Мы должны расстаться для вечной жизни

Мы должны расстаться для вечной жизни
Я переживаю очень тяжелые дни. На руках у меня скончалась мама — самый близкий и самый дорогой человек. Конечно, я понимаю, что пришел ее час. Маме было за девяносто, и она сильно болела. Но как трудно расставаться с человеком, который столько для меня значил. Мне кажется,
что вместе с ней ушла большая часть моего существа.

Но было в моем горе и утешение. Кончина мамы сопровождалась удивительными, светлыми явлениями, о которых я и хочу рассказать.

Мы привезли маму домой из больницы накануне праздника Покрова Пресвятой Богородицы. Через полтора часа пришел батюшка, соборовал ее и причастил. Мама была очень слаба, она едва могла держать голову. Но после соборования и причащения она ожила и с радостью приложилась к кресту.

Наступило 15 октября. Это день памяти небесной покровительницы мамы — святой благоверной княгини Анны Кашинской. И день маминого рождения. В тот день маме исполнилось 96 лет. Мы пропели ей «многая лета». Мама была очень рада, что два года назад исполнилось ее заветное желание — съездить в город Кашин и приложиться к мощам ее небесной покровительницы. До недавнего времени по большим церковным праздникам мы привозили маму на службу в Покровский храм Московской духовной академии, который она очень любила...

В ночь на 16 октября мама совсем не спала. Утром она в последний раз приняла пищу. Дышать ей было очень трудно, но она не жаловалась и не просила о помощи.

После кончины мамы я как никогда раньше поняла, что смерть — это венец жизни человека.

Жизнь мамы, начиная с самого детства, была соткана из скорбей. Росла она в многодетной семье, которая едва сводила концы с концами; спала всегда на полу. В войну работала на железной дороге, трудилась по 12 часов в сутки. Часто не оставляла аппаратной и во время воздушной тревоги. Мама награждена многими медалями.

Но вернёмся к 16 октября. Около часа дня мама внезапно с радостью сказала: «Утром ангел прилетал, а сейчас уже со свечами стоят».
Я затаила дыхание и не дерзнула задать ей какой-либо вопрос.

В три часа дня мама попросила:

— Вызови мне врача.
— Зачем?
— Чтобы он представил меня Богу.

Не поверив своим ушам, я переспросила и услышала тот же ответ. Вызвала «скорую помощь». Маме сделали укол. Я спросила её:

— Тебе не лучше?
— Нет, — спокойно ответила она.

Потом я поняла, зачем мама просила вызвать врача. Она хотела подготовить меня к приближающе¬муся концу. Врач сказал: «Слава Богу, если она про¬живёт ещё одни сутки». Так и сказал: «Слава Богу».

Среди ночи мама произнесла слова, которые меня глубоко взволновали: «Мы должны расстаться с тобой для вечной жизни». Произнесла твёрдым голосом, жизнеутверждающим тоном, хотя жизнь её на глазах угасала.

Утром мама попросила повернуть её на другой бок и тихо, не сказав больше ни слова, перестала дышать. Так смиренно, в полном сознании отошла к Господу моя мама. Когда её хоронили, я не плакала. Я чувствовала, что мама с радостью отошла в иной мир и молится там за меня. Верю, что она действительно не умерла, а уснула для вечной жизни...

На днях, вернувшись из храма, я раскрыла книгу духовных бесед преподобного Макария Великого. Меня поразили его слова: «Когда душа человеческая выйдет из тела, совершается при сем великое некое таинство... При святых рабах Божиих еще ныне пребывают ангелы, и святые духи их окружают и охраняют. И когда отходят от тела, тогда лики ангелов приемлют души их в собственную свою область, в чистый век, и таким образом приводят их ко Господу».

Наверное, подумала я, неспроста мне было дано прочитать эти слова именно сейчас, когда я пережи¬ваю тяжесть разлуки с моей дорогой мамой.

Мы должны расстаться для вечной жизни

Л. С. Голицына преподаватель МДА

Источник: Студенческий православный журнал Московской духовной академии «Встреча» № 1 (31), 2012

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий