Критический разбор Римского учения о папской власти

Здесь каждое положение не верно. Из беспристрастного рассмотрения исторических фактов оказывается:

1. Апостол Петр, как объяснено выше, не был главою или каким-либо монархом христианского мира.

2. Апостол Петр не жил в Риме 25 лет: ибо такое расчисление времени не согласно с известиями о проповеди его в других местах.

3. Апостол Петр не был епископом римским:

власть апостольская, служащая основанием епископской власти, была сама по себе несравненно выше и шире епископской власти; епископами собственно назывались местные правители церковные, неотлучно находящиеся при одной своей церкви, апостол же Петр, подобно другим апостолам, утверждал христианство в различных странах и разных церквах.

4. Апостола Петра нельзя даже назвать по преимуществу основателем церкви римской. Церковь римская основана и устроена не одним Петром, а вместе и Павлом. Есть даже основание предполагать, что в устроении церкви римской и постановлении первого епископа Лина (еще при жизни первоверховных апостолов) больше участия принимал Павел, нежели Петр. (Последняя глава книги „Деяний" и послания апостола Павла, писанные в Рим и из Рима).

5. Кроме Рима, апостолом Петром, или Петрам и Павлом вместе, устроены Церкви во многих других местах. Так, в устроении церкви Антиохийской оба апостола принимали участие не менее чем в устроении Римской. Александрийская церковь также была основана апостолом Петром, и первым епископом здесь был любимейший ученик Петра, евангелист Марк. Старше же всех и почетнее по своему происхождению была, без сомнения, Иерусалимская Церковь — мать всех церквей — основанная Иисусом Христом, откуда по сошествии Св. Духа начало распространяться христианство во все концы мира, куда из своих отдаленных путешествий нередко сходились апостолы для свидания и отчета об успехах проповеди, взаимных назидании и совещаний, где, по преданию, первым епископом от Самого Господа был поставлен один из апостолов — Иаков, брат Господень.

6. Таким образом, римского епископа нельзя считать ни преемником епископской власти Петровой, ибо Петр не был епископом, а только. поставлял епископов в Риме, в Александрии, в Антиохии и в других местах, — ни тем более преемником каких-либо верховных прав над церковью, ибо таких прав сам Петр не имел. И странно предполагать, чтобы после смерти Петра римские епископы считались верховными правителями церкви, когда оставались в живых некоторые еще апостолы. Странно предполагать, чтобы любимейший и приближеннейший ученик Христов Иоанн Богослов, после смерти Петра живший на земле более 35 лет, подчинялся римскому епископу, как верховному главе и правителю церкви!

От главенства Апостола Петра умозаключая к главенству римского епископа, как преемника его власти и достоинств, католические богословы основываются на многих фактах, заимствуемых ими из истории христианской вселенской церкви и будто бы подтверждающих их мысль.

Приняв за несомненное, что римский епископ получит от Апостола Петра не только епископство, но и верховное главенство, католические богословы, на основании опять-таки исторических фактов, стараются доказать, что будто бы в христианской церкви, не только в западной, но даже и восточной, с первых веков и до патриарха Фотия папы имели такую же власть над всеми епископами и церквами, какую они теперь имеют в римско-католическом мире. «Папы, говорят они, как верховные правители церкви, имевшие особенную власть над епископами других церквей, писали пастырские послания к различным церквам, которые принимали их с уважением; к папам приходили советоваться о церковных делах епископы отдаленных восточных церквей; папы на собранных ими соборах разбирали и осуждали лжеучения, уже осужденные другими церквами; еретики, осужденные вне Рима, приходили к папам и у них просили пересмотра их дел и разрешения от наложенной на них клятвы; сами римские епископы сознавали за собою право считать себя старейшими над всеми епископами, наблюдать за церковным порядком во всех церквах западных и восточных, требовать от них во всем согласия с римскою церковью, обличать и приказывать другим епископам, грозить им судом в случае непослушания и отлучить от церкви».

Указываемые католическими богословами факты верны, но неверно их понимание и толкование. Правда, некоторые епископы писали послания к другим церквам, но не по праву какой-нибудь власти или главенства над этими церквами, а по духу братского общения, соединявшего христианские церкви; послания таковые, притом, писались не одними только епископами римской церкви, а особенно уважаемыми епископами и других церквей, каковы, например, были: Игнатий Богоносец, Поликарп Смирнский, Ириней Лионский, Григорий Чудотворец и т. д.; вследствие того же братского общения и епископы одних церквей ходили за советом к епископам других, а между прочим и к римскому, с которым считали себя в праве не соглашаться в случае непригодности его советов, как, например, св. Поликарп не согласился с мнением папы Аники-ты, к которому он приходил советоваться о праздновании Пасхи. Бывали случаи как в римской церкви, так и в других церквах осуждения еретиков, уже осужденных в других церквах (Валентин, осужденный на востоке, был потом судим в Риме, Савелий и Павел Самосатский осуждались на соборах различных церквей), но это объясняется тем, что одни и те же еретические лжеучения постепенно распространялись из одной местности в другую и по мере распространения осуждались в той или другой местной церкви. Случалось и то, что некоторые лжеучители (Маркион и Монтан), осужденные поместными церквами, старались получить разрешение в Римской церкви; но сама же эта церковь, замечая хитрость еретиков, желавших заручиться ее авторитетом, чтобы удобнее провести свои заблуждения, не считала возможным и законным принимать их в общение. Правда и то, что между римскими епископами были такие, которые питали честолюбивые 'и властолюбивые замыслы о верховной власти в церкви и старались подчинить себе других епископов, каковыми выказали себя папа Виктор в споре о праздновании Пасхи я папа Стефан в споре о крещении еретиков; но они встретили отпор не только со стороны восточных, но и западных епископов, которые дали им понять, что никто из епископов не имеет права называться старшим епископом — епископом епископов и повелительно относиться к другим епископам.

И в период вселенских соборов (с IV и до IX в.), говорят, наконец, католические богословы, главенство папы всеми признавалось и имело свою полную силу, доказательством чему служит, будто бы, то, что вселенские соборы обыкновенно собирались папами, которые председательствовали на них или лично, или через своих легатов; дела на этих соборах решались также обыкновенно по влиянию папы, с утверждения которого и могло только получить силу всякое соборное определение. Да и сами вселенские соборы признавали за папой первенство между другими старейшими епископами.

Не входя в подробный разбор всех этих положений, должно однако ж сказать, что они или совершенно неверны, или же преувеличены. Вселенские соборы, как показывает история, созываемы были греческими императорами, а не папами; председательствовали на них обыкновенно старейшие из епископов, а не папские легаты и тем более не сами папы, из которых ни один лично и не присутствовал ни на одном из вселенских соборов; влияние на решение дел на соборах мог иметь и действительно имел только тот, кто по твердости и силе своих христианских убеждений выделялся из ряда других и являлся верным представителем христианской истины, хотя бы он на был не только папою, но и епископом, каковым, например, на первом вселенском соборе был Св. Афанасий Великий — молодой в то время архидиакон Александрийской Церкви. Сила и законность определений вселенских соборов зависела от папы столько же, сколько и от утверждения всякого другого патриарха, и решения тех соборов, на которых не было ни папы, ни его легатов, имели полную силу и всеобщую обязательность. Вообще, несомненно то, что в указанный период верховная власть в церкви принадлежала исключительно вселенским соборам, которые признавали за собою право судить каждого из епископов, хотя бы он был старейший патриарх или папа, пример чего можно видеть в 6-м Вселенском со5.оре, осудившем за монофелитство несколько константинопольских патриархов и римского папу Гонория. Если же Вселенские соборы действительно и приписывали первенство папам наряду с другими старейшими епископами, то первенство не есть главенство; первенство бывает между равными, главенство же над низшими и подчиненными.

Первенство давало папам только преимущество чести, а не власти и притом не им только одним, а и константинопольским патриархам, что решительно и ясно доказывается соборными определениями (I Всел. соб. пр. 6; 2 Всел, соб. пр. 3; 4 Всел. соб. пр. 28; VI Всел. соб. пр. 36). Не следовало бы католическим богословам оставлять без внимания и то, что вселенские соборы, приписывая старейшим епископам преимущество чести и определяя между ними порядок в этом отношении, за основание принимали только, политическое значение тех городов, в которых были старейшие иерархи, при чем необходимо предполагать, что при другом политическом распределении означенных города и округов могло быть и другое распределение в порядке их епископских кафедр, так что мог бы, например, иерусалимский или александрийский епископ занять первое место, а римский второе и т. п., был каждый равен друг другу и имея право на занятие этого места.


 Источник:  «Русское воскресение»

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий