Не бойтесь нежности («Vatican Insider», Италия)

Папа Франциск

Интервью с Папой Франциском о Рождестве, голоде в мире, страданиях детей, реформе Римской курии, женщинах-кардиналах, Институте религиозных дел и предстоящем путешествии в Святую землю.

Андреа Торниэлли (ANDREA TORNIELLI)

 «Рождество для меня — это надежда и нежность...» Франциск рассказал газете La Stampa о встрече своего первого Рождества в качестве епископа Рима. Во вторник Папа принял нас гостинице святой Марты в зале рядом с трапезной.

Встреча продлилась полтора часа. Дважды во время беседы с лица Франциска сходило безмятежное выражение, к которому уже привык весь мир: первый раз, когда он говорил о страданиях невинных детей, а второй раз, когда он упомянул о голоде, который испытывают многие люди в мире. В интервью Папа говорил об отношениях с другими христианскими конфессиями и об «экуменизме на крови», который объединяет гонимых христиан. Он сказал, что на ближайшем Синоде будут обсуждаться вопросы брака и семьи, ответил американцам, критиковавшим его за «марксизм», и рассказал о взаимоотношениях Церкви с политикой.

Vatican Insider: Что для вас Рождество?

Франциск: Это встреча с Иисусом. Бог всегда стремился к своему народу, он направлял и берег его, обещал всегда быть рядом с ним. Во Второзаконии мы читаем о том, что Бог шествует с нами, он ведет нас за руку, как отец ведет своего ребенка. Это прекрасно. В Рождестве воплощена встреча Бога со своим народом. Это утешение, это таинство утешения. Сколько раз после полуночной мессы я проводил несколько часов в одиночестве в церкви перед началом утренней службы и всегда чувствовал истинное утешение и мир в душе. Один раз здесь в Риме — мне кажется, это было на Рождество в 1974 году — я молился ночью после мессы в резиденции Центра Асталли. Для меня всегда Рождество было созерцанием посещения Богом своего народа.

— О чем говорит Рождество современному человеку?

— О нежности и надежде. Бог при встрече с нами говорит две вещи. Первая — имейте надежду. Бог никогда не закрывает дверей, он всегда распахивает их. Отец открывает нам двери. Второе: не бойтесь нежности. Когда христиане забывают о надежде и нежности, они становятся холодной церковью, которая не знает, куда идти, погрязает в идеологии, в светских отношениях. А Бог в простоте своей говорит тебе: иди вперед, я — Отец твой и я не оставлю тебя своей милостью. Меня пугает, когда христиане теряют надежду и способность обнять и приласкать. Может быть поэтому, когда я заглядываю в будущее, я часто говорю о детях и стариках, то есть — о наиболее беззащитных людях. Когда я был приходским священником, я всегда старался быть добрым, особенно со стариками и детьми. Это утешает меня и заставляет думать о том, как Бог любит всех нас.

— Как можно поверить в то, что Бог, бесконечный и всемогущий для всех религий, стал таким маленьким?

— Греческие отцы называли его synkatabasis. Это Бог, сошедший на Землю, чтобы быть с нами. Это одно из божественных таинств. В 2000 году в Вифлееме Иоанн Павел II сказал нам, что Бог стал ребенком, всецело зависящим от заботы отца и матери. Поэтому Рождество приносит нам столько радости. Мы больше не одиноки, Бог сошел к нам, чтобы быть среди нас. Иисус стал одним из нас и ради нас он перенес страдания на кресте, когда был жестоко казнен как преступник.

— Рождество часто представляют как милую сказку. Но Бог родился в мире, где столько страданий и нищеты.

— То, что мы читаем в Евангелиях — это радостная весть. Евангелисты писали о радости. Они не рассуждали о несправедливом мире, о том, почему Бог родился в таком мире. Все это — результат нашего восприятия: бедняки, ребенок, который родился в нищете. Рождество не было вестью о социальной несправедливости, о бедности, это была радостная весть. Все остальное — последствия, созданные нами. Рождество — это радость, религиозная радость, радость Бога, внутренняя радость света и мира. Когда эта радость нам недоступна или мы находимся в такой человеческой ситуации, которая не позволяет нам ее осознать, то мы празднуем Рождество по-светски. Но есть разница между глубокой внутренней радостью и светской веселостью.

— Это ваше первое Рождество в качестве Папы в мире, страдающем от войн и конфликтов.

— Бог никогда не делает непосильных даров тем, кто не способен их принять. Он даровал Рождество потому, что мы все в состоянии понять его значение и принять его: от самых святых до самых грешных, от самых чистых до самых развращенных. Даже у развращенных есть эта способность: она, может быть, слегка заржавела, но она есть. Рождество в наше время конфликтов — это воззвание Бога, который сделал этот дар. Захотим ли мы его принять или предпочтем другие подарки. Рождество в измученном войнами мире заставляет меня думать о Божьем терпении. Основное достоинство Бога, ясно высказанное в Библии, — это то, что Бог есть любовь. Он ждет нас и никогда не устает ждать. Он приносит дар, а потом ждет нас. Это случается в жизни каждого из нас. Некоторые не обращает на это внимания. Но Бог терпелив, и мир и безмятежность Рождественской ночи — это отражение терпения Бога, который с нами.

— В январе исполнится пятьдесят лет с тех пор, как Павел VI побывал в Святой земле. Вы туда поедете?

— Рождество всегда напоминает о Вифлееме, том месте в Святой земле, где родился Иисус. В Рождественскую ночь я думаю о христианах, которые там живут, о тех, кто испытывает трудности, о тех из них, кто должен был оставить эту землю из-за различных проблем. Но Вифлеем продолжает оставаться Вифлеемом. Бог явился в определенном месте, в определенной земле, в этом проявилась милость Божья. Мы не можем думать о Рождестве и не думать о Святой земле. Пятьдесят лет тому назад Павел VI имел смелость отправиться туда, и с тех пор началась эпоха паломничества Пап в Святую землю. Я тоже хочу поехать туда, чтобы встретиться и обняться с моим братом патриархом Варфоломеем, епископом Константинопольским и вместе с ним отметить пятидесятилетнюю годовщину и тот момент, когда Папа Монтини и патриарх Афинагор обнялись в Иерусалиме в 1964 году. Мы готовимся к визиту.

— Вы не раз встречались с тяжелобольными детьми. Что чувствуешь, когда видишь страдания невинных?

— Моим учителем жизни был Достоевский, и этот его явный и неявный вопрос всегда был в моем сердце: почему страдают дети? Объяснения этому нет. Мне на ум приходит такая картина: в какой-то момент своей жизни ребенок начинает осознавать себя, но многого не понимает, чувствует свою беззащитность и начинает задавать вопросы папе или маме. Это возраст «почему». Ребенок спрашивает, потом часто не слушает наших объяснений и задает новые вопросы. Он ищет не столько ответа на свои вопросы, сколько взгляд отца, который дает ему ощущение безопасности. Перед страдающим ребенком, единственная молитва, которая приходит мне на ум, это молитва «почему». Господи, за что? Он не дает мне объяснений, но я чувствую его взор и могу сказать: «Ты знаешь почему, я этого не знаю, Ты не говоришь мне, но Ты смотришь на меня, и я Тебе верю, Господи, верю твоему взгляду».

— Говоря о мучениях детей, нельзя не вспомнить о трагедии тех, кто страдает от голода.

— У нас остается столько еды, которую мы выбрасываем, что мы могли бы накормить множество людей. Если бы мы научились не выкидывать еду, голод в мире сильно бы уменьшился. Меня поразил тот факт, что в мире каждый день от голода умирает десять тысяч детей. Столько детей плачет от голода! В среду во время аудиенции за заграждением стояла молодая мать с маленьким ребенком на руках. Ему было всего несколько месяцев. Когда я проходил, он громко плакал, а мать его ласкала и успокаивала. Я сказал ей: «Синьора, мне кажется, ребенок голоден». Она ответила: «Да, пришло время кормления». Тогда я сказал: «Дайте ему поесть, пожалуйста!» Она стеснялась кормить его грудью в общественном месте, когда мимо проходил Папа. И вот я хочу сказать то же самое всему миру: «Дайте голодным еду!» У этой женщины было молоко для ребенка. В мире достаточно еды, чтобы накормить всех. Если мы будем работать совместно с гуманитарными организациями, договоримся не выбрасывать еду и сможем доставить ее нуждающимся, то мы внесем огромный вклад в решение проблемы голода в мире. Я хочу повторить человечеству то, что сказал молодой матери: «Дайте еду голодным!» Надежда и благодать Рождества Христова не должны оставить нас равнодушными.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий