Интернет-конференция «Не мешайте детям приходить ко Мне»: о воспитании детей в семьях христиан

Ответы катехизатора, магистра богословия, руководителя Методического центра по миссии и катехизации при СФИ Владимира Ивановича Якунцева

Яборова Елена

Здравствуйте, уважаемый Владимир Иванович!

1. Несмотря на то, что конференция о воспитании детей в семьях христиан, у меня вопрос, родившийся из практики работы с интернатными детьми — сиротами. Я работала со старшими.

Некоторые из них свидетельствовали, как в возрасте до 10 лет им открылось, что есть Бог. Сами, без научения, они начинали всем сердцем молиться. Но были другие их сверстники, которые, обнаружив молящегося, либо узнав о вере в Бога своего друга, подбивали других к травле, собирая для этого компанию. И те, и другие — дети. Одни — чистые сердцем, другие, по всей видимости, искушённые. Но ведь и в наших семьях дети разные. Мы видим, как в храме младенцы очень по-разному принимают причастие. Может ли быть единым подход к воспитанию детей в христианских семьях?

Ответ В.И.Якунцева: Подход, безусловно, должен быть единым. Но, — и это, надеюсь, всем известная вещь — как есть добрые дети и дети злые, так есть дети верующие и дети неверующие. Проблема различения веры и неверия, открытости Духу, благодати Божьей и закрытости ей существует, как и в отношении взрослых, так и в отношении детей. Поэтому когда встает вопрос о воцерковлении конкретного ребенка, то очень важно есть ли эта открытость — хочет ли сам ребенок быть христианином или нет. И если ребенок не хочет быть христианином, если он этого желания не выказывает никаким образом, то мы должны понимать, что в данном случае речь должна идти не о катехизации, а о свидетельстве, о миссии. Если же такое желание есть, тогда нужно решать вопросы катехизации. Еще раз хочу повторить: есть дети верующие и неверующие, эта проблема существует, и она достаточно острая.
2. И другой вопрос. Мы знаем, что сказано «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Моё благоволение». Участь Сына — Голгофа. К каким же взаимоотношениям необходимо стремиться родителям с детьми, чтобы являть крепость отношений Отца и Сына?

Ответ В.И.Якунцева: В самом вопросе содержится ответ. Понятно, что подлинные отношения родителей с детьми должны апеллировать к отношениям Отца Небесного и Его Единородного Сына. И именно к таким отношениям, например, апеллирует отношение Авраама и его единственного сына Исаака. И достаточно много таких примеров, когда родители не присваивают себе своих детей, когда они в них видят Божий дар, когда они чувствуют ответственность за то, чтобы этот дар был и воспринят, и принес соответствующий плод Господу. Дети — живые люди и всегда непонятно, в конце концов, какие плоды они принесут. Но, во всяком случае, содействовать тому, чтобы плод был достойный, родители должны. Что касается такой участи как Голгофа: воспитывая своих детей, христианин не может не предполагать как для себя, так и для своих детей такую участь и честь как Голгофа в том или ином виде. Более того, мы прямо об этом говорим, потому что без Голгофы, как известно, нет воскресения, а мы хотим, чтобы наши дети были сонаследниками воскресения. Это значит, что, воспитывая их, мы имеем ввиду то, что они, как и мы, станут участниками голгофских страданий нашего Господа в той или иной степени.


Воробьева Татьяна Николаевна

Владимир Иванович!

1. При размышлении над темой о воспитании детей в христианских семьях возникла простейшая мысль, что оно — по определению — христианским только и может быть, тогда призыв «не мешайте детям приходить ко Мне» тоже просто естественен. Только дело-то за «малым»: покажите мне настоящую христианскую семью… Поэтому первый вопрос, на который у меня ответа нет — о христианской семье: она возможна, или существует только недостижимый идеал? (Ведь в Царстве Небесном — «не женятся и замуж не выходят»).

Ответ В.И.Якунцева: Татьяна Николаевна, христианская семья, на мой взгляд, возможна, и примеры христианской семьи существуют: например, семья Иосифа и Марии. Надо только учитывать принципиально важную вещь: семья христианской может стать только тогда, когда она умрет как семья по плоти, когда она станет семьей по Духу, или частью семьи по Духу — частью общины. И вот в меру того, насколько она является частью общины или сама является семьей по Духу, — такое возможно, — она и является христианской семьей. И поэтому совершенно естественно, я с Вами согласен, что в таком случае, воспитание не может быть нехристианским. И тогда единственная проблема — не мешать детям приходить ко Христу.
2. И дальше, о детях в христианской семье, т.е. как бы «запрограммированных» христианах: либо крещеные в детстве при обоих родителях-христианах, либо — оглашаемые, которых благочестивые родители готовят к сознательному Крещению. Меня смущает вопрос: можно ли такой сознательный выбор назвать самостоятельным? И не столько проблема детского Крещения, меня беспокоит неизбежность духовного давления с использованием родительского авторитета, и как последствие — психологические взрывы подросткового отторжения авторитета родителей и поиска авторитетов на стороне. В этом направлении мысль мою подтолкнула записка, на днях обнаруженная в книге сына Дмитрия, подстрочный перевод цитаты (написано рядом: «translate») или мысль записанная:

«Ребенок нашего времени,

глядя(щий) на современный мир (стрельбу, жестокости),

Если ты будешь вести себя хорошо,

То летящая пуля тебя минует —

Склони свою голову

и ожидай рикошета»

Тут уж вопрос о ребенке: как ребенку себя вести в семье христиан?

С благодарностью, Татьяна Н.

Ответ В.И.Якунцева: Проблема достаточно понятная: возможно ли духовное насилие в семье христиан. Возможно, если родители будут своевольничать и нарушать границы, которые есть в процессе воспитания детей. Христиане-родители должны совершенно точно понимать, что они могут от своего ребенка требовать, а что они требовать от него не могут, но могут требовать только от себя, а от ребенка могут только ждать и об этом молиться. Принципиально важно, что нельзя требовать от ребенка того, чтобы он стал христианином. Можно создавать для этого условия, молиться, подавать пример, вдохновлять, но от ребенка это можно только ожидать. Почему? Потому что христианство связано со свободой, с любовью, с полным пожертвованием себя, и это возможно только, когда есть зрелость и свобода. Но, тем не менее, христианское воспитание должно быть, во-первых, направлено на то, чтобы шаг ко Христу ребенку было сделать легче, во-вторых, как минимум, нужно вырастить порядочного в ветхозаветном смысле человека. Поэтому соблюдение Закона Божьего мы должны от наших детей требовать. Есть определенные границы, ниже которых человек опускаться не может, иначе он вообще теряет человеческий образ. Ребенок, например, обязан иметь минимум благодарности, честности и трудолюбия, т.е то, что предполагает Закон десяти заповедей. Мы очень хотим, чтобы наши дети были в большей части похожи на того юношу, который подходит ко Христу и спрашивает «Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» (Мф. 19:16-22), и мы знаем, что Христос в первую очередь говорит ему: «Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди». Он отвечает: «Всё это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?». Обратите внимание: если говорит «от юности», то, значит, трудились и родители. Им в данном случае — благодарность. Но потом настает момент, который от них не зависит, за который и мы, как родители, никак ручаться не можем — момент, когда дети оказываются в ситуации свободного выбора. Господь говорит: «Если хочешь быть совершенным» — а в контексте Евангелия это значит, «если хочешь стать Моим Учеником» — «пойди, продай имение твое». Как поступит наш ребенок, когда он услышит призыв от Господа, мы не знаем. Нам бы очень хотелось, чтобы он поступил не так, как этот юноша, но чтобы продал свое имение и последовал за Христом.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий