Иваново-Вознесенская епархия РПЦ МП продолжает методично расправляться с пастырем местной интеллигенции и «оппозиционером» о. Иларионом (Соколовским)

Иеромонах Иларион (Соколовский)

Иеромонах Иларион (Соколовский)

Многие любят всякие «если бы да кабы». Например, что было бы со Христом, явись Он в наши дни? Или не так глобально: что было бы сейчас с отцом Александром Менем, не будь он убит в 1990 году? Немногие — читают знаки: именно в Ивановской области, губернатором которой является сын знаменитого священника Михаил Мень, продолжает вершиться история православного инакомыслия.

Чтобы понять, о чем речь, достаточно вспомнить хотя бы протодиакона Андрея Кураева, неожиданно вписавшего себя в эту историю проснувшейся в нем «милостью к падшим». Вот что сказала о нем газете «Известия» адвокат панк-группы «Pussy Riot» Виолетта Волкова: «Андрея Кураева предупредили — это первая ласточка. Есть пример иеромонаха Илариона (Соколовского) из Ивановской епархии — он был известным блогером, а ему запретили общение в интернете и отправили под присмотр в монастырь».

Кто же такой этот отец Иларион, стоящий в одном ряду с такими православными людьми, как, например, популярный публицист о. Петр (Мещеринов), которому патриархия также заткнула рот в 2011 году?

Благодаря публикациям в центральных СМИ, в частности, статье Леонида Никитинского в «Новой газете» и статье в «Российской газете», а также телевизионному сюжету по Первому каналу, осенью 2011 года россияне узнали о том, что за «неправильное» общение в «Твиттере» иеромонаха Илариона (Соколовского), насельника Воскресенского мужского монастыря Ермолинской пустыни, заточили в Николо-Шартомский монастырь, лишив всех средств связи, отобрав даже мобильный телефон.

Иваново-Вознесенской епархией руководит епископ Иосиф (Македонов), который пришел на смену ушедшему на покой архиепископу Амвросию в 2006 году и сразу начал «завинчивать гайки» – отстранил отца Илариона и трех его единомышленников от преподавания в Ивановской семинарии и запретил им издавать религиозно-философский альманах. Видимо, уже тогда прослеживалась некая «идеологическая невыдержанность» в высказываниях отца Илариона, который до принятия монашества был программистом в банке «МЕНАТЕП», а, став монахом, не скрывал своих симпатий к опальному олигарху-сидельцу Михаилу Ходорковскому.

Но чашу терпения священноначалия переполнило то, что, даже будучи отлучен от публичной деятельности, иеромонах нашел новый способ быть популярным – освоил «Твиттер» – и, не скрывая своих политических симпатий, похвалил тексты Прохорова и программу «Правого дела», а накануне выборов на вопрос своего «фоллоуера» «Что делать, если все воруют?» — имел неосторожность ответить: "Голосуйте за «Справедливую Россию».

Поскольку официальная Церковь заявляет о своем неучастии в политике, это, конечно же, криминал. Особенно если учесть, что ее неучастие удачно сочетается с открытой поддержкой партии «Единая Россия» и Владимира Путина, для которого Ходорковский – личный враг.

Так как отец Иларион был официально признан одним из самых популярных ивановских блогеров, в Интернете мгновенно появились десятки возмущенных сообщений: «Если у иеромонаха отобрали средства связи, то это значит только одно: средневековье наступает»; «Монастырская субординация сурова, покруче армейской будет. Записался в монахи, так изволь выполнять приказы командования без рассуждений».

Однако интернет-пользователи не тронули сердце священноначалия. Неизвестно, что бы сотворила с отцом Иларионом патриархия, не происходи все на вышеупомянутой территории, подведомственной сыну Александра Меня. Губернатор Ивановской области попробовал заступиться за иеромонаха. Ему было резонно указано епископом Иосифом, что не следует лезть со своим уставом в чужой монастырь. Однако хозяйственная зависимость епархии от губернатора очевидна, и посему «начальникам» отца Илариона, скрепя сердце, пришлось-таки общаться с журналистами и давать объяснения, за что иеромонаха с 20-летним стажем отправили на один год в закрытую для внешнего мира обитель ради «приобретения монашеского опыта», и что там «хорошо кормят». Мало того, епархиальные умельцы сфабриковали для «Российской газеты» интервью, якобы взятое у отца Илариона, в котором он рассказывает о том, как ему теперь неплохо живется.

Интернет-фронт взял на себя секретарь епархии игумен Виталий (Уткин), который лично следил за тем, чтобы никто не мог получить доступа к отцу Илариону. Высказывания игумена Виталия по скандальности могли бы составить конкуренцию протоиерею Всеволоду Чаплину. Такое, как, например, это: «Образованный человек в Церкви призван к жертвенному служению Богу, то есть служению делу Церкви в мире. Интеллигент, приходя в церковь, начинает чувствовать себя крайне неуютно. Интеллигент (следуя терминологии „Вех“) — это нравственная болезнь, погруженность в страсти вечного осуждения, фрондерства и недовольства… Особенностью интеллигенции являлась ненависть к собственной стране, отрицание власти, беспочвенность. Интеллигенция бесплодна и бесполезна для страны. Поэтому православной интеллигенции не может быть в природе». Игумена Виталия не смущает, что священники, авторы упомянутых им «Вех», еще в царские времена подвергались обструкциям со стороны официальной Церкви как раз за то же самое, за что и отец Иларион, – за то, что делали религиозную философию светской, избавляя православие от маргинально-сектантской закрытости. Последующие репрессии в отношении этих авторов со стороны большевиков заслонили своим масштабом этот простой факт осуждения, исходившего от «своих».

И что же? За подобную непоследовательность и ненависть по классовому признаку игумена Виталия никуда не ссылают. Это заставляет сделать вывод, что именно такой отклик является адекватным ответом на призыв Патриарха Кирилла (Гундяева) к клирикам и мирянам использовать новые и современные возможности, чтобы противопоставлять христианские идеалы тому безумию, которое царит сегодня в Интернете и СМИ. А то, как откликнулся на призыв Кирилла Иларион, правильным не является. И то, что именно Иларион, а не Виталий приводит к христианству тех же самых «гнилых интеллигентов», в расчет не берется. Известно, что 10 человек изтвиттер-друзей о. Илариона, стали прихожанами Ермолинской обители. И это при том, что отец Иларион всегда заявлял, что не занимается прозелитизмом, а всего лишь старается дать максимально простые и глубокие ответы на вопросы ищущих людей. Интернет дает ему возможность общаться со всем миром, и, говорят, к нему в монастырь приезжал даже пакистанец.

Процитируем, как игумен Виталий объясняет ситуацию: «24 августа 2011 года, во время рассмотрения его вопроса на расширенном заседании Епархиальной дисциплинарной комиссии, выяснилось, что данный клирик Иваново-Вознесенской епархии активно занимался политической деятельностью, включая прямую политическую агитацию, что воспрещено священнослужителям внутренними установлениями Церкви (см. „Основы социальной концепции Русской Православной Церкви“). Кроме того, было выявлено слабое знание им богослужебного устава и церковных канонов. В связи с этим указом епископа Иваново-Вознесенского и Кинешемского Иосифа от 24 августа 2011 года № 260 иеромонах Иларион (Соколовский) направлен для приобретения опыта монашеской жизни в лучший, наиболее известный и наиболее благоустроенный монастырь Иваново-Вознесенской епархии – Свято-Николо-Шартомский, сроком на один год. Правила его проживания в монастыре абсолютно идентичны правилам жизни всех других насельников этой обители. Безусловно, Семен Борисович Соколовский обладает всей полнотой конституционных прав гражданина России. Однако, став монахом Иларионом и затем священнослужителем, он принял на себя ряд добровольных ограничений и обязанностей, определенных монашескими обетами и священнической присягой».

То был образец канцелярского ответа. А вот – более доходчиво, «по-партийному», когда игумен Виталий пишет про «некоего иеромонаха Илариона (Соколовского), резко критиковавшего в Интернете государственную власть, ведшего открытую оппозиционную политическую, в том числе предвыборную, агитацию, высмеивавшего курс Святейшего Патриарха. На основании решения Епархиальной Дисциплинарной комиссии иеромонах Иларион был направлен для приобретения монашеского опыта на один год в другой монастырь, что вызвало бурную реакцию антицерковных сил».

Но вернемся к друзьям отца Илариона. Почему мы употребили выше форму настоящего времени, говоря о его интернет-общении? Дело в том, что оно, вопреки всему, продолжается. За последние дни о. Иларион смог обойти запрет и снова доступен в сети. Пользователь ЖЖ borman784 рассказал, как отцу Илариону удалось обрести свободу.

Путь к свободе, конечно же, лежал через страдания и болезнь. Отец Иларион жаловался на боли в сердце и написал прошение о том, чтобы ему разрешили пройти обследование в специализированной клинике. Дни шли, ответа на прошение не было. Так как речь пошла уже об угрозе жизни человека, в Николо-Шартомский монастырь была вызвана «скорая». Когда она приехала, привратник и благочинный грудью перегородили врачам дорогу и утверждали, что никаких проблем со здоровьем у отца Илариона нет. Впрочем, они быстро сообразили, что дело пахнет уголовной статьёй и, проконсультировавшись с «начальством», одумались. Врачи объявили о необходимости госпитализации и увезли больного против воли настоятеля Николо-Шартомского монастыря в Ивановский кардиологический центр с гипертоническим кризом.

Вот что пишет borman784 о том, что происходило дальше: «Через своих дружков из горадминистрации игумен Уткин вышел на руководство „скорой“ и требовал еще раз нарушить закон, передав ему сведения о диагнозе отца Илариона и о том, кто именно и с какого телефона вызывал „скорую“. При этом он говорил, что „врачи полезли не в своё дело и совершили великий грех“, а также упоминал о наличии заговора с целью срыва выборов».

Блогер продолжает: «Пока отец Иларион находился в кардиологическом центре, на него постоянно продолжало оказываться давление. К нему приезжал благочинный Николо-Шартомского монастыря (человек, который следит за соблюдением устава и порядка), требовал „прекратить лечение, пить травки, поститься и молиться больше“, полез в общий холодильник, в котором лежали продукты всей палаты и долго изучал его содержимое на предмет кошерности (…). Про то, что на больных пост не распространяется, благочинный почему-то забыл. Или не знал, так как Шартом – „монастырь строгого режима“ и там постятся даже умирающие». (…) Кстати, по уверениям того же Уткина, в монастыре есть свой врач. Как это выглядит? Там есть специальный монах, который знает, куда одевать муфту тонометра и куда вставлять градусник. А ещё он даёт таблетки, которые у него просят, но только недорогие. (…) На лечащего врача, опять же через дружков, игумен Уткин начал оказывать давление, чтобы тот немедленно выписал отца Илариона. Посыпались откровенные угрозы о проверках в больнице и увольнении врача по надуманной статье".

Заключает свой рассказ о «рождении отца Илариона 2.0» borman784 так: «Отец Иларион, человек мирный, видя, что люди, помогающие ему от чистого сердца и не ищущие никакой выгоды для себя, вместо благодарности получают одни лишь проблемы, не смог дольше находиться в кардиоцентре. Ему не оставалось ничего другого, как перебраться в другой стационар, находящийся вне зоны досягаемости его гонителей. Ну что ж... Нет худа без добра. Теперь вы сами можете расспросить отца Илариона о его здоровье,  порядках, творящихся в Ивановской епархии и Николо-Шартомском монастыре и просто пообщаться с замечательным добрым и умным человеком».

Остается добавить, что из «Твиттера» отца Илариона следует: местонахождение его по-прежнему остается загадкой, однако он ведет переписку с игуменом Виталием по электронной почте, 19 марта он был приглашен в епархию, но не явился по причине продолжающейся болезни.

Будем следить за дальнейшим развитием событий.

Феликс Шведовский,
«Портал-Credo.Ru»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий