Основы религиозной культуры: Ислам (ч.2)

Иллюстрация 115. Рукопись Корана нач.16 века, хранящаяся в музее Харара.

Настоящий ли Коран мы читаем?

Вызывают удивление утверждения-аксиомы некоторых «абсолютно авторитетных ученых» (причем, как правило, рьяными «исламистами» приводятся мнения выборочных библейских «ученых[1]») о тексте канонического Корана как о «несотворённом слове Бога, копии предвечной Скрижали, хранящейся на небесах, записанной до сотворения мира, и, непреложной ни в своей форме, ни в содержании» — как его принято считать в среде последователей культуры исторически сложившегося ислама:

Теодор Нельдеке[2]: «Коран принял ту форму, в которой он существует в настоящее время, спустя два-три года после смерти пророка Мухаммада. Кодекс (редакция) Усмана является всего лишь копией свитка Хафсы, редактирование которого было завершено еще при Абу Бакре или при Умаре.

Редактирование касалось только построения и расположения сур и текст Корана был передан таким, каким его оставил пророк».

Джон Бартон[3]: «Коран, которым мы располагаем сейчас дошел до нас в той форме, в которой он был составлен и одобрен пророком». Бартон даже называет этот текст «свитком Мухаммада».

Уильям Монтгомери Уотт[4]: «Современная наука практически не ставит вопрос о подлинности Корана(…) Единство Корана так очевидно, что едва ли может возникнуть тень сомнения в его подлинности. (…) Тот факт, что различные по содержанию, а иногда и противоречивые откровения вошли в Коран, является надежным доказательством того, что, с небольшими исключениями, до нас

дошло все ниспосланное Мухаммаду».

В то время как существуют подкрепленные более убедительным фактологическим материалом мнения других ученых[5], например:

Густав Вайль[6]: «Осман должен был внести в свой список некоторые искажения, напр. с целью ослабить претензии Али на престол[7]».

Леоне Каэтани[8]: «…Сегодняшний Коран отличается от возвещенного Мухаммедом…

… Первая редакция при Абу Бакре и Омаре – миф.

a) Почему Абу Бакр фактически скрывал свою копию, особенно если смерть такого множества мусульман в битве при Йемаме действительно поставила под угрозу существование Корана?

b) Если эта официальная рукопись существовала, то почему в 30-м году Хиджры по-прежнему не существовало согласия относительно Корана?

4) Мы должны пересмотреть наше мнение о фигуре Османа, поскольку поздние мусульманские отрицательные отзывы могут ввести нас в заблуждение.

Предание сообщает немало плохого об Османе, но не осмеливается критиковать его редакцию, поскольку Коран, происшедший из нее является основанием Ислама».

Ас-Суюти [9] (умер в 1505 г.): «Омар сказал: не позволяйте никому говорить, что он получил весь Коран, поскольку, откуда он знает, что это — все? Большая часть Корана была потеряна. Мы получили только то, что было доступно».

«Аиша, любимая жена пророка, говорила: во времена пророка глава «Коалиция» (сура 33) содержала двести стихов. Когда Осман редактировал копии Корана, записаны были только нынешние стихи (т.е., 73)». [10]

Миссия Мухаммада состояла в уведомлении, указании на истину, но ни в коем случае не в призывах догматизации его наследия, и узурпации власти с помощью его авторитета и авторитета Корана, на что многократно указано в самом Коране[11]. Остальное мы, верующие, должны сделать своими руками, следуя жизненному примеру Мухаммада (но не слепо копируя его поведение и обожествляя его слова). Мировоззрение большинства мусульман сформировалось на базе культуры исторически сложившегося Ислама, в которой вера Богу (что имел в виду Мухаммад, как Ислам) была заменена после пророка на ритуальную и эгрегориальную религию «людей книги» (по сути — идолопоклонничество). Такие люди — ритуально-верующие, но большая часть их – неверующие Богу, поскольку они сами не различают конкретные ложь и истину и не следуют объективной справедливости:

Коран 42:48 Если они отвратятся, то Мы ведь не послали тебя над ними

хранителем[12]. На тебе только передача. А когда Мы даем человеку вкусить

Нашу милость, он радуется ей, а если его постигнет зло за то, что раньше

уготовали его руки, то ведь человек неблагодарен.

Известная мусульманам со времен халифа Усмана[13] версия Корана фактически является собранием отцензурированных и отобранных фрагментов откровения, данного Мухаммаду,на что указуют известные исторической науке факты:

Мухаммад проповедовал устно. Откровения за ним записывали разные люди:

— личные писцы пророка (Зайд ибн Сабит[14], Убайй ибн Кааб);

— Абу Бакр;

— Али ибн Абу Талиб;

— наместник Басры и Куфы Абу Мусса ал-Ашари;

— жёны Мухаммада (Аиша и Умм Салама)

— и многие другие.

Идея составления письменного сводного текста «Священного писания мусульман[15]» принадлежит первому «праведному» халифу, Абу Бакру, когда многие сахабы (сподвижники Мухаммада), знавшие Коран практически наизусть, погибали на полях сражений, и была начата работа по составлению письменного сводного текста Корана. Некоторое время эту работу возглавляла одна из жён пророка, дочь халифа Омара — Хафса. Но ключевую роль играл Зайд ибн Сабит — «знаток Корана». Именно ему при «праведном» халифе Усмане было поручено возглавить специальную комиссию по записям Корана, т.е. Зайд был по должности главным цензором всех попадавших в его распоряжение записей устных речей Мухаммада.

Второй из «праведных», халиф Омар был убит по возвращении из хаджа[16] (паломничества в Мекку). 3 ноября 644 г. Р.Х. он был смертельно ранен рабом-иранцем в Мединской мечети. Так, убийством в пределах Божьего попущения закончилась жизнь второго «праведного» халифа, «Повелителя правоверных», укрепившего первый халифат, но своим примером укрепившего не только государство, но и ритуально-книжный Ислам (вместо покорности Богу, веры Богу). Работа над канонизацией проповедей Мухаммада была прервана убийством рабом второго «праведного» халифа. А ведь в Коране рабство порицается[17]. Может быть, раб был чем-то лучше халифа[18]?

При третьем «праведном» халифе Усмане[19] (правил с 644 по 656 гг. Р.Х.) продолжалась политика завоеваний новых территорий, начатых при Омаре. Это был «период процветания и всеобщего благополучия». Однако, к концу правления третьего халифа появились признаки растущего недовольства, вызванные прежде всего социальным неравенством. Появилось отчуждение от низов общества многих мусульманских деятелей, приобретших во время войн огромные богатства, и живших в несоразмерной роскоши. Многие мусульмане совершенно справедливо начали считать это нарушением ценностей Ислама. Дух (эгрегор) и память в низах общества Ислама Мухаммада (истинного Ислама) оставались и проявляли себя. Наиболее серьёзными обвинениями в адрес Усмана к концу его правления были семейственность и фаворитизм. Большинство руководящих и доходных постов заняли представители клана Умайя (из которого происходил Усман). Среди обвинителей Усмана были некоторые, кто так считал не из зависти — оставаясь в душе ханифами[20]. При Усмане был окончательно составлен и распространён известный нам канонический текст Корана:

— к 651 г. Р.Х. главный цензор наследия Мухаммада, Зайд, приказал составить единый список имеющихся текстов. Все имеющиеся рукописи были собраны в Медине и сверены с записями Зайда, после чего на основе этой сверки составили единый текст Корана. Работа по сведению текстов Корана в канонический свод положений, имеющих догматический характер и считающихся «Священными», была завершена между 650 и 656 гг. Р.Х. (через 20 лет после смерти пророка). Копии сводного текста “Корана Османа” в 652-653 гг. Р.Х. были разосланы и распространены как исламское «Священное Писание» в различные центры халифата. Прочие же тексты сожгли, под предлогом, чтобы не возникало оснований для разночтений и споров. Но какое право имел Зайд и другие, кто принимал это решение, уничтожать наследие Мухаммада, руководствуясь лишь своими (либо чужими?) ощущениями?

Известно, что люди по своему психологическому строю тяготеют к спорам и вражде, а основания всегда найдутся: так зайдовско-османовское «единство» Корана не спасло мусульман от последующих разногласий и вражды, имея один Коран на всех как «Священное писание» (шиитский Коран с добавленной «лишней» сурой в расчёт не принимаю — по причине отсутствия мировоззренческой разницы в добавленном).

Сожжение всех коранических списков, кроме мединского “Корана Османа”, вызвало справедливое недовольство таким самоуправством части мусульман: мешали усмановской администрации многие уничтоженные высказывания пророка и люди это чувствовали. Они считали, что Усман совершил самоуправство недостойное преемника пророка. И, скорее всего, были правы в этом. Кроме того, халиф зачем-то изменил молитвенный ритуал, что часть общины расценила как «возврат к Джахилийе[21]  Итак, простые мусульмане учуяли неладное, после чего, в апреле 656 г. Р.Х., представители мусульман из Куфы, Басры и Египта, численностью около 500 чел., расположились лагерем протеста у ворот Медины. Осман пошёл на некоторые кадровые уступки, одновременно лицемеря, изображая «первого из равных» (так называли халифов, обязанных поддерживать общину). Однако, в руки египтян «случайно» [22] попало письмо халифа Османа, в котором он приказывал своему египетскому наместнику казнить смутьянов по их возвращении (такие вот двойные стандарты). Начался бунт, в ходе которого дом халифа Усмана был окружён и он был убит[23]. Кровь пролилась на Коран — указывая нам на основную причину такого насильственного пресечения его жизни.». Зачем было Усману лезть на рожон и менять ритуал? Кто его к этому подталкивал и зачем? Рядовые мусульмане чувствовали неладное, видимо, безсознательно соотнося в своей психике духовное наследие Мухаммада, к которому они успели приобщиться, и деяния третьего «праведного» халифа. Нашлось немало недовольных после того, как Зайд с Усманом уничтожили все неугодные им рукописи Корана. Зачем это было сделано и какой вклад в искажение пророчеств Мухаммада внес Зайд, общавшийся с представителями древних глобалистов?

[1]Как правило, приводятся мнения ученых из протестантских стран. Главное «достижение» протестантизма — перевод Лютером масоретской Библии (включающую Ветхий Завет, одобряющий геноцид народов и ростовщичество) и предложение её в качестве священной книги — руководства для «богоизбранных» при глобальной скупке мира и для остального мира при безусловном подчинении им.
[2] Нельдеке Теодор, немецкий востоковед, филолог и историк. Профессор восточных языков Кильского (с 1868) и Страсбургского (1872—1906) университетов. С 1885 г. — член-корреспондент Петербургской АН, с 1927 г. — почётный член АН СССР. Автор работ по семитологии, арабистике, иранистике, тюркологии. Важнейшие из них посвящены происхождению Корана и хронологии создания его частей, древней и средневековой истории Ирана, истории семитских языков, крупнейшим памятникам литературы Востока («Шахнаме», «Калила и Димна» и др.).
[3] Джон Бёртон (John Burton) – исламовед, почетный профессор университетета Св. Эндрю, Великобритания, — первого университета Шотландии (основан в 1413 г.).
[4] Уильям Монтгомери Уотт (англ. William Montgomery Watt; (1909 - 2006), арабист, почётный профессор Эдинбургского университета и автор многочисленных работ по истории, философии и культуре Ислама. Являлся священником Шотландской Епископальной Церкви и арабистом при епископе протестантской церкви в Иерусалиме с 1943 по 1946 гг.
[5] См. Энциклопедия Брокгауза и Эфрона (1890 — 1916гг.): Кн-Кю
[6] Густав Вайль (Gustav Weil, 1808 – 1889), немецкий арабист, один из переводчиков Корана.
[7] Г. Вайль. Библия, Коран и Талмуд, или библейские легенды мусульман, с.236.
[8] Леоне Каэтани ( Leone Caetani, 1869 — 1935) — итальянский историк, исламовед и политик. Л.Каэтани родился в аристократической римской семье, в роду которой были папы римские XII — XIV вв. (Геласий II, Бонифаций VIII). Окончил Римский университет по специальности восточных языков. В годы Первой мировой войны служил в артиллерии на австрийском фронте. Выступал против оккупации Ливии Италией.
[9] Абу аль-Фадл адб-ар-Рахман ибн Абу Бакр ибн Мухаммад Джалал ад-Дин аль-Худайри ас-Суюти (1445—1505), один из самых наиболее плодовитых авторов не только мамлюкской, но и всей арабо-мусульманской литературы в целом.
[10] Ибн Варрак. Происхождение Корана — классические исследования священной книги Ислама. Часть 1-я.
[11] Коран 2:272 Не на тебе лежит руководство ими , но Бог ведет прямым путем, кого хочет .
Коран 3:20 А если они станут препираться с тобой, то скажи: «Я предал свое лицо Богу и те, кто за мной последовали». И скажи тем, кому даровано писание, и простецам: «Предались ли вы?» И если они предались, то пошлипо прямому пути; а если они отвернулись, то на тебе — только передача, а Бог видит Своих рабов.Коран 13:40 Или Мы покажем тебе часть того, что обещаем им, или упокоим тебя. На тебе — только передачи, а на Нас — расчет!
[12] В культуре исторического ислама Пророка сделали чем-то вроде хранителя всех мусульман — как в библейском христианстве Иисуса. В библейской культуре Иисус якобы спас всех “христиан” надолго вперёд, после чего “христиане” и вовсе опустили руки: даже свои грехи можно “прощать” в церкви именем Иисуса. В историческом исламе такой же алгоритм существует, но не оглашается впрямую: просто мусульмане “прислонились” к авторитету пророка и никак не могут жить без него лишь верой Богу, поскольку последней у них нет.
[13] Третьего из «праведных», чем традиционно признаётся, что последующие халифы были не так уж праведны. Значит, последние создали такой «ислам», с помощью которого их последователи могли творить несправедливость.
[14] Основной цензор Корана, личный секретарь пророка, Зайд, будучи коренным мединцем, ещё при жизни пророка записывал аяты. Он также известен тем, что по приказу пророка выучил арамейский язык для того, чтобы общаться с иудеями и христианами — носителями этого языка. Но иудеи и христиане были не только носителями языка: они были и носителями культуры (замысла жизнеустройства) — вещественной и духовной — в первую очередь духа библейского, несправедливого замысла жизнеустройства. Поэтому они не могли не оказывать ответного влияния на Зайда при его личном общении с ними Это — по меньшей мере. Нужно ещё учитывать и огромный опыт противостоящей Исламу [Царству Божиему] мировой закулисы по незаметной инициации всех перспективных руководителей развивающихся империй для своих целей.
.Сам же Мухаммад арамейского не знал, но общался с библейцами через своего личного секретаря Зайда. Влияние духа библейской культуры на тексты некоторых аятов Корана по вполне определённым темам, а также на алгоритмику его составления (что оставить, а что убрать, и как расположить), согласитесь, вполне ощутимо.
[15] Актуальность редакторско-цензорской работы объясняли быстрым расширением халифата, включением в его состав новых земель, нуждавшихся в пропаганде учения Корана. Исторически сложившийся ислам, как вторичное понимание людьми ислама Мухаммада, стал пропагандироваться как новейшая передовая религиозная система, в первую очередь альтернативная иудаизму, христианству и зороастризму. У существовавших до ислама религиозных систем обязательно были свои «Священные писания», с помощью которых велось управление толпами верующих. Не желая отставать от своих предшественников, первые руководители разросшейся до размера империи мусульманской общины («праведные» халифы) решили создать своё «Священное писание» — чем самым поставили исторический ислам в равное положение с его крупнейшими предшественниками. Это так, поскольку в ведически-знахарской культуре (библейское христианство и иудаизм со всеми их «Священными» наследиями) принято искать истину прежде всего в «Священном писании» ,а затем уже у пастырей в преданиях. Убери «Священное писание», институт пастырства и авторитет преданий и любая крупнейшая вера (которая к тому же защищает себя разнообразными инквизициями) развалится, поскольку она больше ни на чём не держится — кроме эгрегора-«Бога», которому нужна вера в «Него» преданной толпы. А поэтому без веры толпы и эгрегор-«Бог» начнёт чахнуть.
[16] Ежегодный хадж (паломничество в Мекку) — праздник, проводящийся в рамках ритуально-книжного ислама, разновидность идолопоклонничества с призывами к Богу, что только добавляет атеизма.
[17] Коран 3:103 Вы были на краю пропасти огня, и Он спас вас оттуда. Так разъясняет вам Бог Свои знамения, — может быть, вы пойдете прямым путем!
104 и пусть будет среди вас община, которая призывает к добру, приказывает одобренное и удерживает от неодобряемого. Эти — счастливы.
[18] Коран 2:221Верующий раб лучше многобожника.
[19] Усман ибн Аффан прозывался как «обладатель двух светочей», поскольку был женат на двух дочерях пророка. Он был изначально из “богатого” и знатного рода, являлся с первых дней пророчества сподвижником и меценатом «на пути ислама». Но так бывает, что будучи рядом с пророком, люди не всегда познают и/или признают замысел, который несёт пророк.
[20] Ханиф (араб. — благочестивый). Среди арабов время от времени встречались люди, ведшие уединённый образ жизни вдали от поселений. Об этих людях говорили, что они последние, соблюдающие заповеди веры Авраама — считающегося праотцом арабов (как и иудеев). Ханифы верили в единого Бога, но не примыкали ни к иудеям, ни к “христианам”, ожидая появления обещанного пророка. Их ожидания сбылись с появлением Мухаммада. В среде таких ханифов были люди, кто не приветствовал посмертную канонизацию откровений Мухаммада в виде исламского «Священного Писания».
[21] Языческое невежество и несправедливый, доисламский замысел жизнеустройства.
[22] Таких случайностей не бывает: если нужное письмо, направленное в другое место, попадает для «прояснения позиций» какого-либо лица, то новые обладатели письма это заслужили, им это важно знать.
[23] Абу-ль-Хасан Али аль-Мас’уди (конец IX в. — 957 Р.Х.) писал, что в день убийства халифа Османа только в его личной казне насчитали 150 тысяч динаров и миллион дирхемов. И это, при тогдашней нищете большинства населения Медины, города пророка!

 

Часть 1\ Часть3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий