Николай Буров сказал митрополиту то, о чем многие думали, но боялись произнести

Николай Буров

Околоцерковные круги Петербурга живо обсуждают речь директора Исаакиевского собора, народного артиста России Николая Бурова, произнесенную им на пасхальном приеме у митрополита Варсонофия.

        Там Буров сказал, что «не нам стоит брать благословения у Мордовии, а вам стоит брать у Петербурга. И соблюдать такт по отношению к питерскому священству. Этот город пережил блокаду и, думаю, переживет вас!»

Мордовия – бывшее место служения нашего митрополита и источник кадров для его команды. Таким образом, внутренний конфликт, давно тлевший в епархии, вырвался наружу. Причем в исполнении не последних лиц города.

Речь директора Исаакиевского собора приводит «Фонтанка.ру», и сам Николай Буров факт ее произнесения подтверждает. По адресу митрополита Варсонофия он ничего не говорил, но весьма критично высказывался о прибывших с ним священниках, многие из которых занимают руководящие посты в епархии и становятся настоятелями храмов.

Конкретно, по версии «Фонтанки», досталось от Бурова ключарю (фактически и.о. настоятеля) Исаакиевского собора архимандриту Серафиму (Шкредю) и настоятелю Сампсониевского собора протоиерею Александру Пелину (Сампсониевский собор входит в музейный комплекс, которым руководит Николай Буров, но в нем проходят богослужения). Однако «Городу 812» Николай Буров сказал, что с первым  у него трений нет, в отличие от второго.

«Его (Александра Пелина. – А.М.) требования немножко смешные: он хочет, чтобы ему предоставили кабинет для приемов и помещения для  занятий с молодежью. А где я их возьму? У меня и так люди на головах друг у друга сидят. Он человек деятельный, член общественной палаты от города Саранска, ему хочется деятельности, и это хорошо. Только нужно понимать, в какой город ты пришел».

Впрочем, всем понятно, что дело не в конкретных персонажах и квадратных метрах. Некоторые видят причину эмоционального выступления Николая Бурова в необходимости передавать епархии храмы, которые входят в его музей (помимо Исаакия и Сампсониевского собора к ним относятся Спас на Крови и Смольный собор), – это вытекает из закона о реституции. Тем более что через несколько дней сам Буров сообщил, что начинается передача церкви Смольного собора.

Однако «Городу 812» директор музея заявил, что никакой связи между его речью у митрополита и реституцией нет. «Процесс передачи Смольного собора шел много лет, а сейчас выходит на финишную прямую. Уже найдены помещения, в которые мы переедем, я ими очень доволен», – сказал он. Что же до остальных храмов, то это, по его словам, вопрос долгих обсуждений.

«Сейчас будут пытаться свести всю эту историю к имущественным спорам, но дело совсем не в них, – заявил «Городу 812» источник в церковной среде.  – Тот же Исаакиевский собор церковь сама никогда не возьмет – вы представляете, сколько стоит его обслуживание? Дело в общих настроениях, которые Буров озвучил».

«Мое выступление носило дружеский характер. Дружеский по отношению к епархии, – рассказал Николай Буров. – Это моя любимая епархия, зачем мне с ней ссориться? Мне может что-то нравиться, что-то – нет. И если бы я не верил, что эти не нравящиеся мне вещи можно изменить, я бы не стал и говорить. Меня смущает, что многие из тех, кто пришел вслед за митрополитом, не понимают менталитета этого города и тех отношений, которые сложились за 25 лет между епархией и, скажем, таким учреждением, как наш музей.  И еще я хотел заступиться за наших старых священников, чтобы их не смещали бездумно с тех мест, которые они многие годы окормляли. Речь идет и о Спасо-Преображенском соборе и о других приходах».

Как уже писал «Город 812», многие клирики петербургской епархии недовольны варягами из Мордовии, которых между собой называют «мордорскими». Правда, дальше церковных кухонь обсуждение «мордорских» не выходит. По крайней мере, в среде священников, остающихся в юрисдикции РПЦ. Поэтому речь Бурова – человека, исторически находящегося в близких отношениях с руководством епархии, – произвела на всех посвященных большое впечатление.

–Я знаю о таких настроениях, они достаточно широко распространены, но это не мое дело. Церковь – организация со своим уставом и сама регулирует свою жизнь», – сказал «Городу 812» Буров, комментируя переживания части местного духовенства относительно приехавших из Мордовии коллег.

Хотя храмы Петербурга, настоятелями в которых с приходом митрополита Варсонофия стали мордовские священники, можно пересчитать по пальцем двух рук, церковную оппозицию смущает, во-первых, тенденция, а во-вторых – то, что порой места для новичков расчищаются от их нынешних хозяев и других претендентов. Кроме того, при каждом удобном случае оппозиционеры вспоминают, что финансово-хозяйственным отделом епархии руководит теперь протоиерей Сергий Судаков, брат митрополита Варсонофия, назначенный им через две недели после прихода на петербургскую кафедру.

Хотя все последние митрополиты Петербурга–Ленинграда тоже были не местными, при них таких нашествий варягов не было, уверяют собеседники «Города 812» в церковных кругах.

Последним поводом для возмущения стало назначение ключарем Исаакиевского собора архимандрита Серафима (Шкредя), произошедшее 27 марта: недавно приехавший из Мордовии молодой священник фактически возглавил главный храм Петербурга (формально настоятель этого собора – митрополит). К тому же этот священник является героем публикаций знаменитого дьякона Андрея Кураева, цитировать которые даже нашему сугубо светскому изданию кажется излишним.

Вместе с тем какой бы резонанс ни имело выступление Николая Бурова, оно едва ли будет иметь прямые последствия в епархиальных делах. «Я виделся с митрополитом Варсонофием на следующий день после этого приема, он служил в Исаакиевском соборе, – рассказал «Городу 812» Николай Буров. – Никакой реакции с его стороны не было. Реакция была с другой стороны, которой я не ждал: получил более 200 эсэмэсок со словами поддержки. Многие ко мне подходили после этого. Подходят, конечно, те, кто со мной согласен,  несогласные не подходят. Но я меньше всего хотел бы делать из этого народное восстание».

Будут ли последствия для самого директора музея (а он не только директор самого прибыльного городского музея, но и глава Общественной палаты Петербурга) – вопрос открытый. Некоторые считают, что ему это выступление не простится. Вместе с тем за неделю, прошедшую после его речи (произнесена она была в воскресенье, а «Город 812» разговаривал с ним в четверг), Николай Буров от своих слов не отказался и от общения со СМИ не уклонился. То есть продемонстрировал себя человеком не только принципиальным, но и уверенным в своих силах

Антон МУХИН

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий