О Священстве и Радости

О Священстве и Радости

Все профессии рождены нуждой. "Железо ржавеет, пломбы выпадают, обои отстают. И значит, нужно будет ремонтировать, клеить, шить и лечить, пока не вступит в свои права жизнь будущего века. Одно только священство рождено не нуждой, а радостью, и оно останется во веки. Сказано: «Ты соделал нас царями и священниками» (Откр. 5:10).


У священства есть и временное оправдание, временные цели. Они заключены в естественном поиске людьми защиты и освящения. Глубокое, естественное желание человека — освятить свое жилье, помолиться над нивой или колодцем, благословить брак. Обряда и молитвы взыскуют родственники покойного на похоронах, чтобы хаос и страх, именуемый смертью, был преодолен при помощи обряда и слова, пения и гармонического плача. Все это называется требами: погребением, молебном, венчанием, водосвятием. Но не в требах священство, а в радости. Требовать от священства одних лишь треб значит забивать гвозди микроскопом. Да одними требами священство нынче уже и не выживет.

Не знаю, как было раньше. Догадываюсь и могу представить, но не хочу ни гадать, ни придумывать. Знаю то, что есть сейчас А сейчас требы нужны далеко не всем, и поэтому священство на одних требах не протянет. Впрочем, и слава Богу. Требы нужны лишь тем, кто знает нечто большее или интуитивно к большему тянется.

Прежде, нежели приступить к освящению внутреннего пространства души, человек сначала пробует освятить вещи бездвижные и неживые: квартиру, машину, дачный участок. На самом деле, это лишь первый шаг. В глубине души большинству хочется слов о «едином на потребу» и пасхальной радости. А машины и квартиры это — так, повод. В этом случае можно говорить об интуитивной тоске по истине, а от священника ждать, что он не просто покропит, попоет и уйдет, а постарается раздуть в человеке огонек из уже тлеющей в нем искры. Об этой искре сказано: «льна курящегося не угасит».

Конечно, знают о требах те, кто загибает пальцы обеих рук, подсчитывая года «церковного стажа». Но и им требы нужны не ради треб, а ради большего с пастырем общения, ради лишнего случая задать вопрос, помолиться вместе, угостить, в конце концов.

То, что в священнике от нужды человеческой, это — разновидность ремесла. А то, что бескорыстно, ни для чего-то земного, а оттого, что Бог Свят, от радости, то и есть священство, по сути.

Радость, она от Пасхи, от пустого гроба Иисусова, от пасхального канона Иоанна Дамаскина. И врагов у нее, что внутри, что снаружи, хватает. Суета — враг. Неизбежный подневольный труд, поденщина — враг. Свой грех — враг, чужой — тоже враг. Ишак, крутящий мельничный жернов, не только сам не может радоваться; он раздражается против всякого, кто радоваться может. «Чего это вы тут развеселились? Что это вы из себя изображаете? Где ваше смирение?». Того и гляди — запишут в еретики, потом не отмоешься. Но все равно: жизнь без радости — не жизнь, и священство без радости — не священство.

Чтобы радоваться самому, нужно побеждать страсти и иметь в себе Утешителя. К этому труду призваны все крещёные люди, без всякого изъятия. Но священник прежде полной внутренней победы (неизвестно, будет ли она) носит на себе помазание и Дух. Ему в Таинстве рукоположения дается то, о чем сказал Самуил Саулу: «И найдет на тебя Дух Господень, и ты будешь пророчествовать, и сделаешься иным человеком» (См. 1 Цар. 10:6). Он, священник, должен нести и распространять вокруг он сам не чувствует этой радости и действует лишь как орудие, но радость чувствуют люди. В книге «О вере, неверии и сомнении» митрополит Вениамин (Федченков) вспоминает, что в детстве ходившие по домам прихожан для молебнов в праздничные дни священники приносили с собой, словно за плечами, особую радость. По лицам же их не было видно, что сами они радуются. «Привыкли, наверно», — думал мальчик. Может, привыкли, а может, задавлены были, как большинство из нас, своим грехом, бытовой нуждой и поденщиной. Но радость была! Радость входила в дома простолюдинов на плечах бедного сельского попа и еще более бедного сельского причетника точно так же, как вступала в Иерусалим Живая Истина на спине смиренного вьючного животного.

Мы — разносчики радости. Не продавцы радости, а именно разносчики. Даром приняли, даром отдаем. Кто чем отблагодарит, на том спасибо. Такса за радость не назначена. Только бескорыстное искусство может издалека уподобиться священству в своей неотмирности. Ни скрипач, ни трубач своей игрой не накормят человека, и по этой причине они могут казаться бесполезными. Но трубач и скрипач могут, если угодно повести человека в бой, или устроить праздник, или отогнать уныние. Они могут дать человеку крошку той самой радости, без которой человек иноща от самой жизни готов отказаться. Священник чем-то сродни этим людям. Он не создает материальных благ, но освящает то, что уже создано; он учит видеть красоту там, где ее солнца пением молитв на своем языке, и священник освящает жизнь воспеванием Солнца правды.

Он ведь поет, священник Не всеща красиво, как соловей, но зато, иной раз, раньше всякой другой птицы. И в народе сказано: «Поп да петух и не евши поют».

Ох, уж мы его, бедного, поносили в зубах. И с осликом, и с птичкой не поленились сравнить. Не поленились и не побоялись. Но ведь он еще и ангел. Сказано у Малахии, что «уста священника должны хранить ведение, и закона ищут от уст его, потому,  что он вестник Господа Саваофа» (Мал. 2:7). «Вестник» — это и есть «ангел». Нужно, значит, ему вместе с бесплотными проповедовать Воплощение в Вифлееме. Нужно вместе с ними говорить: «Что ищете Живого с мертвыми? Его здесь нет. Он восстал». Вместе с ними нужно смотреть в небо с горы Елеонской и помнить, что Он вернется. И все это нужно делать с радостью.

Не для обустройства земного быта и не для иных целей временных и преходящих создал Господь Церковь и в Ней — священство. Церковь и священство в ней существуют для свидетельства о том, что есть иная жизнь, есть Царство Света и есть непоколебимый покой. Царство это уже подарено, но нужно потрудиться ради того, чтобы суметь вступить в обладание этим великим даром.

Для родящихся в мир сей нужна повитуха Для родящихся в вечную жизнь нужен помощник в лице священника. Если все будет сделано правильно, то родившийся услышит: «Войди в радость Господа твоего». Услышит и поймет, зачем на земле священники.

Протоиерей Андрей Ткачев

Источник: Студенческий православный журнал Московской духовной академии «Встреча» № 1 (31), 2012

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий