О «Парижской школе» и некоторых ее последователях

Игорь Друзь

 Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже

От редакции: В июне 2015 года известный своей модернистской направленностью Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже объявил о приостановлении своей преподавательской деятельности. Старейшее модернистское учреждение приостановило свою антиправославную пропаганду из-за попыток, как сказано на официальном сайте Свято-Сергиевского института, «канонического удушения и идеологического совращения» со стороны действующего главы Русской архиепископии архиепископа православных русских церквей Константинопольского патриархата в Западной Европе Иова (Гечи).


Напомним, что Свято-Сергиевский институт с 1930-х гг. находится в юрисдикции Константинопольского патриархата. Среди православных России Свято-Сергиевский институт прочно ассоциируется с модернистским направлением в богословской мысли: с т.н. «парижской школой» либерального богословия, выросшего на почве современных религиозно-философских учений, пронизанных духом протестантского реформаторства, современного латинского модернизма и обновленчества.

В определенных весьма узких, но влиятельных кругах Русской Православной Церкви как чернильное пятно расползаются идеи т.н. «парижской школы».Если проанализировать книги и речи ее представителей, то вырисовываются глубоко антицерковные идеи, а также крайняя ксенофобия по отношению к народам, играющим особую роль в защите Православия — русским, грекам и сербам. Все это маскируется «научностью» и «богословскими» аргументами. «Новыми богословами» отрицаются аскетизм, исповедь, пост, да едва ли не все Предание Церкви, от юлианского календаря до исповеди, постов и церковнославянского языка. Для характеристики неугодных им мест Священного Предания и даже Писания протопресвитеры А.Шмеман, Н.Афанасьев и их последователи используют несколько шаблонных фраз: «миф», «позднейшие вставки», «частные мнения экзальтированного окружения святых», или и вовсе — «католические заимствования». Последнее утверждение особенно сильно своей демагогией, поскольку иногда заставляет отрицать Предание вполне благонамеренных людей, отрицательно относящихся к католическим ересям. На деле католическое вероучение просто менее испорчено, чем протестантское, и потому есть немалое сходство между ним, и Православием.

В целом «парижское богословие» представляет собой клубок ересей, давно осужденных Церковью. Особенно, конечно, речь идет о ереси экуменизма, которую прп. Иустин Попович справедливо называл «ересью ересей».

И все это подается под предлогом «любви».

Такое «розовое богословие» закономерно отрицает и вечные адские муки, что также является ересью. Так, «православный катехизис» «Жив Бог», изданный членами парижского православного братства в 1979 году, вещает нам: «Скажем прямо: идея вечного ада и вечных мучений для одних, вечного блаженства, безразличного к страданию, для других не может больше в живом и обновленном христианском сознании оставаться таковой, какой ее некогда изображали наши катехизисы и наши официальные учебники богословия. Это устаревшее понимание... Давно пора покончить со всеми этими чудовищными утверждениями прошедших веков... Педагогика устрашения и ужаса больше не эффективна. Наоборот, она загораживает вход в Церковь многим из тех, кто ищет Бога любви».

Предание и Писание для этих людей — это «чудовищные утверждения прошлых веков...». В данном случае, в одном из многих, новые «богословы» попадают под церковные анафемы.

Они, например, осуждены 12-м анафематизмом V Вселенского Собора: «Кто утверждает, что силы небесные и все люди, и даже злые духи соединятся с тем Богом-Словом, в котором нет никакого вещества... — да будет анафема».

В целом парижское богословие характерно своей крайне двусмысленностью и недосказанностью, что позволяет его проводникам классическими методами черного пиара расширить влияние своих идей. Мутность и двусмысленность — это фирменный знак этой «школы», резко отличающий ее тексты от святых отцов, которые жестко говорили «да» и «нет», называли зло злом, и добро — добром. Перед черной тьмой всегда бывают серые сумерки... Лягушку варят, постепенно повышая градус воды, иначе она выпрыгнет из нее.

Бесспорно, если бы читателям этих «богословов» подавали одни сплошные ереси, то их книжки были бы сразу резко отвергнуты. Но еретические идеи там обычно неплохо замаскированы цитатами из святых отцов и Писания. Если на 10% лжи приходится 90% правды, то ложь хорошо распространяется.

Такая тактика довольно эффективна в отношении многих полуобразованных и гордых собой «православных интеллигентов» — вчерашних сектантов и «научных» атеистов, которые всегда гордо хотят встать «над схваткой», и всегда падают ниже плинтуса. Диссиденствующие советские интеллигенты, лишенные корней и поколениями весьма далекие от веры, легко были перепрограммированы в постпротестантских агностиков. Они хорошо восприняли написанные к этом духе книги протопресвитера А.Шмемана.

«Парижские богословы» постоянно отрицают церковное предание и догматику, при этом нарочно не декларируя окончательных выводов, а как бы приглашая сделать их читателям.

Громкие обвинения в адрес, например, Иерусалимского Патриархата в том, что он, якобы, почти 2000 лет добывает Благодатный Огонь «из зажигалки», вызвали бы сильное отторжение у православных масс. Так и произошло с протодьяконом А. Кураевым, прямо обвинившим Патриарха Иерусалимского Феофила в фальсификации. Другое дело, подленькие намеки на это с лицемерным утверждением о том, что это все «неважно». Это куда более эффективно для воздействия на не умеющего самостоятельно мыслить постсоветского интеллигента.

А что значит «неважно»? Вопрос о подлинности этого чуда — это очень даже важно. Доказательство жульничества было бы концом Иерусалимского Патриархата, причиной ухода из Церкви миллионов людей. Сказать о том, что это неважно, может либо прямой враг Церкви, манипулятор, либо самонадеянный дурак. Обновленцы из таковых и состоят. Наверху там — весьма грамотные манипуляторы.

На самом деле намного легче поверить в это чудо, чем в то, что в условиях засилья зачастую враждебно настроенных иноверцев — крестоносцев, мусульман, иудеев, Патриархи Иерусалимские фальсифицировали чудо почти 2000 лет, при этом никто из них не попался и не проболтался. Хотя и раньше, и, особенно, теперь, когда существуют видеокамеры толщиной с человеческий волос, обнаружить обман было бы очень легко.

Но таков уж стиль мышления вчерашнего «научного материалиста», что он готов верить в любую материальную причину, даже если ее вероятность фактически равна нулю, зато в чудо — никогда. Вот что говорит на эту тему неоднократно подвергаемый прещениям священноначалия белорусский священник Александр Шрамко, большой поклонник «парижских богословов», известный крайним политическим фанатизмом либерального толка: «...я не склонен исследовать, действительно ли сходит огонь в Иерусалиме или это, как выразился Патриарх Феофил, образная репрезентация, символизирующая расхождение света Христовой Истины от Его Гроба. Гораздо более тревожным является то, что для множества верующих вера в Благодатный огонь является одним из ключевых, а иногда и важнейшим аспектом их веры». Далее этот «встревоженный» верой в признанное Вселенской Церковью чудо священник употребляет слова «миф о «схождении благодатного огня»». Завершается статья диковатым утверждением: «...нынешний кризис в осознании «иерусалимского чуда» может оказаться серьезным и плодотворным испытанием нашей веры: Христова ли она?» То есть: тот, кто верит в чудо Благодатного Огня, тот не верит во Христа! Конгениальное утверждение.

Проживший большую часть жизни в СССР священник А.Шрамко так и не смог избавится от советского «научного материализма», который впитал всеми фибрами души. Таким людям перейти от «научного атеизма» к европейскому постпротестантскому агностицизму очень легко.

Так же хулятся подобными «богословами» и другие чудеса. Здесь уместно вспомнить мнение Церкви по этому поводу. Вот два анафематствования Константинопольского собора 1084 года.

«Не принимающим чистою верою и простым вседушевным сердцем предивные чудеса Спасителя нашего и Бога и пречисто родившей Его Владычицы нашей и Богородицы и прочих святых и пытающимся при помощи доказательств и софистических словес оклеветать их как невозможные или перетолковать по своему мнению и представить по собственному разуму — анафема».

Из чина Недели Торжества Православия: «Неверующим, яко Дух Святый умудри пророков и апостолов и чрез них возвести нам истинный путь к вечному спасению, и утверди сие чудесами, и ныне в сердцах верных и истинных христиан обитает и наставляет их на всякую истину: анафема».

Именно потому, что чудеса утверждают православную веру во всех отношениях, против них так сильно борется «парижская школа». Неообновленцев, к тому же, страшно возмущает, что православные утверждают верность Юлианского календаря. В т.ч. и на основании того, что Благодатный Огонь сходит только на Православную Пасху. Они же страстно борются за принятие Церковью «европейского» григорианского календаря, что смешало бы весь богослужебный цикл.

Осторожненькие нападки на православные праздники «богословы» вели, как всегда, двусмысленно и скользко, но твердо. Так, митрополит Антоний Сурожский непрямо отрицал праздник Введения Богородицы во Храм: «И есть праздники, так же как и иконы, которые говорят нам о каком-то внутреннем событии, даже если историческая их обстановка не ясна. Таков праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. Чтобы исторически в древнем Иерусалиме действительно случилось то событие, которое описывается в богослужебной песне, — едва ли возможно; но оно сообщает нам что-то более значительное, более важное о Божией Матери, нежели физическое Ее вступление во Святая Святых, которое было запрещено и Первосвященнику...»

Получается, что святые отцы воспринимали все слишком грубо и буквально, и праздновали то, чего на деле не было. А мы вот, «разумные», смотрим более «духовно», но «прощаем» «дремучих» святых, и согласны праздновать это, как дань традиции...Обычно человек, борющийся против церковных праздников, обязательно будет и адептом антиправославной этики. Этика — производное от вероучения. После нападок на учрежденный Церковью праздник, становится неудивительным то, что митрополит Антоний допускает возможность абортов:

«Я думаю, что это тот случай, когда лучше бы ребенку не родиться на свет, чем родиться в таком страшно изуродованном, психически и физически, состоянии. Когда ты думаешь о том, что вот — родился этот ребенок; пока он еще малюсенький, это еле заметно. Но если человек вырастет, ему будет двадцать лет, и тридцать лет, и еще столько лет, и в течение всей жизни — ничего, кроме физической муки, физического страдания или психической растерянности, не будет. И вот тут, я думаю, можно медицински рассматривать вопрос о том, что да, в данном случае законно было бы совершить аборт. Потому что — имеем ли мы право присуждать десятилетия психического и физического страдания потому только, что мы хотим, чтобы этот ребенок родился и был бы моим сыном, моей дочерью».

Так же мутно и невнятно, но все же довольно явно, митрополит Сурожский выступил и против решений Вселенских Соборов, в Православной Церкви считающихся абсолютной истиной: «Я помню, как я был смущен, когда Николай Зернов мне сказал пятьдесят лет назад: «Вся трагедия Церкви началась со Вселенских Соборов, когда канонизировали те вопросы, которые должны быть оставлены открытыми». Сейчас я думаю, он был прав, но тогда я ужаснулся. Это не значит, что Вселенские Соборы ошибались, но они выражали ту точку зрения, к которой пришли... И с тех пор богословы достигли определенных вещей... Например, о. Сергия Булгакова считали еретиком, но сейчас на него смотрят иначе».

Это совершенно типичный «кривославный» стиль «Парижской школы». С одной стороны — утверждение, что «со Вселенских Соборов началась трагедия Церкви». С другой — «это не значит, что они ошибались». Но при этом: «Я думаю, он был прав» (насчет «трагедии Церкви» от Вселенских Соборов).

Иные поклонники «парижского богословия» заходили еще дальше, недвусмысленно намекая на свое неверие в Бога:

«Да, мы не знаем — «существует» ли Бог. Существует Святыня — духовная Красота. Согласен ли я вот так, ничего не зная, без всяких доказательств, расчетов, гарантий избрать эту духовную Красоту как Высший Принцип всех моих стремлений и действий? Вот — подвиг свободы, в которой человек на деле приобщается к Божественной жизни, входит в практическое христианство. Здесь, на этой земле, наше неведение есть условие нашей свободы... Можно сказать, что Бог согласен «быть» для нас только тогда, когда мы... свободно пожелаем, чтобы Он был». Так говорил о. Сергий Желудков.

«Когда мы говорим о Царстве Божием, мы говорим, следовательно, не о чем-то загадочно-отвлеченном, не о другом, загробном мире, не о том, что будет после смерти» (Прот. Александр Шмеман. Цикл бесед о молитве Господней «Отче наш» // Проповеди и беседы. М.: Паломникъ, 2003. С. 37).

Особенно достается от «новых богословов» ряду святых, которые символизируют собой симфонию Церкви и православной монархии. Например, — св. благоверному князю равноапостольному Константину, святому императору Юстиниану, благоверному князю Александру Невскому, и многим другим. В этом плане они полностью копируют протестантов, хотя на самом деле они даже хуже традиционных протестантов. Это уже больше смахивает не то на «научный» атеизм СССР, не то на постпротестантский агностицизм. Удар по символам. Все это напоминает «развенчание мифов» о советских героях войны для разрушения СССР. Хотя на деле те герои заслуживали доброй памяти и с православной точки зрения.

В целом идеология «парижской школы» удивительным образом совпадает с политической идеологией неолиберального толка. Крайняя ненависть к монархической, и даже просто национально-ориентированным формам правления, радикальный гедонизм, отрицание молчанием и даже еретической критикой вечных мук, ада и воздаяния за грехи. При этом идет смешная апелляция к некоему мифическому «первохристианству», которого никогда не было. Последователи «парижской школы» дошли уже до самочинной «канонизации» священника Александра Меня.

Идеи «нового богословия», как правило, очень нравятся некоторым инфантильным молодым людям, полуобразованным, но очень гордящимся собой, с большими личными проблемами.

Это — классическая секта, с еретическим лжеучением, с противлением Священному Преданию и архиереям, с маргинальным тоталитарным мировоззрением. Возьмем, например, украинских неообновленцев, читающих вместо Библии и книг святых отцов Дневники протопресвитера Шмемана, тесно связанных с кочетковцами и с игуменом Петром (Мещериновым).

Можно так кратко сформировать их учение: «Молитвами «святого Александра Меня» Украина вступит в Евросоюз и введет, наконец, замечательную ювенальную юстицию, созданию которой на Украине мешают «злые бабки» и «русские шовинисты». УПЦ МП получит автокефалию, реабилитирует Мазепу, перейдет на «прогрессивный Григорианский календарь», отделится от «тоталитарной Москвы» и предаст анафеме монархическую идею. В Европе щирые украинцы всех «воцерковят», уберут некоторые либеральные крайности типа всеобщей педерастизации и наркотизации, а также с помощью своей «Поместной Церкви» соединят «братскую католическую церковь» с Православием. В качестве почетных членов новой «Всемирной церкви» туда придут еще и протестантские секты, дивным образом соединяя свои взгляды со взглядами этих адептов «киевской идеи». А КиеВасюки станут духовным центром ЕС. И уже все европейцы тоже станут почитать «святого Меня»»...

В Киеве последователи «парижской школы» — это так называемая «православная молодежь», люди лет эдак 35 от роду, русскоязычные «щирые украинцы». Большая часть из них кучкуется вокруг околоцерковного сайта «Притвор», название которого говорит само за себя — в притворе обычно стояли те, кто находится под епитимьей за какие-то грехи. См. «Духовные причины зуда церковного «реформаторства»».

Для них очень характерны редкое невежество во всех вопросах, особенно — в догматическом богословии и наивное самолюбование. Нет даже базового культурного уровня, характерного для любого образованного человека. Не говоря уж о смирении в частности и духовности в целом. Презирая старцев и само понятие православного старчества, эти среднего возраста лица истово почитают теле-гуру, и по знаку «говорящих голов» из «зомбо-ящика» кидаются то на майдан, то покорно бегут в очередь за «чудо-вакцианами» от «пандемий» птичье-свинячьих гриппов, которые «дремучее» и «неученое» церковное большинство всегда называло пандемиями вранья .

Даже не самый опытный старец все же однозначно лучше, чем оплаченные олигархами телеведущие, попугаями выкрикивающие присланные им тексты. А ведь сейчас все нормальные люди, даже не воцерковленные, или вовсе не смотрят телевизор, или смотрят его весьма редко. Обычно у подобных кликуш майдана после очередного всплеска активности, после того, как их снова надуют политические кукловоды, наступает депрессия. Но они никогда даже сами себе не признаются, что стали жертвой обмана, считая себя слишком «разумными» для этого.

Впрочем, политтехнологи уже внушили им, что их поведение на майдане было гениальным, они стояли не за Ющенко, а за правду и «евроатлантический вектор Украины», и теперь инфантильные киевские адепты «парижского богословия» снова «готовы к употреблению» их кукловодами. К новому майдану. К новым антицерковным акциям.

Человек, лишенный целостного вероучения, твердых нравственных ориентиров, неизбежно становится жертвой всех «лоходромов». Кто не хочет быть рабом Божьим, тот станет рабом любого второразрядного политтехнолога. Они не понимают, что являются марионетками в руках сил, которые служат совсем не Богу. И вовсе не Украине.

Собственно, вся история «парижского богословия» — это история того, как сильные и умные «разводят» слабых и недалеких.

В этом плане интересен пример с известным историком А.В. Карташевым. Он был, как говорится, типичным, увы, для дореволюционной России интеллигентом, слишком слабым как для добра, так и для зла. И поэтому долго был простым орудием зла, марионеткой революционных сил. Он, без сомнения, много читал, но мало думал. Как историк, он стал типичным же примером накопителя информации, переварить которую был решительно не в состоянии. Ни по своему духовному, ни по интеллектуальному уровню. Читать его книги невозможно без сожаления и улыбки, поскольку он искренне не понимал святости, допускал пренебрежительные отзывы о святых. Даже либеральнейший архимандрит Киприан (Керн) называл его «разочарованным бурсаком», и указывал, что против него был резко настроен будущий Митрополит Антоний (Храповицкий), хотя тоже либерал, но не настолько.

Так вот, этот самый Карташев, яко революционный либерал и ярый антимонархист, успел даже побывать министром по делам вероисповеданий в предательском масонском Временном Правительстве, потом его, подобно другим «демократам-богоискателям» вымели за границу более сильные хищники — большевики. Но к концу жизни этот человек все же помудрел, набрался опыта, и разочаровался в революционных идеалах молодости. Понял, что Святая Русь — не выдумка «злокозненных» архиереев-монархистов и царских жандармов, и начал писать о ней хвалебные книги.

В 1958 году поумневший Карташев уже жаловался прот. Митрофану Зноско-Боровскому (впоследствии епископу Русской Зарубежной Церкви): «...вы не имеете представления о страшной духовной подъяремности русского православного ученого и здесь, в зарубежье. Тяжелый наш путь. Говорят, «деньги не пахнут». Неправда. Они не только пахнут, в них страшный яд кроется. Вот вам, к примеру, наша Парижская Духовная Академия. Ее студенты... Подумайте, когда говорю им на лекциях о св. Руси, они смеются, для них это легенда, пустой звук... Перед вами мой многотомный труд «История Русской Церкви»... Если хотите, это оправдание моей жизни и мое последнее слово предсмертное Матери Церкви Российской. Труд готов к печати, а издать не могу. Уж очень дорогую цену требует издательство «ИМКА-Пресс». Они требуют переработки отдельных отделов истории, кое-что выбросить, а кое-что изменить. Иначе говоря, я должен отказаться от того, что так важно и существенно в истории нашей Церкви и в жизни нашего народа. Сколько пережил я, когда хлопотал об издании моей книги «Воссоздание св. Руси». И тогда «ИМКА-Пресс» потребовала много изменить в тексте. Пошел я им на уступки, кое-что изменил, но они потребовали еще и еще новых изменений, на что я никак не мог согласиться, и книга так бы и осталась неизданной, если бы не взял на себя хлопоты мой благодарный ученик, нынешний епископ Сильвестр». (Книга вышла в 1956 г. как «Издание Особого Комитета» под председательством епископа Сильвестра, экзарха Вселенского Патриарха; два тома «Очерков по истории Русской Церкви» вышли в 1959 г. в «ИМКА-Пресс» — изложение в них доведено до начала XIX века.)

Заметим, что ИМКА была в свое время осуждена РПЦЗ.

Из окружного послания Собора архиереев Русской Православной Церкви Заграницей ко всем верным чадам Русской Православной Церкви:

«...Священный Собор определил:

1) Осудить масонство как учение и организацию, враждебную христианству и революционную, направленную к разрушению основ национальной государственности.

2) Осудить также и все сродные с масонством учения и организации: теософию, антропософию, «Христианское знание» и ИМКА».
А ведь именно ИМКА была главным спонсором и одним из создателей «Православного богословского института» в Париже.

В 1922 году Джон Мотт, руководитель ИМКА, дал 8 000 долларов на его создание — сумма довольно большая по тем временам. Заметим, что ИМКА поддержала и еретическую деятельность Бердяева, в том числе — его Религиозно-философскую Академию, и его журнал «Путь».

ИМКА поддержала и обновленческий раскол в России, помогая раскольникам создать высшую церковную школу на территории СССР. Все изменилось за прошедшие с тех пор 90 лет. Много государств рухнуло, исчезали и появлялись новые нации, религии. Но все эти годы издательство ИМКА-Пресс стабильно и неутомимо издает обновленческую литературу, хулящую Православие и Святую Русь... У многих плывущих по течению обывателей, живущих в «вечном настоящем», не умещается в голове, что иные организации десятилетиями и даже веками ставят себе одни и те же цели. И цели совсем не экономические, а связанные с духовностью, точнее — с антидуховностью. Короче говоря, «филантропы» еще те...

Известная сербская публицистка Л.Булатович отмечала связь ИМКА с международным движением гомосексуалистов, гимн которых так и называется — «ИМКА». Кому-то это может показаться натяжкой, однако много фактов говорит в пользу такой версии. Среди неообновленцев вообще очень много педерастов и толерастов. (См.: «Знакомьтесь: Марти Ахтисаари — взяточник и содомит»).

Ничего удивительного. Следом за христианскими догматами бывает непременно извращена христианская этика. Нет малейших сомнений, что если отбросить Священное Предание, как учит нас «всепобеждающее» «новое богословие», то следом за ним будет отброшено и Писание.

Недавно глава англиканской Епископальной «церкви» США 52-летняя Кэтрин Джеффертс Шори, которая стала первой женщиной, возглавившей эту «церковь», заявила, что гомосексуализм не является грехом. «Я не верю, что гомосексуализм это грех. Я считаю, что бог наделяет нас разными дарами. Каждый приходит в этот мир с разным багажом, в котором что-то бросает нам вызов, а что-то приносит радость и позволяет делать мир вокруг нас счастливее», — заявила Джеффертс Шори в интервью телеканалу CNN.

На вопрос о том, как на ее взгляд гомосексуализм соотносится с некоторыми отрывками из Библии, прямо осуждающими сексуальные отношения между мужчинами, Шори заявила, что Библия была написана людьми, живущими в совершенно другой исторической обстановке.

«Библия может научить нас очень многому. Она учит нас, как быть людьми, но в плане повседневной жизни, библия не может сильно помочь нам. Она не может научить нас, какую пищу есть и какую одежду надевать. В Библии есть ряд правил, которые мы не соблюдаем сегодня», — сказала Шори .

Это явное продолжение «логики» наших неообновленцев. Некоторые каноны не соблюдаются — так давайте все каноны отбросим. Поцелуем и поставим на полочку... Дама-«епископ» вышла на следующий уровень падения — ревизию Священных текстов.

Вслед за канонами этот трюк, без сомнения, будет проделан и с Библией. Тем более, что некоторые наши околоцерковные «интеллектуалы» уже вовсю говорят о наличии в Писании «позднейших вставок». Такие заявления делает, например, А.Десницкий, известный письменными пародиями на Жития святых в стиле советского «Крокодила» и тиражированием конспирологических страшилок Госдепа. Этот экзальтированный молодой человек в начале 90-х вовсю пугал народ вездесущей «Аль-Каидой», хотя кажется, любому мало-мальски вменяемому человеку была ясна бредовость обвинений США в адрес Ирака и Афганистана в организации 11 сентября.

Скорбный путь духовной деградации почти невозможно остановить. Из одной ирреальной идейной матрицы человек начнет падать в другую, еще худшую.Вспомним смену декораций последних десятилетий в стране:

Родной завод, политинформация, «научный материализм», оливье, Первомай, «голубой огонек»...
...НИИ-шный офис, откаты, «Амаретта», кожаная куртка, «стрелка», братки, путаны...
...Вертикаль власти, табели о рангах, оклады, «вискари», внутренние органы, джакузи, певички, модельки...
Что дальше? Микрочипы под кожу, ГМО-зация, всеобщая «голубая луна», ювеНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ детей?

Матрицы сменяют друг друга все быстрее, только всеобщее покаяние и последующее восстановление традиционного христианского государства может остановить и направить вспять процесс деградации. Но для этого нужно, чтобы Церковь продолжала оставаться эталоном духовности и морали. Но уже и там, в среде пока еще узких, но уже влиятельных сил, началась смена «матриц деградации»:

...Вон злых церковных бабок. Богоизбранный народ — это «православная молодежь»... Миссионерство превыше всего...

...Интимные отношения и скоромная еда в пост, «православный рок» для привлечения широких масс... Голые девки с хоругвями на мотоциклах у байкеров...

...Каноны на полку... Эвтаназия в некоторых случаях возможна... Воздерживающихся гомосексуалистов можно якобы рукополагать в священники...

Что дальше? «Православные бандиты» и «православные проститутки» с практикующими «православными» содомитами вкупе? Неизбежная логика процесса именно такова. Ибо, как говаривал другой перестройщик, «процесс пошел» и он захватывает в свою орбиту все новых людей.

Необходимы меры по практическому и соборному осуждению «парижского богословия», хотя оно и так фактически осуждено канонами. Иначе — мы можем повторить пагубный путь Финской Православной Церкви Константинопольского Патриархата, в которой ведущие клирики уже публично борются за «права» содомитов. Сначала она добилась автокефалии от РПЦ, потом перешла на новый стиль, даже впервые среди Поместных Церквей перейдя на западную Пасхалию, а теперь... Священное Предание такая вещь, что выбросив из него нечто одно, порушишь — все. Из-за одного кирпичика рухнет вся стена.

13 ноября 2008 г. архиепископ Лев делает публичное заявление о том, что он признает законными союзы между «православными» содомитами. Архиепископ Лев утверждает, что зарегистрированные «союзы» между извращенцами не представляют для ФПЦ никакой проблемы: «Допуская к участию в богослужениях Церкви, ни одного верующего не спрашивают о его семейной жизни. Человек, вступивший в зарегистрированный союз с человеком того же пола, не может быть священнослужителем. Перед церковными работниками-мирянами мы таких преград не ставим».

В мае 2009 г. «православное» «Общество радуги» выступает в качестве одного из организаторов Европейского форума «христиан»-извращенцев «Мужество следовать закону любви» в городе Ярвенпяя под Хельсинки. Клирики ФПЦ активно участвовали в его работе. В ходе форума, например, 21 мая, читался «акафист» «Хвала Богу за все творение» (ответственный — «православный» регент Томас Сидоров). 22 мая о. Хекки Хуттунен выступил на форуме с основным докладом «Человеческая сексуальность в православном богословии».

Судя по всему, ФПЦ открыто не «венчает» содомитов только из-за боязни выпасть из евхаристического общения со Вселенской Церковью. А так, там уже все руководство за это... Это все стандартные этапы пути развала, где прохождение первой ступеньки делает практически неизбежным прохождение последней.

Кукловоды очень спешат взломать культурные коды, уничтожить целомудрие. Для этого в СМИ поднимаются темы, вообразить публичное обсуждение которых в церковной среде ранее было бы совершенно невозможно. Если такие статьи выходят на других языках, моментально подключаются переводчики из разных городов сети неообновленцев и находятся деньги для их перевода и тиражирования в СМИ.

Так, несколько месяцев назад в интернете появилась переведенная с английского статья монахини Вассы (Лариной), преподающей литургику в Вене «О ритуальной нечистоте: Что это и зачем?». В ней менструально-озабоченная монахиня обвинила нашу «дремучую» Православную Церковь в «угнетении» женщин, выраженном в недопущении их к Причастию в период нечистоты. Ни одна воспитанная, культурная женщина, даже вовсе невоцерковленная, вообще не станет такое обсуждать публично, даже в светских СМИ. А монахиня Васса в своей статье не просто обсудила эту проблему. Она ни много ни мало осудила всю Церковь за то, что в ее практике тысячи лет существует нехристианское явление. Об ограничении причащаться для женщин во время менструаций, она говорит, что это: «нехристианское явление под маской православного благочестия. Независимо от того, попало ли это понятие в церковную практику под прямым влиянием иудаизма и/или язычества, оно не имеет обоснования в христианской антропологии и сотериологии».

Фактически она высказала экклезиологическую ересь, ибо утверждая наличие в Церкви оскорбительных для человеческого достоинства языческих пережитков она, тем самым, отвергла действие в ней Святого Духа.

Критерий истины в Православии, есть то, что богословы называют «принцип рецепции», то есть признание с течением времени истиной того или иного решения иерархии или соборов всей непогрешимой и благодатной церковной полнотой. Церковная полнота отвергла причащение женщин во время нечистоты. Всегда и во все времена это не позволялось практически во всех приходах всех Поместных Церквей. Конечно, в современной деградировавшей Европе иные приходы тоже превратились в филиалы дегенеративных сект, как в вышеупомянутой Финляндии. Там-то, конечно, «благословят» на любые грехи. Но грехи все равно останутся грехами.

Еще с самых ранних веков христианства это было запрещено, не говоря уж о Ветхозаветной Церкви. В третьем веке св. Дионисий Александрийский пишет: «О женщинах, находящихся в очищении, позволительно ли им в таком состоянии входить в дом Божий, излишним почитаю и вопрошать. Ибо не думаю, чтобы оне, аще суть вернии и благочестивии, находясь в таком состоянии, дерзнули приступить к Святой Трапезе или коснутися Тела и Крови Христовой. Молитися, поминати Господа не возбранно есть. Но приступати к тому, еже есть святая святых, да запретится не совсем чистому душою и телом». Так же говорили и многие другие святые. Запрет был закреплен в Кормчей Книге.

Мнение озабоченнной непристойностями монахини против мнения Церкви. Вам кто дороже, Христос, или монахиня Васса? Мне Христос и Его Церковь дороже. Кроме того, вся ее изложенная в статье «аргументация» о том, что многие каноны не соблюдаются, и поэтому надо отменить и это правило, дерзостно и глупо донельзя. У нас очень многие люди не соблюдают Заповеди, но это вовсе не повод, чтобы отменить Заповеди.

Этот прием совершенно типичен для «нового богословия». Как и все остальное в статье. Например, «научность», множество ссылок на древние источники. Ссылки на советского человека зачастую имеют такое же магическое воздействие, как и картинки на ребенка. «Наука подтверждает...».

Другой прием: создание иллюзии «объективности». В данной статье сначала допущено критическое замечание о «православном феминизме», чтобы сразу опередить упреки в этом. Но потом идет навязывание этого же феминизма под «богословским» соусом.

Эдак, скоро могут появиться статьи с призывами отменить рясы для священников. «Где, — спросят нас «новые богословы» — в решениях Вселенских Соборов сказано о необходимости попам носить такую неуклюжую черную униформу? Необходимость ношения рясы, это, на самом деле: «латинские заимствования», «позднейшие вставки», «мифы». Надо священникам перейти на джинсы и панковские гребни, это полезно для миссионерства среди субкультур, да и удобнее». Материалы снабдят кучей «научных» ссылок.

Можно предвидеть, что скоро появятся статьи, в которых будет «богословски обоснована» возможность причастия мужчинам после ночного осквернения. В Церковь пришло поколение выросших на порнофильмах постсоветских «богословов», у которых чувство стыда отсутствует в принципе, не говоря уж о благоговении перед святынями, и которые истово хотят разрушить его у всех остальных. Что дальше? Супружеские отношения в ночь перед Причащением? Женское учительство в Церкви? А может быть и женское священство?

И под такие статьи, под их написание, переводы и распространение моментально найдутся деньги. Такие материалы нужны для ненавистников Церкви Христовой.

Благодаря статье монахини Вассы (Лариной) одновременно решается ряд вопросов:
— возводится хула на Церковь и подрывается доверие к ее правилам;
— уничтожается стыд, который, по словам антропологов, делает человека человеком;
— оскверняется святыня.

Последнее, вероятно, самое приятное из всего для главных заказчиков. Одна статья погоды не сделает, но таких материалов появляется уже великое множество.

Могут возразить, что, мол, инокиня Васса не имеет никакого отношения к «Парижской школе», заявленной в статье.
Но «Парижскую школу» следует рассматривать как самый крупный проект ХХ века разложения Церкви изнутри. Если человек в начале ХХ века взрывал полицейский участок, начитавшись литературы эсэров, то какое имело значение, являлся ли он формальным членом этой партии, или нет? Важно их идейное единство и сотрудничество!

Инокиня Васса — ярая поклонница «парижских» деятелей. Так, например, она активный участник всех конференций, посвященных «богословскому творчеству» протопресвитера Шмемана. «Отец Александр Шмеман и монашеское делание» — докладчик монахиня доктор Васса (Ларина) (РПЦЗ), преподаватель литургических исследований в Венском университете. Доклад прочитан на международном научном симпозиуме «Прошлое и будущее литургического богословия: Наследие отца Александра Шмемана». Симпозиум прошел 30-31 января 2009 г. в Свято-Владимирской семинарии, США.

Заметьте анекдотическое название доклада. Шмеман больше всего на свете ненавидел монашество, и значительная часть его Дневников — это «пятиминутки ненависти» к Афону, аскетизму, и т.д.

Одно радует: «парижская литература» запрещена во многих епархиях. Так, книги протопресвитера А.Шмемана и о. А. Меня не благословляются к продаже во многих епархиях и монастырях Украины, например, в такой цитадели Православия, как Почаевская Лавра. Несложно заметить, что именно регионы с традиционным Православием, по которым каток атеизма прошелся гораздо меньше, имеют хороший иммунитет против лжи.

2011 год

Источник:«Благодатный Огонь»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий