Наравне с мудрецами

Ортодоксальные иудеи

Йехудис Ханин

В наши дни социальный статус женщины кардинально изменился по сравнению с предыдущими столетиями. Женщина в современном обществе – это гораздо больше, чем просто жена, мать, домохозяйка, муза и верная помощница своего мужа. Но в совсем еще недавнем прошлом все было отнюдь не так.

Можно было бы предположить, что в еврейской религиозной среде роль женщины была еще более ограничена, так как, будучи освобожденной от заповеди изучать Тору (за исключением изучения тех законов, которые имеют к ней непосредственное отношение), она не получала образования, равного тому, что получали мужчины, в силу того, что основной заботой женщины являлись семья и дом. Однако, если мы более внимательно рассмотрим исторические факты, то увидим, что на протяжении поколений в еврейском обществе встречались женщины, обладающие обширными познаниями в Торе – как письменной, так и устной. Даже в Талмуде упомянуты некоторые из них.

Еще с античных времен многие женщины играли важную политическую и социальную роль в еврейских общинах. Среди них нельзя не упомянуть пророчиц Девору и Хулду, царицу Шломцион, Брурию, Иму Шалом, рабанит Мириам, открывшую йешиву в итальянском городе Падуя и преподававшую в ней Талмуд, донну Грацию Мендес, Сару Шенирер, а также многих других. Например, известно, что жена Маарала из Праги, создателя голема, – ребецин Перл – правила рукописи своего ученого мужа и даже отвечала на некоторые письма от его лица. И хотя нельзя сказать, что всестороннее знание Торы было повсеместно распространено среди женщин, все же не так редко встречались женщины-знатоки законов и даже сведущие в скрытой части Торы. Среди них – мать Алтер Ребе1, ребецин Ривка, его тетка, ребецин Девора Лея, а также его дочь, ребецин Фрейда.

Брурия, жена знаменитого рабби Меира, жившая в стране Израиля в первое столетие после разрушения Второго Храма, была известна своей мудростью и значительными познаниями в Торе. Она была признана мудрецами Мишны и Талмуда знатоком законов, что само по себе делало ее личность уникальной. Когда рабби Симлай пришел к рабби Йоханану с просьбой изучить с ним Книгу Родословных за три месяца, рабби Йоханан ответил: « Жена рабби Меира, дочь рабби Ханании бен Традьона изучает в день триста вопросов по традиции и закону и даже в этом случае не смогла закончить изучение в течение трех лет. Как же ты хочешь закончить весь материал за три месяца?»2

Мудрецы нередко советовались с Брурией. Например, в трактате Кейлим, в объяснении законов ритуальной чистоты приводится в пример закон о мукце, типе предметов, запрещенных к переноске в субботу. Во многих случаях вещь, которая не воспринимает ритуальную нечистоту, в Шаббат является мукце. Между рабби Тарфоном и другими учеными в дискуссии на эту тему возник спор о «клаустре» (ключе особой формы): рабби Тарфон объявил ее нечистой, а значит, ее можно передвигать в субботу, тогда как мудрецы утверждали обратное. Тогда они обратились к Брурии как к эксперту, и она сказала, что двигать ее в Шаббат можно только необычным способом, а это означает, что она – мукце и воспринимает нечистоту. Рабби Иеошуа принял сторону Брурии и признал ее превосходство в этом вопросе3.

В Талмуде рассказывется много историй о мудрости и учености Брурии, но в этом очерке мне бы хотелось остановиться на ее душевных качествах.

Как учительница истории я хочу сказать, что для меня важно, чтобы студенты понимали: история – это не просто перечисление дат и сухих фактов. История имеет непосредственное отношение к нам. То, что сейчас стало прошлым, в какой-то момент было настоящим. Речь идет о живых людях, их чувствах, надеждах, переживаниях, испытаниях. История учит нас на их примерах.

Так случилось, что, когда я работала над этим очерком, в классе моей дочери произошло несчастье – ее одноклассница умерла в субботу. За девять месяцев до этого ушел ее брат, страдавший таким же недугом. Глядя на фотографию этой девочки и думая про нее, ее семью, ее друзей, я чувствовала, как разрывается мое сердце. Как же невыносимо больно это должно быть для ее близких. В этот момент вся история, случившаяся с Брурией, стала живой. Именно потому, что я прожила эмоционально уход из жизни молодой души, я прочувствовала кожей, насколько велика была сила духа Брурии, когда оба ее сына неожиданно умерли в субботу и она, спрятав их тела, даже не намекнула о случившемся своему мужу до конца Субботы, сказав, что мальчики пошли в дом учения. И только после трапезы по окончании Субботы она рассказала ему о трагедии, мудро подготовив рабби Меира к вести о горькой утрате, продемонстрировав необыкновенную стойкость характера и настоящую веру в Б-га и Его Тору. Прежде чем показать своему мужу тела мальчиков, она спросила: «Скажи мне, дорогой супруг, что мне делать? Какое-то время назад кто-то дал мне что-то на хранение, а сейчас требует вернуть. Как мне поступить?»

«Дочь моя, – воскликнул рабби Меир – конечно, надо вернуть!»

Тогда Брурия отвела мужа в комнату, где лежали тела их сыновей. Когда рабби Меир увидел, что случилось с их возлюбленными сыновьями, он зарыдал, и тогда его супруга напомнила ему: «Не ты ли только что сказал, что владелец имеет право требовать назад свое имущество? Б-г дал нам прекрасные души наших сыновей на хранение, пришло время вернуть их Ему.» И ответил рабби Меир: «Б-г дал и Б-г взял. Благославенно Имя Его». Сказал раби Ханина: "Таким образом, она утешила его, и его сознание успокоилось. О такой жене сказано: «Кто найдет совершенную жену?»4

Эта история показывает, какой проникновенной мудростью, глубокой связью со Всевышним и верой в нашу святую Тору обладала Брурия.

Выдающиеся качества характера она унаследовала от своего отца рабби Ханании бен Традьона. Он был одним из десяти святых мучеников, которых римляне казнили публично за распространение Торы. Брурия была рядом со своим отцом во время его сожжения и видела все своими глазами. Римляне, завернув рабби Хананию в Свиток Торы и запалив костер, специально положили мокрую шерсть к его сердцу, чтобы продлить мучения праведника. Она сказала ему: «Отец, как же я могу видеть тебя умирающим таким образом?!» Он ответил ей: «Если бы я был сожжен в одиночку, это было бы трудно для меня. Но теперь, когда меня сжигают вместе со свитком Торы, – Тот, кто отомстит за унижение свитка Торы, отомстит и за мое унижение».5 Палач был настолько потрясен мужеством и величием рабби Ханании, что снял мокрую шерсть с его сердца, облегчив страдания праведника, и прыгнул в огонь, чтобы тоже умереть со святым человеком.

Но это были еще не все страдания, что выпали на долю Брурии. Остальных членов ее семьи также ожидала тяжелая судьба. Ее брат, к сожалению, пошел по дурному пути и был убит наемными бандитами. Его изуродованное тело было найдено через три дня. Брурия сказала тогда о брате: «Хлеб лжи сладок для человека, но после рот его наполнен гравием».6 Мать ее была убита римлянами, а сестра продана в бордель. Правда рабби Меиру удалось ее оттуда выкрасть. После этого римлянами он был объявлен в розыск, поэтому ему пришлось бежать из Святой земли в Вавилон. Брурия последовала за мужем в изгнание.Существуют, правда, и другие толкования причин побега рабби Меира. Но это уже другая тема: спорная, неподтвержденная и относящаяся скорее к загадкам истории, чем к фактам.

Вся жизнь Брурии показывает нам, насколько глубокой, высокодуховной, исключительной личностью она была. Как поется в субботнем гимне в пятницу вечером – настоящей доблестной женой!

Примечания:
1.Рабби Шнеур-Залман из Ляд, первый Ребе Хабада.
2.Вавилонский талмуд, трактат Псахим, 62б.
3.Тосефта Кейлим, Бава Меция,1:6.
4.Мидраш Мишлей, 31:10
.5.Вавилонский талмуд, трактат Авода Зора, 18а.
6.Малые трактаты, Семахот, гл. 12.
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий