Новые формы проповеди или беда лжемиссионерства?

В редакцию газеты «Православный Крест» поступило письмо от читателей из города Тулы. Они рассказали о «миссионерских» нововведениях, получивших распространение в их епархии, и попросили опубликовать какой-либо разъяснительный материал на эту тему.

Новые формы проповеди или беда лжемиссионерства?

Учитывая актуальность проблемы, редакция газеты поручила журналистке Анастасии Державиной побеседовать с несколькими священнослужителями и компетентными в данной области мирянами. Ниже публикуются комментарии собеседников сотрудницы газеты на письмо туляков, а также высказанные ими мнения о различных формах так называемого современного «миссионерства».

 К сожалению, лжемиссионерство – это распространенное явление. Причем даже вполне благонамеренные православные люди считают, что в деле миссионерской проповеди суть христианская должна оставаться неизменной, а формы могут меняться. На днях и Священный Синод принял решение, где что-то подобное говорится (см. Журнал № 80 заседания Священного Синода от 16 июля об одобрении документа «О современной внешней миссии Русской Православной Церкви». В документе, в частности, сказано: «В меняющемся мире изменяются и формы внешней миссии Церкви, но само христианское свидетельство и проповедь Христа тем, кто еще не слышал о Нем, всегда остается неизменной задачей Церкви». – Примеч. ред.). А это открывает путь к любым злоупотреблениям.

Вот сейчас даже либеральные и модернистские СМИ стали критиковать лжемиссионерскую акцию Б. Якеменко с кощунственным провокационным названием. И председатель Синодального информационного отдела В.Р. Легойда сказал: «Миссия не может быть балаганом». А почему? Если вы говорите, что формы могут быть разными, то почему не балаган, не цирк? Значит, не все формы приемлемы и нельзя сказать, что сущность остается неизменной, а формы меняются. И форма, и содержание христианской проповеди давным-давно определены, и ни один здравомыслящий человек не отделяет одно от другого.

Если вы говорите, что проповедуете Христа, то будьте добры выбирать для этого такие формы, которые Христа достойны, которые заповеданы Им Самим, переданы нам апостолами. Если Христа проповедуют в неподобающей форме, это профанация, осквернение святыни. Мы вполне можем судить об этом по естественному христианскому чувству благоговения. Понимаете, какая вещь: ну, нет канонов, например, о том, что недопустимо делать голографические иконы. Но это просто недостойно образа Христова! Голография – это элемент масс-культуры, псевдоискусство. Они будут говорить вам и о рок- и рэп-музыке: «Этого не было во времена Святых Отцов». Да, не было. Но мы-то есть! Мы христиане или кто?! И мы имеем полное право судить об этом по своей христианской совести.

Наверное, надо жаловаться епархиальному архиерею. Но, конечно, нужно понимать, что ситуация зашла уже очень далеко. Если 10–15-летнему ребенку приходится объяснять, почему воровать нехорошо, то дело уже очень плохо. Есть вещи просто запрещенные. Даже Сам Бог в заповедях говорит: «Не убий» – и все. Нет никаких объяснений и доказательств, вроде: «потому что это плохо для общества», «потому что это повредит твоей душе»… Ничего этого не сказано, просто: «Нельзя». Так и здесь. А когда приходится что-то доказывать, значит, мы уже боремся в неравных условиях. И человеку, который в гриме рычит в микрофон, будучи рукоположенным в сан диакона, уже не объяснишь, почему этого делать нельзя. Его можно только наказать, принудить, как-то изолировать от церковного общества…

Когда Церковь отказывается от своего единственного призвания – спасения душ человеческих и начинает заниматься светской деятельностью, она неизбежно теряет прихожан. Т. е. если судить даже чисто социологически, это – натуральная антимиссия. Потому что развлечения люди с гораздо большим успехом найдут вне Церкви. Значит, если лжемиссионеры искренне заботятся о количестве прихожан, они глубоко заблуждаются. Первый «призыв» охваченных лжемиссионерством рано или поздно уйдет. Останутся их дети, а они не пойдут в Церковь. Мы забываем об одной простой вещи: для того чтобы твои дети ходили в Церковь, внуки и правнуки в ней спасались, нужно самому иметь совершенно безкомпромиссную горячую веру и стоять в ней до конца. Если ты «отпустил вожжи» – можешь быть уверен, твои дети уже не пойдут в храм. Мы наблюдаем хронологически, на примерах семей, утрату веры от поколения к поколению. Бывают разные причины, понятно, но в целом это так. От того, что ты передал, твои дети примут только часть. Если ты сам, будучи христианином, участвуешь в фестивалях кельтской культуры, они будут участвовать только в фестивалях кельтской культуры, пребывая вне церковной ограды.

Я считаю, что наше главное дело, противников лжемиссионерства, – это свидетельство об истинной вере. Мы верим в Церковь как в святыню и хранительницу святыни; верим в сан как в святыню; в слово Божие как в святыню; и мы об этом свидетельствуем. Конечно, горько, что мы должны об этом свидетельствовать перед настоятелем, епархиальным начальством и т.д. Но это факт современной действительности, который не должен приводить нас в уныние и расслаблять. Свидетельство – не активистская акция, чтобы оказать давление на архиереев с целью изменения церковной политики. У мирян своя функция, свое место в Церкви, и они не имеют права учить архиереев. Но свидетельствовать об истине они обязаны: это наш долг и путь спасения.

Беседовала Анастасия ДЕРЖАВИНА

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий