Исповедь и покаяние

Исповедь и покаяние

Вспоминаю шок, который я испытал, узнав от преподавателя догматического богословия, что святой Августин ни разу в жизни не исповедовался. Потом я часто думал об этом, хотя подспудно таилась надежда, что вдруг это не правда. Но в других источниках я нашел подтверждение этого факта.

Практика исповеди в истории Католической Церкви

Дело в том, что в раннем христианстве существовал иной подход к исповеди, нежели сегодня. Чтобы понять образ мышления первых христиан, нужно всерьез задуматься над некоторыми фрагментами Священного Писания.

Ибо умерший [речь идет о Крещении], освободился от греха (Рим 6:7).

Мы знаем, что всякий, рожденный от Бога, не грешит; но рожденный от Бога хранит себя, и лукавый не прикасается к нему (1Ин 5:18).

И тот же апостол Иоанн говорит в другом месте: Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас (1Ин1:8).

Как понимать эти противоречивые слова? Что такое грех? Грех — это то, что разрывает связь человека с Богом. Это не некий поступок, совершенный по слабости характера, грешные мысли или не желательные чаяния. Когда апостол Иоанн говорит, что верующий не должен грешить дальше, то подразумевается, что человек, который познал Господа, не делает того, что делал раньше. Точнее, может, но познав Воскресшего Христа, грех станет совсем иным. На эту тему еще два момента из Священного Писания:

Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди (2 Петр 2:21).

Если кто видит брата своего согрешающего грехом не к смерти, то пусть молится, и Бог даст ему жизнь, то есть согрешающему грехом не к смерти. Есть грех к смерти: не о том говорю, чтобы он молился. Всякая неправда есть грех; но есть грех не к смерти (1Ин 5:16-17).

Не хочу сейчас разбираться, почему апостол Иоанн не советует даже за некоторых молиться. Это весьма сложная тема и далеко не однозначная. Обращаю ваше внимание на то, что апостол производит разделение грехов и оно радикальное. Грех, разрывающий связь человека с Богом, назван «ведущим к смерти».

В этом и кроется ключ к пониманию нашей темы.

Нет такого человека, который бы не грешил. Библия говорит, что всякая несправедливость и обида – это грех. Я добавил бы – несправедливость по отношению к другим, к себе, к Богу, несправедливость в поступках, в мыслях, в словах. В этом смысле мы все в грехах. И если некоторые говорят, что не грешат, то они обманывают себя. Однако есть особый грех, разрушающий отношения человека с Богом, которого этот человек уже хотя бы немного узнал. Предание Церкви этот «особый» грех называет тяжким или смертным.

Что же это за грех? По правде говоря, назвать его далеко не просто. Например, тяжким грехом будет супружеская измена. Есть много причин, по которым человек совершает этот грех. Я не ищу оправдания, и грех остается грехом. Однако иногда бывает, что человек согрешил и теперь переживает, плачет и не понимает, почему так случилось, ибо он не намеревался отступать от Бога.

Возьмем другую ситуацию. Человек не согрешил прелюбодеянием и другими тяжкими грехами, однако живет в состоянии безнадежности и отчаяния, не разрешает помочь себе и не замечает вокруг себя обездоленных, не любит и имеет претензии к Господу. Кто находится в состоянии тяжкого греха? По тем спискам, которые есть у нас в молитвенниках, это первый. Однако что-то подсказывает мне, что это все же второй.

Вопрос в том, чем будет грех в нашем понимании. Только как нарушение правила или разрыв отношений с Богом, что проявляется в нарушении тех призывов, которые направил к нам любящий Отец.

Может это звучит странно, но понимание этой темы зависит от того, что такое грех и чем является христианство.

Христианство — это не религия правил, а встреча с любящим Господом, которому поверили, желаем подчиниться и которого слушаем. Поэтому гениальным было высказывание св. Игнатия Лойолы, что к созданным вещам нужно относиться, задавая только единственный вопрос: это приближает меня к Богу или отдаляет?

Я думаю, если мы регулярно и в разных ситуациях будем задавать себе вопрос святого, то может заболеть голова от осознания нашей греховности. Первые христиане понимали и чувствовали эту боль. Однако они не зацикливались на себе. Не собирались становиться праведниками и никогда в жизни не ошибаться. Ведь понимали, что грешники, но видели Любовь Господа, избравшего и позвавшего их собственно как грешников. Кто-то сказал, что первые христиане были наивными и не видели своих грехов. Я вовсе с этим не согласен. Думаю, что они видели, и может даже больше, чем замечаем мы. Просто, не занимались самосовершенствованием, а искали любящего Господа. Осознавали, что повседневные грехи не могут удалить их от Божьей Любви.

Что же сказать на это? Если Бог за нас, кто против нас? Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего? Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас. Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано:

«за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание». Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим 8:31-39).

Этот текст показывает нам, что верующими скорее двигала любовь и вера, нежели страх перед своими грехами. Поэтому св. Августин мог спокойно написать: «Возлюби Господа и делай что хочешь». Я редко цитирую это высказывание святого, потому что понять его может только верующий человек. Для остальных это утверждение станет дешевым оправданием беззакония.

Со своими повседневными грехами христиане справлялись всеми доступными им средствами. Прежде всего, это была личная молитва покаяния, молитва «Отче наш», а наиболее — участие в Евхаристии. Христиане верили, что Святое Причастие исцеляет от грехов, потому что Иисус на Тайной Вечере сказал, что эта чаша Крови проливается за наши грехи.

Совсем иначе было с грехом, «ведущим к смерти».

Ибо невозможно — однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святаго, и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века, и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему (Евр 6:4-6).

Христиане понимали, что познав Сына Божьего, мы уже не можем совершать те же грехи, что были раньше. После встречи с Христом, человек уходит другим. Этот текст Послания к Евреям не запрещает покаяния, но оно становится бессмысленным, если верующие и впредь распинают в себе Христа.

Такой суровый подход к пониманию т.н. смертного греха привел к тому, что в первые века христиане практиковали одноразовое покаяние. В 150 году Ерма писал в своем произведении «Пастырь», что если после такого значимого события, которым является Крещение, человек согрешит, то может покаяться только один раз, потому что если и дальше будет грешить, то покаяние ему ничего не даст. Отсюда возникла практика одноразового покаяния, которая просуществовала до VI века. Считалось, что поскольку только один раз жизни принимается Крещение, то и единожды можно раскаяться и получить прощение.

В сознании древних христиан тяжкий грех сокрушал отношения с Богом и с сообществом Церкви. Поэтому одноразовые покаяния носили публичный характер. Так, Синод епископов Испании и Галлии, состоявшийся в 589 г. в Толедо предостерегал верующих от опасной практики индивидуальной исповеди перед священником.

Что в то время считалось тяжким грехом? Практика публичной исповеди и покаяния была обязательной для христианина, который совершил убийство, прелюбодеяние, идолопоклонство, практиковал блуд, проклинал, давал ложное свидетельство или участвовал в цирковых выступлениях (возможно, речь шла о гладиаторских боях и т.д.). Тяжким грехом было отречение от веры во времена преследования. Понятно, что христиане имели все шансы не совершать таких грехов.

Откуда тогда появилась практика частой исповеди?

Возможно, жизнь показала, что было много верующих, которые не могли соблюсти основы христианской жизни, и нужно было проявить к ним больше любви и толерантности. Преследование христиан повлияло на изменение мышления Церкви, в которой в то время были мученики, но также и отступники от веры.

Так или иначе, в 1215 году IV Латеранский Собор постановил, что верующие должны исповедаться раз в год. Позже это предписание было повторено Тридентским Собором. Общая точка зрения такова, что верующий должен минимум раз в год исповедовать тяжкие грехи, а повседневные можно не исповедовать, но пострадать за них или возместить причиненный вред.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий