Иосиф Волоцкий и ересь жидовствующих

Преподобный Иосиф Волоцкий

К 500-летию со дня смерти великого русского святого

Ересь жидовствующих была самым опасным иудейским еретическим движением Древней Руси XV-XVI веков, угрожая фундаментальным основам Русского государства.

Жидовствующие отвергали Апостольские и Святоотеческие писания и все христианские догматы, учили соблюдать закон Моисеев, хранить субботу и праздновать иудейскую пасху. Они отрицали церковные установления: таинства, иерархию, посты, праздники, храмы, иконопочитание, все священные предметы, службы и обряды. Особенно ненавидели они монашество.

Жидовствующие надругались над Честным Крестом, Святыми иконами и Мощами, совершая над ними бесчинства, непредставимые для человека, выросшего в Православной вере. По свидетельству Святого Иосифа Волоцкого, глумясь над Святынями, они говорили: ‘Надругаемся над этими иконами, как жиды надругались над Христом’.

Продолжением этого глумления над всем святым были блуд и разврат. Жидовствующие священники совершали Божественную литургию, наевшись и напившись, после блуда, кощунственно ругались над Святым Телом и Честной Кровью Христовой и совершали другие осквернения, о которых, по словам преподобного Иосифа Волоцкого, ‘нельзя и написать’.

Жидовствующие возбуждали в малодушных и маловерных сомнение в некоторых местах Священного Писания, и прежде всего Нового Завета; соблазняли и с помощью распространяемых ими отреченных, т.е. осужденных Церковью, книг — пособий по тайным наукам — и искаженных списков Священного Писания; пользовались и всем доступным им арсеналом иудейского чернокнижия и колдовства.

В организации секты жидовствующих многое напоминало будущее масонство: строгая законспирированность, проникновение в высшие слои правительства и духовенства; ритуал, включающий ‘обряд’ поругания Святыни; формирование системы ‘учитель-ученик’ вне традиционных православных представлений.

Являясь непримиримыми врагами Христианства, жидовствующие скрывали ненависть к нему, втайне рассчитывая постепенно разрушить его изнутри. Перед людьми, твердыми в вере, еретики представляли себя ‘добрыми христианами’ и ‘образцовыми ревнителями Православия’.

Первым внешним проявлением ереси жидовствующих уже в 1470-х годах стали иконоборческие демонстрации. Еретики, ссылаясь на Пятикнижие Моисеево, стали призывать к уничтожению икон. ‘Они, — писал Иосиф Волоцкий, — запрещали поклоняться Божественным иконам и Честному Кресту, бросали иконы в нечистые места, некоторые иконы они кусали зубами, как бешеные псы, некоторые разбивали, некоторые бросали’.

Несмотря на неприличный, скандальный характер, который приобретала ересь жидовствующих, ее влияние усиливалось. Примерно в 1480 году еретики проникают и в Москву. Здесь они расширяют свою организацию за счет видных государственных деятелей из окружения самого Царя Ивана III. Кроме священников главных соборов Кремля, еретики привлекли к себе многих бояр, руководителя русской внешней политики дьяка Федора Курицына и даже ближайшее окружение Наследника Русского Престола. Участие в тайной организации значительного числа государственных людей во многом объяснялось хорошим отношением к жидовину Схарии самого Ивана III, вплоть до 1500 года приглашавшего этого иудея к себе на службу.

Деятельность секты была разоблачена в 1487 году архиепископом Геннадием, сообщившим о ней Царю и митрополиту Геронтию. По указанию Царя несколько еретиков, названных Геннадием, были арестованы и подвергнуты ‘градской казни’ (наказание кнутом на торгу) за надругательство над иконами.

Высокопоставленные покровители жидовствующих не допустили осуждения ереси как таковой. На Соборе 1488 года были объявлены только незначительные преступники, а сама секта и ее руководители названы не были. В 1490 году главой Русской Церкви стал митрополит Зосима, втайне поддерживавший ересь жидовствующих, которого Иосиф Волоцкий назвал ‘вторым Иудой’. Тем не менее в этом же году, несмотря на противодействие митрополита Зосимы, Собор Русской Церкви уже публично осудил еретиков, назвав в своем приговоре дела их ‘жидовскими’, а их самих ‘сущими прелестниками и отступниками веры Христовой’.

Против жидовствующих встали все русские люди. Православная Церковь в лице ее лучших представителей Иосифа Волоцкого, Нила Сорского, архиепископа Геннадия Новгородского — дала еретикам достойный отпор.

Прежде всего были просмотрены церковные книги, и из них изъято все чуждое русской православной традиции, ликвидированы иудейские синагогальные тексты, все сомнительные места, которыми еретики прельщали православных священников. По инициативе архиепископа Геннадия была полностью переведена Библия (точнее, все книги Нового Завета. До этого их полного перевода не было не только у русских, но и у других славянских народов). Этот перевод окончательно обезоруживал еретиков, которым в своих аргументах против Христианства оставалось прибегать только к открытому обману.

Архиепископ Геннадий организовал также перевод полемических сочинений, в которых представлялось систематическое опровержение иудейских сект. Были переведены сочинение магистра Николая Делира ‘чина меньших феологии преследователя, прекраснейшие стязания, иудейское безверие в Православной вере похуляюще’; сочинение ‘учителя Самоила Еврейна на Богоотметные жидове, обличительно пророческими речьми’; сочинение Иакова Жидовина ‘Вера и противление крестившихся иудей в Африкии и Карфагене’.

В открытую полемику с жидовствующими вступает Иосиф Волоцкий. В своем сочинении ‘Просветитель’ он в целях борьбы с ересью собрал в единое целое фрагменты Священного Писания и святоотеческих творений, эпизоды из житий Святых и из истории Церкви.

В первом слове Иосиф Волоцкий занимается опровержением еретиков, ‘глаголющих, яко Бог Отец Вседержитель не имать Сына ни Святаго Духа единосущны и сопрестольны Себе и яко несть Святыя Троица’. Во втором слове Иосиф опровегает еретиков, ‘глаголющих, яко Христос не родился есть, но еще будет время, егда имать родитися, а его же глаголют христиане Христа Бога, той простой человек есть, не Бог’. Третье слово подвергает критике то мнение еретиков, по которому ‘закон Моисеев подобает держати и хранити и жертвы жрети и обрезыватися’. В четвертом слове доказывается неосновательность мнения, исходя из которого еретики говорили: ‘Еда не можаше Бог спасти Адама и сущих с ним, еда не имеаше небесныя силы, и Пророки, праведники, еже послати исполнити хотение свое, но сам сниде, яко нестяжатель и нищ, и вочеловечився, и пострада, и сим прехитри диавола, не подобает убо Богу тако творити’. В восьмом слове Иосиф защищает истинность отеческих писаний против ереси новгородских еретиков, утверждавших ложность писаний Святых отцов на основании того, что 7000 лет от сотворения мира прошло, а Христос во второй раз не явился. В девятом — защищает писания апостольские, подтверждая их истинность местами из Священного Писания, доказывая, что они внушены Святым Духом. В десятом защищает от нападок еретиков писания Ефрема Сирина, в которых говорится, что творения его ложны. Здесь же приводятся доказательства из Священного Писания, что творения Святого Ефрема истинны и соответствуют тому, что говорили Пророки, Евангелисты и Апостолы. В двенадцатом слове Иосиф доказывает, что если святитель будет еретиком, если он не благословит или проклянет кого-то от православных, то его проклятие ни во что не вменится. Свои опровержения еретиков Иосиф основывает на Священном Писании, преимущественно Ветхом Завете, Отцах Церкви, историках Церкви и даже на светских писателях. В словах его видны ум светлый, последовательность, логичность изложения. Четвертое слово особенно отличается глубиной мысли, и специалисты справедливо называют его глубоко богословским сочинением (Православное обозрение. 1880. ? 12).

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

1 комментарий к записи “Иосиф Волоцкий и ересь жидовствующих”

  1. Андрей Шпагин:

    Удивительно! Неужели в 21 веке все еще возможно одобрять действия человека, олицетворяющего православный аналог инквизиции? Жестокость и сквернословие, возведенные в евангельский принцип! Неужели люди ничему не учатся? Разве не запретил Господь вырывать плевелы самостоятельно?

    «Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он сказал: нет, — чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, 30 оставьте расти вместе то и другое до жатвы...»

    Почему с самого основания это самое вырывание стало одним из главных дел последователей Иисуса, вопреки тому, что сказал сам Иисус? А Иосиф Волоцкий — олицетворение непослушания этому принципу. Потому у людей все чаще пренебрежительное и несерьезное, формальное отношение к христианству? Это естественный результат нарушения принципа честной конкуренции взглядов. Есть карательная сила — все слушаются от страха, нет административного карательного рычага — нет и силы.

Оставить комментарий