О посте телесном

Игорь Друзь,
председатель «Народного Собора» Украины

Когда приходит пост, то нередко его начинают хулить даже не атеисты, часто видящие в нем пользу для здоровья, а представители околоцерковной либеральной секты и плавно переходящей в нее секты «миссионэров».

То есть они, как правило, не хулят его прямо, но противопоставляют пост телесный как воздержание от пищи и супружеских отношений некоему надуманному «чисто духовному посту». При этом с их стороны идет постоянная насмешка над «простецами», которые, мол, «евангельский дух забыли», а думают только о «постных рецептах». Тысячи лет Церковь в определенные периоды строго предписывала воздерживаться от пищи или от ее отдельных видов, но вот, наконец, в нее пришли «разумные» — вчерашние «научные атеисты» и сектанты, и «разъяснили» всем, что она была неправа...

То, что человек, хотя и имеет безсмертную душу, очень сильно зависит от тела и сильно связан с землей, совершенно очевидно. Эта мысль много раз в разных вариантах прописано в Святом Писании. «Земля еси, и в землю отыдеши» (Быт 3:19).

Весьма большую зависимость человека от тела, а следовательно — и от еды, признают не только святые отцы, но даже и блудники. Ну кому может быть непонятна важность правильного питания для определенных видов деятельности? Разве что т.н. «православному интеллигенту» — недавнему безбожнику, или протестанту, у которого вовсе нет смирения, с(О)ветски- , но не духовно- образованному.

Едой можно разжигать страсти, увеличивать ненужную энергию, и, напротив, ее уменьшение может гасить соблазны. Неудивительно, что либеральные маргиналы, вслед за «ненужностью» воздержания от скоромной еды выдвигают и лозунги «ненужности» супружеского воздержания в пост, и даже пытаются это «богословски» и «миссионэрски» обосновать. Конечно, если каждый день питаться яичницей и рыбой, не говоря уж о мясе, то воздержание от супружеских отношений в пост действительно станет практически невозможным. Не зря ведь в пост, особенно в Великий, предписывалось быть несколько изможденным.

Да, это категорически противоречит современному культу силы и здоровья, но зато приближает человека к молитве и состраданию, добрым делам, раздаче милостыни. Ведь воистину «сытый голодного не разумеет». Постящийся скорее подаст бедняку на пропитание, чем самодовольный и сытый. Постящийся скорее встанет на молитву, чем пресыщенный, ведь после сытного обеда спасть хочется куда больше, чем читать молитвослов.

Постящийся куда более, чем сыто-самоуверенный, понимает хрупкость жизни и радость вкушения дарованных Богом благ, даже самых простых. К слову сказать, поэтому и благочестивый русский обычай купания в проруби на Крещение тоже весьма ценен. Ведь с молитвой и верой не страшен и 25-тиградусный мороз, и даже наоборот — он помогает как бы пережить свое крещение заново, выныривая из ледяной воды укрепленным духом и телом.

Чтобы понять радость дарованного Богом и ближними тепла, надо всей кожей ощутить грозный зимний пейзаж. Чтобы возблагодарить Бога за свой дом, в котором потом можно отогреться, надо всем телом почувствовать жестокую хватку мороза. Чтобы понять, насколько мы все зависим друг от друга, насколько важно сохранять мир и любовь в обществе, дающую возможность поддерживать системы жизнеобезпечения в нашем суровом климате и не выходить на очередной майдан для бессмысленного и беспощадного бунта.

Но вернемся к «новым богословам». Перед нами обычный «блуждающий сюжет дьявола» — веками повторяющийся сценарий соблазнения больших групп христиан. Сначала реальной, исторической Церкви противопоставляется некий идеальный образ, надуманный и никогда не бывший в действительности. А потом в угоду этому миражу предлагается отбросить вполне реальные ценности. Реальному церковному народу, который, при всех его грехах, явно карабкается вверх, к Царству Божьему, противопоставляются некие «верующие разумно», которые не снисходят с высот своей «разумности» до постных рецептов, а постятся «чисто духовно». Если бы враг рода человеческого открыто призвал отбросить сразу все вероучение, то за ним мало кто пошел бы. Поэтому он выдает призывы отбросить Священное Предание по частям, искусно противопоставляя эти части друг другу, под лозунгом «возврата к истокам» и «очищения от поздних наслоений». Многие современные публицисты справедливо пишут, что таким образом нас толкают на скользкий путь 2 Ватиканского собора, который нанес страшный вред католической церкви. Тогда для католиков пост был фактически полностью отменен под предлогом улучшения «миссионерства» и делания акцента на «добрых делах». И постепенно Ватикан превратился в центр вымирающей, старой богадельни, от него ушла молодежь. Это правда, однако, такой сценарий имел место и в куда более ранние периоды. И древние ереси гностиков, и средневековые движения катаров и альбигойцев, и возникшие впоследствии на их основе протестантские секты все время только и обличали иерархов и мирян в реальных и надуманных грехах, говорили о «возврате к первохристианству», к «истинному Христу». И под этим предлогом требовали убрать аскетические практики, менять таинства и обряды в сторону мірской легкости и приятности.

Глубоко закономерно, что вопрос о «ненужности» телесного поста более всего педалируют неофиты, недавние постсоветские «научные материалисты» и постпротестантские либеральные агностики, которые всегда мыслят исключительно категориями «мира сего». Для них еще понятны этика и мораль, социальное служение, облегчающие жизнь в этом мире. Но вот пост и молитва, предназначенные для спасения в мире ином, это уже нечто запредельное их плоским, рационалистическим умам. Церковь для них — полезный светский институт, занимающийся благотворительностью и стоящий на страже морали. И не более того.

Адепты модернизации получают в их собственных СМИ почетные титулы «реформаторов» и чуть ли не «совести Церкви», церковное же большинство, верное учению святых отцев, получает эпитеты «тоталитарных» и «дремучих обрядоверов».

При этом идет постоянное издевательство либеральных маргиналов над священными книгами, в которых написано совсем обратное их политкорректным взглядам. Процитируем «Карла Маркса» нео-обновленцев, протопресвитера Александра Шмемана, который едва ли не сетует, что люди от безбожия начали возвращаться к вере, при этом соблюдая пост (монашескую диету, как он презрительно выражается):

"...Все эти дни — наслаждение от зимних Олимпийских игр в Иннсбруке по телевизии. Я не вижу «пользы» от этой монашеской диеты, безостановочно преподносимой людям в качестве какой-то самодовлеющей «духовности». Мой опыт таков: как только люди решали эту «духовность» вводить в свою жизнь, они становились нетерпимыми, раздраженными фарисеями...»

«Причина этого «возвращения Бога», конечно, — крах рационализма... И вот — «бегут в горы...» Бегут к любому credo, quia absurdum, к любому типикону или талмуду, к любой «духовности». И характерно — чем образованней человек, чем больше он вкусил «позитивизма» и «рационализма», тем более «глупую» религиозность он выбирает».

«Новый богослов» прямо кощунствует, приравнивая талмуд — книгу, которая призывает евреев проклинать Христа и христиан, к Типикону. Но сравнение многозначительно. И талмуд и Типикон — это как бы истолкования Писания, дающие правила повседневной жизни и богослужения.

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий