О подготовке к созыву Всеправославного Собора

В сентябре 2011 года председатель ОВЦС митрополит Иларион (Алфеев) приоткрыл некоторые секреты, связанные с подготовой к этому Великому Собору: по его словам, оказывается, «уже по восьми темам Церкви сумели договориться – по этим темам можно и провести Собор. Это, например, вопросы календаря, унификации церковных постановлений о посте, о препятствиях к браку, об отношении Православия к остальному христианскому миру и экуменизму».

Однако возникает правомерный вопрос: почему же верующие Русской Православной Церкви до сих пор не оповещены о позиции священноначалия по этим важнейшим вопросам церковной жизни? Верующие даже не знают, какова будет позиция делегации нашей Церкви на этом Соборе по важнейшим для Православия вопросам, особенно по пп. 5, 7, 8 и 9!

Нам ничего не говорят, ничего не обещают. А ведь возможен и такой вариант: после Собора нам заявят, что делегация РПЦ была против любых нововведений и пересмотра канонов, но мы, мол, не могли пойти против мнения большинства Православных Церквей ради общеправославного единства и солидарности! Есть опасения, что так и будут навязаны Церкви Русской «единодушно принятые на Всеправославном Соборе» обновленческие реформы.

А почему бы Святейшему Патриарху и ОВЦС не заявить открыто, что наша Русская Церковь не пойдет на этом пресловутом Всеправославном Соборе ни на какие изменения Предания: календаря, постов, откажется от экуменизма, даже если большинство поместных православных Церквей пойдут по пути апостасии на недопустимые новшества и реформы? Ведь таким заявлением священноначалие нашей Церкви могло бы успокоить многомиллионную паству, у которой накопилось немало тревожащих души верующих вопросов, связанных с готовящимся Всеправославным Собором.

Поэтому, как это не парадоксально, нынешние раздоры и конфликты между Поместными Православными Церквями, оттягивая созыв Всеправославного Собора, служат благу вселенского православия и, в частности, Русской Церкви. Чем больше будет разногласий между поместными православными Церквами, в первую очередь между Константинопольской и Русской, – тем больше вероятность того, что подготавливаемый Константинопольской патриархией Всеправославный Собор, на котором может произойти масштабная реформация церковных канонов и церковного предания (послабление или даже частичное упразднение постов, единый календарь, экуменическое движение...), соберется не скоро, ибо созыв его станет весьма затруднительным. Ведь сегодня самая главная опасность для сохранения канонов Церкви, церковного Предания и церковных традиций исходит никак не из того, кто конкретно занимает 5-е место в Пентархии, а от кулуарно подготавливаемого Всеправославного Собора, на котором большинством голосов могут быть приняты роковые для судеб Православия реформы.

 

Примечание:

1. На заседании Священного Синода Русской Православной Церкви 26–26 декабря 2013 года был принят документ «Позиция Московского Патриархата по вопросу о первенстве во Вселенской Церкви», в котором говорится, что Русская Православная Церковь не может согласиться с первенством власти на уровне Вселенской Церкви:

«На уровне Вселенской Церкви как сообщества автокефальных Поместных Церквей, объединенных в одну семью общим исповеданием веры и пребывающих в сакраментальном общении друг с другом, первенство определяется в соответствии с традицией священных диптихов и является первенством чести... Содержательное наполнение первенства чести на вселенском уровне не определяется канонами Вселенских или Поместных Соборов. Канонические правила, на которые опираются священные диптихи, не наделяют первенствующего (которым во времена Вселенских Соборов был Римский епископ) какими-либо властными полномочиями в общецерковном масштабе…

Распространение того первенства, которое присуще предстоятелю автокефальной Поместной Церкви (по 34-му Апостольскому правилу), на вселенский уровень наделило бы первенствующего во Вселенской Церкви особыми полномочиями вне зависимости от согласия на это Поместных Православных Церквей. Подобное перенесение понимания природы первенства с поместного уровня на вселенский потребовало бы и соответствующего перенесения процедуры избрания первенствующего епископа на вселенском уровне, что привело бы уже к нарушению права первенствующей автокефальной Поместной Церкви самостоятельно выбирать своего Предстоятеля…

В течение всего второго тысячелетия и до наших дней в Православной Церкви сохраняется та административная структура, которая была свойственна Восточной Церкви первого тысячелетия. В рамках этой структуры каждая автокефальная Поместная Церковь, находясь в догматическом, каноническом и евхаристическом единстве с другими Поместными Церквами, является самостоятельной в управлении. В Православной Церкви нет и никогда не было единого административного центра на вселенском уровне. Напротив, на Западе развитие учения об особой власти римского епископа, согласно которому верховная власть во Вселенской Церкви принадлежит епископу Рима как преемнику апостола Петра и наместнику Христа на земле, привело к формированию иной административной модели церковного устройства с единым вселенским центром в Риме».

 

Источник: «Благодатный Огонь»

 

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий