасти спровоцирована рукоположением нескольких епископов-старостильников в Греции Русской зарубежной Церковью, что фактически дало возможность этому движению выжить. Кроме того, РПЦЗ предоставляла убежище многим противникам экуменического курса Константинополя, разбросанным по всему миру. Серьезные проблемы возникают также в связи с тем, что в настоящее время РПЦЗ формирует свои епархии и на территории России. Иерархи РПЦЗ объясняют это необходимостью установить контакт с отдельными приходами и священниками, которые проявляют видимое недовольство нежеланием Москвы решительно отринуть свое сергианское прошлое, признать истину о страданиях Русской Церкви и порвать с экуменическим движением. Московская патриархия обвиняет РПЦЗ в фанатизме, распространении раскольнических настроений в среде русского народа и лишает ее права становиться судьей в этих вопросах, поскольку сама РПЦЗ не прошла через эти страдания. Что же касается вопроса приверженности старому календарю в Греции, Румынии и Болгарии, некоторые поместные церкви, живущие по календарю юлианскому, не хотят поддержкой этих движений портить свои отношения с теми придерживающимися нового стиля православными церквами, чья позиция по отношению к приверженцам старого стиля является непримиримой и даже агрессивной [6]. При этом не проводятся четкие разграничения между различными позициями отдельных  групп. Интересна позиция Иерусалимской патриархии, которая в последнее время активно поддерживает неофициальные отношения с некоторыми приверженцами старого стиля умеренного толка, а также с РПЦЗ, которая уже длительное время имеет представительство во Святой Земле.

Между тем, несмотря на эту официальную позицию Церкви, несмотря на прочие причины расхождений и несогласий, мы не можем не заметить, что вышеупомянутые церковные общины, хотя и не имеют регулярного канонического статуса, сегодня своей антиэкуменической позицией представляют живой голос православного Предания и в то же время являются мощной поддержкой для тех, кто борется против экуменизма, оставаясь внутри официальных Православных Церквей.   

Вспомним только, какое влияние оказали в свое время так называемые «Скорбные послания», написанные главой РПЦЗ Нью-Йоркским митрополитом Филаретом (1965—1985), с 1966 года начавшим вести активную антиэкуменическую борьбу, направляя открытые письма главам поместных православных церквей и другим епископам, в которых он призывал остерегаться все ереси экуменизма, приготовлявшей приход антихриста. И хотя эти письма имели весьма позитивный отклик среди целого ряда православных церквей, общим ответом на этот «глас вопиющего в пустыне» стало молчание. С тем же столкнулись и архим. Иустин (Попович), и отец Филофей (Зервакос) [7], которые также предупреждали верный народ и иерархию об опасности вступления на ложный путь экуменизма. В их текстах, как и в трудах сербского святителя Николая (Велимировича) и архиепископа Джорданвильского Аверкия (Таушева), мы можем найти живое и истинно верное отношение Православной Церкви к экуменизму и реформе Православия.   

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий