Как дьякон Андрей с голубым драконом сражался

Протодиакон Андрей Кураев

Как утверждает дьякон Кураев, сначала РПЦ хотела не придавать огласке это дело.

Татьяна Медведева

В Русской православной церкви продолжается скандал, связанный с разоблачениями о.Андрея Кураева.

Напомним, что эта тема возникла в конце прошлого года, когда стало известно о «голубом» скандале в Казанской семинарии. Ряд семинаристов пожаловались на домогательства со стороны руководства этого духовного учебного утверждения. Из Москвы в Казань приехал протоиерей Максим Козлов и провел свое расследование. Как утверждает дьякон Кураев, сначала РПЦ хотела не придавать огласке это дело. Но оно просочилось в прессу. Дальше последовало увольнение о.Андрея из Московской Духовной Академии. После этого опальный дьякон не успокоился, а стал писать в своем блоге о голубом лобби в РПЦ и давать интервью либеральным СМИ.

Предоставим слово ему и его оппонентам.

Дьякон Андрей Кураев: Люди ждут очищения РПЦ от голубого лобби

– о.Андрей, почему именно сейчас вы решили рассказать о голубом лобби в РПЦ?

– Сама эта тема давно обращала на себя внимание в церковной среде. Священники, епископы и семинаристы с горечью рассказывали мне об этом. Но эти рассказы неизменно сопровождались просьбой: «Ой, только ты никому об этом не говори. На меня не ссылайся». И вот в декабре появились жалобы казанских семинаристов на домогательства. Эти жалобы убедили Комиссию Московской Патриархии, что такая проблема существует, а следы работы самой этой комиссии попали в казанскую прессу. Эти жалобы могли быть придавлены голубым лобби. И я решил поддержать комиссию Патриархии – сделать тему достаточно публичной, чтобы ее нельзя было замолчать. Просто хотелось помочь конкретным ребятам из этой семинарии.

Но последующая реакция оказалось боле чем неожиданной. Меня выгнали из Московской Академии, а сегодня отец Всеволод Чаплин уже угрожает мне отлучением от Церкви. Две недели после моей статьи про гомосексуальное епископское лобби патриархия молчала. Я полагал, что она могла бы выбрать из четырех возможностей: 1) промолчать 2) начать борьбу за нравственное очищение Церкви 3) «симметрично» наказать и меня и гомоепископов 4) открыть огонь только по мне как нарушителю заговора молчания. Сегодня стало ясно, что выбран наихудший для будущего Церкви вариант. Страсть мщения оказалась выше разума.

– Вы упомянули, что около 50 епископов из 300 принадлежат к голубому лобби. Неужели так много?

– По тем жалобам, которые получаю я – да – такое число епископов. Но само лобби – гораздо больше. К лобби принадлежит люди, которые не только сами участвуют в этом грехе, но и те, кто об этом молчит, кто покрывает это. Скажем, есть нормальный епископ – аскет и подвижник. Но он боится связываться с голубыми карьерно-перспективными священниками, у которых есть связи в московских верхах. И поэтому он их награждает, он их повышает, дает хорошие характеристики, хотя в душе, конечно, презирает. И получается, что человек стал заложником и соучастником работы этого голубого лобби.

– Некоторые имена вы даже назвали. Был эпизод, что при Патриархе Алексии нескольких епископов отстранили, а при Патриархе Кирилле вернули. Это Гурий, Савва и Никон. Почему их вернули?

– Я не знаю. Это вопрос к Патриарху. И беда в том, что Патриархия не сделала даже попытки объясниться с людьми. Есть такое церковное правило, сформулированное еще апостолом Павлом, что «епископ должен иметь доброе свидетельство от внешних», не говоря уже о церковном народе. В данном случае речь шла о людях, у которых – дурная репутация. Правдиво это или нет – это другой разговор. Но вот репутация у них дурная. А репутация – это факт, влияющий на восприятие этого человека множеством людей. И по-хорошему надо было сначала исправить репутацию, объяснить людям, а потом уже назначать. За такого рода решением стоит авторитарный стиль управления церковью. И просто презрение к людям. Кого хотим, того назначим. А ваше мнение нам фиолетово.

– А Гурий, Савва и Никон – какие должности сейчас занимают?

– Никон, кажется, викарий Пермской епархии. Савва – в Приднестровье. Гурий – в Казахстане.

– А Анастасий, который тоже упоминался, где?

– Он остался в Казани на своем месте. Он по-прежнему митрополит. Он даже угрожает священникам: «Если пойдешь против меня, с тобой будет тоже, что с Кураевым». И у него все хорошо. Из Казани в Тверь переведен обвиняемый проректор – игумен Кирилл (Илюхин). Но по тому, что мне рассказывали казанские семинаристы, беда в том, что в Казани все руководство этим грехом повязано. И почетное устранение одного человека, не решает этой проблемы.

– Есть версия, что специально в советские годы в РПЦ внедрялись голубые священники. Это так? Или они всегда там были?

– Они были всегда. Но в советские годы КГБ помогало их карьере. Скомпрометированный человек легко управляем.

– О Ленинградском митрополите Никодиме Ротове – учителе Патриарха Кирилла всегда ходило много слухов. Сейчас все вышло на поверхность. У него точно была голубая ориентация?

– Точно можно говорить только об одном. Что у него была именно такая репутация – это факт новейшей церковной истории. С первых моих лет учебы в семинарии при упоминании его имени сразу же и монахи, и священники употребляли термин «Никодимов грех». И все понимали о чем идет речь. Но еще раз – человек и его репутация не всегда одно и то же. И все же наличие определенной репутации становится значимым фактором биографии данного человека.

– Иван Охлобыстин предложил вернуть уголовное наказание за мужеложство. Не начнется ли в церкви охота на ведьм?

– Сегодняшнее интервью Всеволода Чаплина показывает, что на роль ведьмы назначен я. А в остальном – нет. Охлобыстин – частное лицо, он не лидер церковной политики.

– Сейчас много карьеристов приходит в церковь?

– Да. Сейчас церковь некоторыми людьми воспринимается как один из карьерных лифтов.

Происходит открытие множества новых епархий и это дает возможность множества синекур для офисного планктона в рясах. Можно сидеть рядом с епископом, формально считаться монахом, но на самом деле серьезно к исполнению монашеских обетов не относиться. Есть такая печалька в нашей церковной жизни. И когда молодой человек находится рядом с епископом, не имеет серьезной работы, молитвы, физической нагрузки, питание у него сверх нормы – банкеты для епископа и его спонсоров … Жизнь такого карьериста глубоко безнравственна по определению. Он все время ищет как сделать своему начальнику приятное. Есть огромный риск, что такой человек сорвется во что-то очень нехорошее.

– Вы не боитесь мести за ваши разоблачения?

– Все возможно. Но у меня здесь по соседней комнате ползает семимесячный внучок. И мне уже пора думать о том, что я ему расскажу. Я ему собираюсь рассказывать легенды, сказки, героические истории про воинов и богатырей. И если он однажды меня спросит: «Дедушка, а ты сам – воевал или нет?» И что я ему скажу: «Ты знаешь, один голубой дракон зашипел на меня. Я испугался и спрятался в домике». Неудобно мне будет. Пришла и мне пора дать ответ на классический вопрос – «Какой пример вы подаете детям?!».

– Некоторые критики обвиняют вас, что вы играете в одной команде с пятой колонной. Якобы пытаетесь раскачивать нашу хрупкую церковь?

– Наша церковь уже 20 лет спокойно растет. Церковь – общенародная. Это одна из скреп политического строя. Церковь достаточно сильна и здорова для того, чтобы заметить свои собственные проблемы и самостоятельно их решить. У нас спокойная ситуация. Войны нет. Государственная власть настроена благожелательно по отношению к церкви. Идеальные тепличные условия. Если в этих условиях откладывать операцию… Надо как в футболе решиться на обновление состава даже ценой одного проигранного сезона. И будет гигантское уважение – молодцы! Сами решили проблему. Что касается моей политической позиции, то ее просто нет. Меня пробовали все время записать в какую-нибудь партию. Но у меня одна идентичность. Я член Русской православной церкви. Мне партийные идентичности не нужны. Мне говорят, как ты посмел пойти на встречу с девушками из Pussy Riot. А вы почитали – что я им сказал? Обсуждается сам факт встречи. Скажу словами Александра Галича: «Не волнуйтесь, я не уехал. И не надейтесь, я не уеду». Я остаюсь в России и в Русской православной церкви. Патриарх Кирилл – мой Патриарх. Даже если он лишит меня сана.

– Есть такой риск?

– Патриарх Кирилл – свободный человек, поэтому он непредсказуем.

– Совместные акции с Pussy Riot планируете?

– Мы завершили встречу на том, что надо помогать людям, находящимся в условиях лишения свободы. Я и сам езжу по тюрьмам. Но чтобы у меня был доступ к заключенным, нужно, чтобы руководство колонии, зоны не видело во мне какого-то агента. Чтобы я был равен самому себе. Я пришел, рассказал о душе, о вере, о Христе, о Евангелии. И мне важно сохранить мою чисто церковную идентичность. Именно для того, чтобы работать за пределами храма, в тех же зонах или университетах.

– У вас есть персональные враги в РПЦ? Кто против вас сражается?

– Такого досье у меня нет.

– Вам не перекрыли возможность выступать?

– Да, теперь карьерно-ориентированные священники и епископы забудут мой телефон. Уничтожат наши совместные фотографии. Это все будет. Переживем.

– Как вы прогнозируете развитие этого скандала?

– С каждым годом все очевиднее страшный разрыв календарей: мир живет в 21 веке, а наша Церковь в «просвещенном абсолютизме» с крепостным правом в придачу.

У нас в церкви установилась система, которая называется «ксенократия» – власть чужаков. Элита прописала для себя совсем другой закон, чем для нас. Это как каста секретарей обкомов при Брежневе – неподсудная и несменяемая – корпорация епископов. Когда даже за очевидное преступление не лишают сана, а лишь на время отправляют в почетную, но денежную отставку, а потом возвращают. Власть и народ в церкви разъезжаются по встречным полосам. И нынешнее «укрепление дисциплины» лишь отягчает общий кризис.

После блогерских заметок многие представители РПЦ высказались примерно в одном ключе, заявив, что о.Андрей сгущает краски и клевещет. Свое отношение к нему выразил Протоиерей Всеволод Чаплин. Он призвал о.Андрея покаяться, сказав фразу, которую сейчас активно цитируют и которая, судя по всему, станет новым устойчивым выражением, глубоким по смыслу: «Надо служить Богу, а не блогу». Всеволод Чаплин считает, что дьяконом Кураевым движет чувство мести и гордыня, но у него есть шанс исправиться, «потому что в жизни отца Андрея было много вдохновляющих, миссионерских, проповеднических, писательских успехов». Многие священнослужители полагают, что в выступлении Всеволода Чаплина предельно емко и четко сформулирована официальная позиция РПЦ по этому скандальному вопросу.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий