Как принимаются решения в Московской Патриархии, каков «механизм принятия»

Яков Кротов

Яков Кротов Яков Кротов: Сегодняшний выпуск нашей программы будет посвящен тому, как принимаются решения в Московской Патриархии, каков «механизм принятия». У нас в гостях двое православных священников. Отец Иоанн Свиридов, хорошо знакомый нашим слушателям, который работал в просветительском отделе.

Иоанн Свиридов: Он назывался отдел религиозного образования и катехизации.

Яков Кротов: В отделе религиозного образования и катехизации и много лет вел замечательные программы на Радио «София», может быть, еще это возобновится, дай Бог.

Иоанн Свиридов: Это живет в интернете.

Яков Кротов: Живет в интернете, как, кстати, и наша программа жива в интернете, а не только в эфире.
У нас в гостях также отец Сергей Попов, клирик Храма Святителя Николая в Отрадном и сотрудник миссионерского отдела Московской Патриархии.
Мне бы хотелось, чтобы сегодня мы поговорили о том, что, собственно, касается каждого... Не скажу, православного человека, православных людей в России, по социологическим данным, много, 80 процентов, но из них примерно две трети не веруют в Бога, такое своеобразное «православие». Поговорить о том, что беспокоит 15-20 процентов людей, которые достаточно регулярно ходят в православный храм и видят церковное устройство снизу, скажем так, то есть они видят некоторый не черный, наверное, золотой ящик и вот на выходе решение. Сталкиваются они при этом в основном с кем? Прежде всего с леди, которые моют пол и которые, собственно, часто и командуют, и принимают решения, куда человеку встать, какие поклоны ему делать и когда, это самая низшая стадия принятия.

Сергей Попов: Такое народное волеизъявление.

Яков Кротов: Да, народное. Они сталкиваются с леди и джентльменами, которые торгуют свечами, тоже принимают многие решения: заказ панихиды, крещение и так далее. Но, конечно, все-таки все понимают, что в храме главный по принятию решения — это настоятель.
Мой первый вопрос такой, особенно это касается Москвы. Есть храмы, где кроме настоятеля один священник, два, три четыре, бывает и больше, в кладбищенских храмах иногда действительно солидный штат, бывают приписные храмы. Чем полномочия настоятеля отличаются от полномочий его помощников? Насколько что-то может сделать обычный священник, а в каких случаях он пошлет к настоятелю?

Сергей Попов: У меня самого здесь опыт достаточно ограниченный, потому что долгие годы я служил на сельских приходах в Тверской епархии и я там был единственный настоятель и мне приходилось решать все вопросы, от забивания гвоздя до разбора полетов с налоговыми органами, правоохранительными и прочее, прочее. А московский опыт сегодня в Николаево-Отрадном у меня попроще. У нас патриаршее подворье, поэтому настоятеля у нас не существует, у нас владыка Иоанн, председатель миссионерского отдела, осуществляет здесь свою власть. А мы служим, у нас пять священников, мы распределяем обязанности свои, постепенно все притерлись и каждый понимает, кто на что способен.

Яков Кротов: Будет ли ошибкой сказать, что в данном случае епископ выполняет функцию настоятеля?

Сергей Попов: У него еще есть помощник, он конкретику прихода доверил ему. Мы считаемся клириками Белгородской епархии, миссионерский отдел, это владыка Иоанн Белгородский и Старооскольский, архиепископ, и у нас есть непосредственно человек, который стоит между нами и владыкой Иоанном, это протоиерей Олег, он занимается такой конкретикой по нашему храму по благословению владыки.

Яков Кротов: Давайте смоделируем ситуацию. Приходит человек и говорит, я хочу жениться, вот моя невеста. Будете ли Вы его расспрашивать, если Вы в этот момент в храме, состоит ли он в какой-то степени родства с будущей женой, допустим, выяснится, что будущая жена его троюродная сестра. Вы сами будете решать вопрос о возможности брака или обратитесь к настоятелю, епископу, архиерею?

Сергей Попов:  Если, как Вы сказали, выяснится, что она является какой-то родственницей, я, безусловно, обращусь к архиерею.

Яков Кротов: Но  Вы зададите этот вопрос тому, кто желает повенчаться?

Сергей Попов: Конечно, задам некоторые вопросы, которые уже давно традиционно в течение нескольких веков задаются.

Яков Кротов: Да, это еще с византийских времен этот круг определен.
Отец Иоанн, во время трагических событий, московских терактов, был такой эпизод, когда один подмосковный священник, не настоятель, отказался отпевать погибшего, заявив, что человек неверующий, никогда в храме не был, поэтому, «зачем я его буду отпевать», проявив таким образом некоторый ригоризм. Помнится, тогда досталось не ему, досталось настоятелю, настоятель принял меры, досталось от епископа. Опять же, вопрос, кто принимает решение в таких случаях и почему эти случаи такие редкие, ведь отпевание неверующего, я думаю, не такое редкое явление?

Иоанн Свиридов: Это не редкое явление,  нужно признать сразу, Вы говорите о ситуации в Московской епархии, она достаточно сложная, поскольку епископом Москвы является патриарх. У него масса викариев, которые отвечают за ту или иную деятельность.

Яков Кротов: Тогда еще попутно вопрос. Это было в области, это было под Раменским.

Иоанн Свиридов: Значит, это ведомство митрополита Ювеналия.

Яков Кротов: Митрополит Ювеналий считается викарием патриарха, но при этом в рамках...

Иоанн Свиридов: Но при этом он правящей архиерей в Московской области.

Яков Кротов: То есть он там полномочный?

Иоанн Свиридов: Он полномочный настолько, насколько это вообще возможно.
Это некий исторический парадокс возникновения этой Московской епархии. В свое время ее создали специально для митрополита Николая Ярошевича, он стал там как бы полноправным, хотя до него и Москва, и Московская область были вместе и викарный епископ не обладал полнотой свободы. Я подозреваю, что, может быть, с уходом на покой митрополита Ювеналия тоже ситуация может измениться, но пока она такова, что он является викарием, он там абсолютно полновластный хозяин.

Яков Кротов: То есть определяет это он и в принципе духовенство знает, что любит владыка? То есть, решение как-то когда-то принято и оно имеет историческую такую длительность, а молодой клирик проявил просто некоторое рвение не по разуму?

Иоанн Свиридов: Скорее всего. Но дело в том, если разобрать все случаи, которые случаются и по поводу венчания, и по поводу отпевания, тут, конечно, служащий священник обладает всей полнотой власти в данный момент, отказывает ли он или он совершает свое богослужение. Все зависит еще от финансового вопроса, к сожалению, до сих пор.

Яков Кротов: Я думал, после Иуды деньги потеряли значение для верующих людей.

Иоанн Свиридов: В Московской Патриархии деньги не потеряли значения.

Яков Кротов: Да и в Ватикане, я Вам по секрету скажу, отец Иоанн.

Иоанн Свиридов: Да, не потеряли значение, поэтому, когда идет речь о серьезных вещах, ведь прощание с жизнью или вступление в брак — это вещи довольно серьезные, поэтому этот вопрос обсуждаем и он открыт.

Яков Кротов: Намеки отца Иоанна Свиридова на коррупцию и значение денежного фактора мы с негодованием отвергаем, как недостойный христианства цинизм.
Тогда я все-таки продолжу так. Вся полнота власти. Я напомню, в церкви есть понятие «юрисдикция». Вот, вступая в храм, Вы оказываетесь в юрисдикции. Если Вы в Иерусалиме, Вы можете оказаться в юрисдикции 20 разных церквей. Юрисдикция от латинского слова «право говорение», тот, кто произносит и совершает суд. Значит, оказывается, что конфликты бывают (не часто, слава Богу,) а когда они бывают, критический момент, кому жаловаться. Допустим, полномочный священник принял решение, которое Вам не понравилось. Вы хотите подать апелляцию или, по-русски, пожаловаться. Вы жалуетесь. В церковной структуре существует понятие благочиние, есть благочинный, как отвечающий за несколько храмов определенного района, затем идет епархиальное управление, затем идет епархиальный архиерей. Если человеку отказали в венчании, куда человек может и должен жаловаться? Или он должен, по-вашему, отец Иоанн, увеличивать сумму оплаты?

Иоанн Свиридов: Нет. Если речь идет, опять-таки, о Московской епархии, здесь надо пойти в Московскую Патриархию и написать свое прошение на имя святейшего патриарха.

Яков Кротов: То есть не к благочинному, не к владыке Ювеналию?

Иоанн Свиридов: Нет. На самом деле здесь речь идет о моем совете, который Вы в своем вопрошании как бы провоцируете. Напрямую. Прошение на имя святейшего. Тогда оно, хочешь или не хочешь, будет рассмотрено. Если Вы обратитесь к викарному епископу, дело может быть замотано и неизвестно, каким концом оно ударит по Вашей собственной голове.

Яков Кротов: Тогда объясните людям, что делать, если... Можно ли послать по почте, скажем так?

Иоанн Свиридов: Думаю, что нет.

Яков Кротов: По электронной почте тоже?

Иоанн Свиридов: По электронной почте нет.

Сергей Попов: Почему? Заказным письмом с уведомлением о вручении, так тоже делается.

Яков Кротов: Это очень высокоторжественно.

Сергей Попов: Я не стал бы, кстати, уничижать роль благочинных, не знаю, в Москве, а в епархиях, которые расположены в Центральной России, сегодня роль благочинных очень велика.

Яков Кротов: А точнее?

Сергей Попов: Я думаю, что с этим вопросом имело бы смысл вначале еще поговорить с благочинным. Потому что в любом случае и владыка и епархиальный совет будут соотноситься не только с мнением священника местного, но еще и с мнением благочинного, как человека, который более весом.

Яков Кротов: То есть это примерно то, что в XVII веке до Петра называлось «поповский староста», такой как бы набольший.
Сергей Попов: Такова его роль, обычно выбирается благочинный из числа все-таки уже послуживших иереев, иереев опытных...

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий