Неприметный священник

Священники, фреска церкви в Годжаме.

Он едва освоил грамоту, с трудом окончил школу того времени. Каждый день целых два часа юный Евфимий добирался пешком до ближайшего города. С малых лет он любил Бога и Церковь, поэтому с удовольствием помогал в алтаре своему глубоко верующему дедушке в песнопении.

Так он узнал порядок Церкви и псалмопение. И когда дедушка перешел в мир иной, Евфимий остался единственным певчим в маленьком сельском приходе, пока не повстречался ему на пути областной епископ. К тому времени Евфимий был уже довольно зрелым молодым человеком, прекрасным семьянином с тремя детьми, поэтому, когда приходской священник по возрасту и болезни ушел на покой, жители прихода стали просить епископа о назначении к ним нового священника. “А кого вы предлагаете на это место?” – спросил епископ у местных жителей, и почти все они в один голос сказали: “Нашего псалмопевца!” Так, под давлением крестьян и благодаря настойчивости епископа, несмотря на возражения Евфимия, считавшего себя недостойным и непригодным для такого большого служения, он был вскоре рукоположен в сан приходского священника на радость всей деревне. С этого дня он уже исполнял священнические обязанности.

Каждое утро и каждый вечер в страхе Божием он звонил в колокол на утреню и вечерню. Кроткий, добрый, всеми любимый, щедрый и бескорыстный, довольствовался он маленькой выручкой и доходами от возделывания своих земельных участков. Иногда ходил даже на подработку, чтобы прокормить свою многодетную семью – к тому времени у него было уже шестеро детей. Областной епископ, с уважением относящийся к благоразумному и любимому прихожанами священнику, вскоре пожаловал его в духовные отцы. Толпы людей из села и окрестных деревень шли на исповедь к отцу Евфимию. Заботился он и о проповедях, которые прочитывались им каждое воскресенье из какого-то православного журнала. Не оставлял без внимания и детей, которых ему удавалось собрать в воскресную школу, для этого был у него свой способ – привлекал он их то песнопением, то конфетами и лукумом, а иногда маленькой иконкой.

Вот один примечательный факт из его жизни, показывающий величие его души. Соседом на своей пашне имел он одного нарушителя спокойствия и мошенника Яниса, который без всякого смущения взял и отодвинул забор, разделяющий границы полей, присвоив, таким образом, добрый кусок земли приходского священника. То же сделал и на следующий год. Отец Евфимий долго думал, как ему поступить. Он понимал, что если сделает замечание соседу, тот начнет ругаться и проклинать Господа, как он это делал обычно с другими соседями. “Оставлю-ка я это дело в руках Божьих”, – сказал благочестивый батюшка своей жене и старшему сыну.

Однажды поутру он сказал сыну: “Пойдем сегодня со мной на поле, я решил установить новые границы нашего участка”. Дойдя до своей пашни, он обратился к сыну со следующими словами: “Отодвинь проволочную ограду на один аршин, я решил передать соседу еще одну полосу от нашего участка”. Тогда удивленный сын стал жаловаться: “Отец, да так скоро ты и вовсе подаришь ему свое поле…” “Делай, как я сказал, дитя мое, я знаю, что делаю, не беспокойся”. После того, как сын выполнил просьбу отца, они вскоре вместе вернулись домой. На следующее утро – на тебе и Янис, тут как тут у ворот дома приходского священника.

– Доброе утро, матушка!

И тут же с беспокойством стал спрашивать, где батюшка Евфимий, в смущении повторяя, что он ему срочно нужен по какому-то важному делу.

– Вы присядьте, дорогой сосед, я вас кофе напою, пока придет батюшка Евфимий, его срочно попросили в какой-то дом, он долго не задержится.

Между тем матушка приготовила гостю кофе. Он сделал глоток, но видно было, что сидел как на углях. Вскоре появился батюшка, весь сияющий и счастливый, и сказал:

– Слава Богу, освободилась страдавшая вот уже целые сутки в родах г-жа Елена по молитвам, сынок у нее. Милости просим, Янис, доброе утро! Как семья поживает? Как животина?

Но взволнованный сосед вдруг перебил батюшку:

– Что же это такое получается, за что ты меня так, батюшка? – спросил с нескрываемой горечью в голосе Янис.

– Что случилось, дорогой Янис? Если что не так, давай исправлять.

– Я, батюшка Евфимий, уже два года как ворую у тебя землю, а ты, вместо того чтобы жаловаться, не возмущаешься и не ругаешься, мало того – даришь мне кусок из своего участка. Пора исправить эту несправедливость! Я так больше не могу…

– Хорошо, Янис! Поступай так, как считаешь нужным! Земля – это прах, а все на свете этом здесь и останется. Об одном тебя прошу – хотелось бы мне почаще видеть в церкви тебя и твою семью.

Они братски обнялись, батюшка Евфимий не дал ему поцеловать свою руку. Он благословил его со словами: “Да благословит тебя Господь!”

Так распрощался с соседом благодушный батюшка. С того момента все стало меняться на глазах. Янис вскоре восстановил старые границы на земельном участке отца Евфимия, а главное, стал регулярно посещать вместе с семьей церковь. И везде всем, знакомым и незнакомым, говорил: “В нашем селе есть настоящий человек Божий – настоящий святой – наш батюшка Евфимий!”

Источник: журнал “Ефимерий”, январь 2002 года

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий