«Не надо по одной овце судить обо всем стаде». Интервью с главой пресс-службы УПЦ Василием Анисимовым

 — Василий, минуло три недели со времени похищения и возвращения монахинь Покровского монастыря, а официальной позиции Церкви по поводу этого преступления так и не последовало. Чем ты это объясняешь?

— Я уже это объяснял необычностью ситуации. То, что произошло, совершенно несовместимо с Церковью.

— По факту — уже совместимо, и совместимо с руководством Православной Церкви на Украине. Эти скандалы бросают тень на всю Церковь, посмотри сеть — «проворовались», «зажрались», «связались с бандитами» и т.д. и т.п. Молчание официального церковного Киева только подливает масла в огонь. Отец Андрей Кураев заявил о «жалкости» церковной журналистики, о ее киевском провале.

— Я все-таки думаю, что журналистика существует не для того, чтобы насыщать сеть пищей для пересудов. Никто ничего не скрывал. Монахинь похитили в ночь на субботу, а в воскресенье, понедельник мы дали комментарии. Они, правда, не выходили за рамки информации, которую распространили правоохранители. И не должны были выходить.

— Почему?

— Потому что речь шла о реальной угрозе жизни людей. Прошло, слава Богу, все удачно: похитителей вынудили отпустить узниц. Было бы, согласись, гораздо хуже, если бы в сети гуляло десять версий похищения, чего от нас добивались едва ли не все СМИ, а монахинь, похитителей, свидетелей искали бы до сих пор. Как ищут еще одну фигурантку этого «лексусного» дела — Наталью Панько, которая пропала три месяца назад без вести. Дай Бог, чтобы она была жива-здорова. Когда дело касается криминала, тем более «покушения на убийство», надо быть очень осторожными в засвечивании лиц и фактов, чтобы не навредить. Это знает всякий журналист, который занимался расследованиями. То, что монахини освобождены, — это как раз удача, а не провал.

Что касается «лексусомании», то — загляни в свой архив — мы ее с тобой обсуждали года два назад, и отец Андрей часть этого обсуждения на свой форум выставлял. Это те самые «лексусы». Журналистика поднимает вопросы, а не решает их. Проблема была озвучена, доведена до церковной общественности, священноначалия. Правда, в морально-нравственном аспекте, а не в криминальном, о котором тогда никто не знал.

Читать по теме: О пропаже и возвращении настоятельницы Покровского монастыря

Киевских монахинь собирались убить? (Видео)

Наместник Лавры митрополит Павел об исчезновении монахинь

Похищение монахинь. Как это было

 

— Теперь узнали. В этом деле вскрылись многие поразительные детали. Пострадавшим оказался и епископ-секретарь Александр (Драбинко), которого, как пишут, «кинули» на три миллиона долларов. Зачем молодому архиерею столько «лексусов» и откуда у него такие деньги? На днях в сети появился сюжет украинского телеканала с особняком Драбинко под Киевом. Он тоже стоит миллионы. Выяснилось, что и квартиру в Киеве он купил, и недешевую. Для чего все это монаху? Сеть переполнена его собственными снимками о посещении стран и континентов: самолеты, крутые гостиницы, рестораны, пиво пенное. Жизнь удалась! Не каждый бизнесмен, построивший заводы и фабрики, за пять лет так «поднимется». Архиерейство на Украине — это сверхприбыльное занятие?

— Господь с тобой! Не надо судить по одной овце обо всем стаде! Ты же одессит, посмотри на митрополита Агафангела. Великий архиерей, возродитель Православия, открыл сотни храмов, десятки монастырей, восстановил с нуля Преображенский собор-красавец, самый крупный в Украине, гордость Одессы, и не за столичные бюджетные деньги. Патриаршую резиденцию восстановил, Кучма в ней принимал президента Румынии, потому что более достойного места в городе не нашлось. Детский дом, лучший в Украине, построил и содержит. Екатерина Ющенко, когда была первой леди, его посетила и была потрясена. И знаменитую семинарию, кузницу кадров, содержит, и трудится неустанно, а живет в хижине, в монастыре. Я был у него несколько раз: кабинет, библиотека, столовая — больше ему ничего и не надо. И так у большинства архиереев старшего поколения, у которых я и сам бывал. Огромное количество свершенных дел при скромности жизненных запросов.

Что касается сетевой информации об архиереях, то, сам знаешь, она отнюдь не блещет достоверностью. Ее всякий раз надо проверять и подтверждать.

— Ну, а кто будет ее проверять и удостоверять? В Церкви молчат, светским СМИ доверия нет. К тому же епископ-секретарь вряд ли похож на овцу, скорее он — золотой теленок. Руководил строительством кафедрального собора, скандал на скандале: одна проверка выявила разворовывание на 16 миллионов, вторая на тридцать, и золото какое-то пропало. Сняли со строительства, не успели с тем воровством разобраться, он уже в "лексусное " дело вляпался, теперь вот похищение, особняки. И при всем этом он ордена получает и сам их вручает, по заграницам ездит, служит, священников рукополагает. Кто-то на Украине обращает внимание хотя бы на имиджевые потери, которые он приносит Церкви?

— Не только обращают, но и реагируют. Хищения на строительстве выявили не светские СМИ, а митрополит Павел и митрополит Софроний и доложили о них Священному Синоду. Сам Священный Синод осудил архиепископа Александра за хулу и интриганство, сняв его со многих должностей. Есть жесткий комментарий архиепископа Митрофана по этому поводу. Так что реакция всегда была. Я уверен, что и на этот инцидент она будет, когда, естественно, следствие завершится. Репутационные потери для Церкви, конечно, велики, потому что в нашей истории архиереев иногда преследовали, но по политическим мотивам. Это, может быть, первый случай, когда православный архиерей оказался втянутым в какую-то сугубо уголовно-бандитскую историю. С похитителями, вымогателями, насильниками старались все-таки не дружить. И монахинь, я думаю, со времен Батыя никто никогда не похищал. У меня был один священник, так он говорит: вы знаете, на приходе люди только об этом и спрашивают, а я даже не знаю, как и что толком им объяснить. И такая же ситуация, думаю, на тысячах других наших приходах, и все 80 наших архиереев, уверен, уже по пятьдесят раз всякому встречному и поперечному вынуждены были отвечать, кто, кого и для чего похитил. Как говорят в Одессе: оно кому-то нужно?

— Ты говоришь, что всю правду об этом деле мы узнаем по окончании следствия. Но оно может длиться сколько угодно и под покровом «тайны следствия» кануть в лету.

— Тайна следствия имеет свои параметры, содержательные, временные. Она не может служить прикрытием непрофессионализма, бездеятельности или, хуже того, коррупции следователей. Дело резонансное, и милиция, прокуратура должны информировать общественность о ходе его расследования, как и полагается в демократическом государстве. Надо не лениться тревожить их этими вопросами. Конечно, подозреваемые могут быть заинтересованы в затягивании и в развале дела. Но у нас пока нет поводов не доверять правоохранителям. Впрочем, Синод может назначить свое административное расследование и расставить все точки в вопросах, которые касаются непосредственно Церкви. Это было бы и правильнее, чем ждать, когда прокуратура и суд расскажут нам, что, собственно, у нас произошло.

— А как Церковь оказалась втянутой в это «лексусное дело»?

— Не Церковь, а благотворительный фонд или какая-то другая структура, которая, как я понял, как-то была связана с Покровским монастырем. В Синодальном отделе по благотворительности о ней никто не знает. У нас Церковь не имеет статуса юрлица, но его имеют приходы, коих 12 тысяч, монастыри, епархии и другие структурные подразделения Церкви. Они могут учреждать благотворительные организации или в них участвовать. Эти организации могут добиваться каких-то таможенных, налоговых льгот, особенно если их лоббируют высокие чиновники. Возможно, там была такая же схема, которую уже 20 лет широко практикуют псевдоцерковные организации, тот же анафематствованный Филарет-Денисенко. Когда создаются благотворительные фонды, организации, которые на самом деле занимаются коммерцией с «криминальным сокрытием доходов от налогообложения» и финансируют раскол. Я, скажем, об этом филаретовском спруте много писал, приводил документы финансовых проверок. Через филаретовские братства и благотворительные структуры под видом гуманитарки проходили бытовая техника, оборудование, металл и пр. на миллионы долларов. Это бизнес. Много раз открывали по филаретовским конторкам уголовные дела, вели расследования, но коррупция и мафия бессмертны, а для торжества законности не хватало политической воли.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий