Основы религиозной культуры: Ислам (ч.3)

Иллюстрация 115. Рукопись Корана нач.16 века, хранящаяся в музее Харара.

Вот как составлялся Коран [1]:

«Выполняя поручение халифа, Зейд, судя по преданию, собрал и сличил разрозненные записи, делавшиеся им и другими лицами на плоских костях, камнях, коже, пальмовых листьях, на всём, что использовалось тогда для письма. Кроме того, он стал записывать рассказы современников Мухаммеда, тех, кто помнил, сохранил в своей памяти «откровения Аллаха». Всё это, заново просмотренное Зейдом и переписанное на отдельных листах — ас‑сухуф, составило первую редакцию Корана, которая поступила в распоряжение руководства Халифата при халифах Абу Бекре и Омаре, но не переписывалась, не размножалась.

В условиях проходившей в Халифате политической борьбы слух о составлении Зейдом по поручению халифа Абу-Бекра некоего «чтения», Корана, в основу которых кладутся записи «откро­ве­ний Аллаха», вызвал, очевидно, появление и других подобных записей и списков. Однако тексты этих записей, как оказалось, не всегда совпадали. Они расходились между собой и с собранными Зейдом как по составу, числу и последовательности глав, так и по существу, по смыслу и полноте входящих в них сообщений. Поскольку распространение среди мусульман, живших на обширной территории, разноречивых списков — «чтений», которым придавалось религиозное и законодательное значение, могло быть чревато не малыми неприятностями, в политических интересах Халифата решено было заменить их одним списком, устраивавшим господствующие круги.

Ему и работавшим под его началом помощникам из числа бывших сохабов (соратников пророка Мухаммеда) было поручено подготовить требовавшийся единый текст. Для этого прежде всего были отобраны все записи откровений Аллаха, имевшиеся у отдельных лиц. Сличив конфискованные тексты с первой редакцией Корана, подготовленной Зейдом, и приняв или отвергнув ту или другую вновь полученную запись, составители Корана по приказу халифа уничтожили все оригиналы насильно или добровольно собранных текстов.

Полученная в результате этого новая редакция теперь уже зейдовско-османовского текста Корана, переписанная в четырёх экземплярах, была разослана в важнейшие центры Халифата — Мекку, Дамаск, Куфу и Басру. Этот текст стал считаться каноническим.

Зейд ибн Сабит был отмечен Османом и его родственниками, возглавлявшими государственность, весьма щедрым подарком: получил из казны Халифата 100000 дирхемов.

Вскоре, однако, обнаружилось, что утверждённый халифом Османом текст Корана принимался верующими за подлинный текст далеко не везде, не сразу и отнюдь не всеми. Сожжение же по приказу халифа записей также не нашло общей поддержки. Напротив, немалую огласку получили тексты, которые, как оказалось, удалось сохранить нескольким бывшим соратникам пророка. Теперь, после сожжения собранных, многие стали проявлять повышенный интерес к этим текстам. Характерно при этом, что критика разосланной зейдовско-османовской версии шла, если прибегнуть к современной терминологии, снизу, из демократических слоёв…»

Как только работа над исламским «Священным писанием» была завершена — Ислам Мухаммада (вера Богу, обоюдосторонняя связь с Богом, получение Истины Свыше с помощью Различения) превратился в следующую по хронологии развития земной цивилизации разновидность религии идеалистического атеизма. Истину стали искать в «Священном писании[2]», предав забвению многие навыки жизни, которыми владел Мухаммад с Божьей помощью и пытался научить им окружающих его людей. Жизнь же свою те, кто назвали себя мусульманами, стали строить согласно ритуально-обрядовой стороне религии[3] — с опорой на основные понятые ими положения, записанные в «Священном писании». Но ведь то же самое делают и иудеи, и “христиане” на базе своих «Священных писаний»! Всё это — разновидности религии идеалистического атеизма, которая отлична не только от монотеистической религии пророка Мухаммада, но и от коранического Ислама, поскольку последний, даже если правильно понять прошедшие цензуру его записи, не является разновидностью идеалистического атеизма.

С каждым следующим «праведным» халифом[4] халифат всё больше превращался в обычную крупную империю, каких было немало и до него — лишь с той разницей, что основан он был самим Пророком, и после ухода которого мусульмане несли на себе Коран (сборник записей откровений Мухаммаду), который ими так и не понят до сих пор и по которому они не живут. От Ислама пророка Мухаммада в первые же 10-20 лет мало чего осталось — а в последующие годы и столетия халифат сперва лихорадило от междоусобиц (рвущиеся к власти «родственники и наследники» Мухаммада так и не могли поделить её), а затем именем Ислама и Корана просто пользовались многие великие полководцы, халифы, чтобы организовывать свои большие и малые империи-халифаты, эмираты и пр.[5]. Им это удавалось, покуда исторически сложившийся Ислам, который они олицетворяли, был лучше всех остальных религиозных систем — в сравнении при проверке Божиим Промыслом. Выпавшую на долю мусульманских лидеров милость Всевышнего, данную через Мухаммада, превратили в источник земной власти, извратив веру, предложенную Свыше через Пророка — из веры Богу (пусть даже с некоторыми перегибами) в обыкновенную ритуальщину, разновидность идеалистического атеизма. Поэтому можно сказать, что и духовное наследие Мухаммада было извращено в психике людей - так же, как и наследия его предшественников-пророков. В то же время необходимо признать, что Коран не смогли извратить[6] в той же мере, в какой была извращена Библия[7].

На базе таких фактов и рассуждений можно сделать вывод, что Коран, во-первых, не является полным собранием «культурного наследия Мухаммада», что плохо, и во-вторых, записи слов Мухаммада разных людей в разные времена могли содержать в себе неточности, связанные с проблемами личностного понимания слов Мухаммада этими людьми.

Много крови пролилось вследствие усмановско-зейдовского подхода к наследию Мухаммада: они породили ещё один мировой идол «Священного писания» (к уже имеющимся), обращаясь к которому мусульмане, их руководители и подстрекатели прольют реки крови, в то время как руководители других конфессий будут в свою очередь проливать реки крови, обращаясь к своим идолам. Но обладатели Корана виновны более других. Коран, несмотря на искажения и цензуру, содержит достаточно информации от Бога, чтобы остановить бессмысленную мировую резню, нужно только внимательно читать, без одержимости эгрегором исторически сложившегося Ислама:

Коран 3: 64 Скажи: «О обладатели писания! Приходите к слову, равному для нас и для вас[8], чтобы нам не поклоняться никому, кроме Бога, и ничего не придавать Ему в сотоварищи, и чтобы одним из нас не обращать других в господ, помимо Бога[9]. Если же они отвернутся, то скажите: „Засвидетельствуйте, что мы — предавшиеся“.

Коран не следовало “обрезать” и “облагораживать” цензурой. Мухаммад, будучи проводником истинного Ислама[10] (религии предавшихся Богу ханифов)[11], никак не мог завещать людям обожествление своих слов. Тем более он не мог рекомендовать черпать Истину лишь из Корана. Религию предавшихся Богу ханифов Мухаммад не сумел передать своим последователям. Скорее всего, психика всех людей, допущенных к канонизации Корана, была замкнута на стереотипы ведически-знахарской культуры Аравийского полуострова. К тому же, столкнувшись с проблемами управления огромным государством, они во-первых, внутренне испугались менять стереотипы взаимоотношений людей (как сказано в Коране: жить общиной равных): управлять по-старому было удобнее. Поэтому-то «власть имеющие», и вошли в негласный сговор, поняв друг друга. И во-вторых, их реальная нравственность, сильно отличалась от реальной нравственности Мухаммада — в сторону злонравия. Поэтому, даже пребывая с пророком, когда он был жив, многие из них уже тогда соблазнились лёгкой победой над противниками и властью, которую они получили благодаря близости к Мухаммаду, которому помогал Бог. Но, даже будучи около него, а тем более потом — они понимали его слова и думали свои мысли отлично от того, как это понимал сам Пророк. Поэтому ещё при жизни Пророка сложился эгрегор исторически реального Ислама — параллельно эгрегору Ислама Мухаммада. А последователи Мухаммада почти все решили, что сохранить свою власть им будет гораздо легче с помощью управления халифатом по стереотипам ведически-знахарской культуры. Прежде всего в исторически реальном Исламе появилось своё «Священное писание», потом началась «борьба с неверными» — даже в пределах самого Ислама на основе раскола (чем же это не мусульманская инквизиция?), а за сомнения в богооткровенности всего Корана просто убивали как «неверных». Потом появились и государственные религиозные институты, с явно выраженной системой «священнослужителей» и толкователей (как это имеет место в христианстве и иудаизме).

Вывод:

Текст канонического Корана никак не может быть признан «несотворённым словом Бога, копией предвечной Скрижали, хранящейся на небесах, записанной до сотворения мира, и, следовательно, непреложной ни в своей форме, ни в содержании».

То есть, канонический Коран не является тем самым Откровением Бога, данным Пророку Мухаммаду, свободным от наваждений, попавших в него через психику самого Мухаммада и тех, кто записывал после него аяты и искажений цензоров под контролем периферии ветхозаветной закулисы. Коран является сборником высказываний пророка Мухаммада, отобранных цензурой и частично отредактированных цензорами и переводчиками. Но происхождение большинства этих высказываний несомненно имеет источник, находящийся близко к вершине духовного наследия, а получение информации оттуда Пророком, несомненно, контролировалось и поддерживалось Свыше — также как и вся деятельность Мухаммада по распространению Ислама. При этом часть информации из той, что попала в Коран и считается Откровением, и что действительно говорил Мухаммад — он получил Свыше в попущении Божием[12]. Другая часть информации, что попала в Коран и считается Откровением — получена Мухаммадом «в чистоте», то есть не в попущении.

К середине VII века цивилизация в религиозном и социальном плане была готова к появлению Ислама (Царствия Божиего на земле) — прямого пути-альтернативы библейскому пути. Единственный из халифов Аравии, кто раньше других вышел на своеобразное (присущее ему лично) понимание этого прямого пути, правильно названного Исламом — был Пророк Мухаммад. Ему и помог Бог отразить в проповедях его ощущение прямого пути (получившего название Ислам).

Наш же выбор прост:

·    Либо правда об Истории возникновения Ислама и возвращение к стратегии строительства Царствия Божиего на Земле усилиями самих людей в Божьем водительстве;

·   Либо ложь продолжает разрастаться до глобальных масштабов с неизбежными негативными последствиями…

И этот выбор коснется всех нас, живущих на Земле!

25 мая 2008 г.

Уточнения и дополнения: 14 июня 2010 г.

[1] Подробнее см.: Климович И. Л. Книга о Коране, его происхождении и мифологии. – М., Полит­издат, 1988 г.

[2] Начав с обожествления Корана, со времени начала династии Аббасидов стали обожествлять уже и халифов.

[3] Вопреки предостережениям Корана:

Коран 2: 224 И не делайте Бога предметом ваших клятв, что вы благочестивы и богобоязненны и упорядочиваете среди людей. Поистине, Бог — слышащий, знающий!

225 Бог не взыскивает с вас за пустословие в ваших клятвах, но взыскивает за то, что приобрели ваши сердца. Поистине, Бог — прощающий, кроткий!

[4] Халифы (араб.»халифа" – повелитель, наместник, преемник, заместитель) наследовали власть, по родственной линии, а не по качествам истинного мусульманина, которые прописаны в Коране.

[5] Крупных государственных исламских образований (халифатов) существовало одновременно несколько:

— Багдадский;

— Египетский (Каирский);

— Кордовский.

[6] Коран, 2:277 (276) Уничтожает Аллах рост и выращивает милостыню.

Коран, 24:27 (27). О вы, которые уверовали, не входите в дома, кроме ваших домов, пока не спросите позволения и пожелаете мира обитателям их…

28 (28). Если же не найдете там никого, то не входите, пока не позволят вам. А если вам скажут: «Вернитесь!», — то возвращайтесь…

Коран, 31:16 (17). О сынок мой! Выстаивай молитву, побуждай к благому, удерживай от запретного и терпи то, что тебя постигло, — ведь это из твердости в делах.

17 (18). Не криви свою щеку пред людьми и не ходи по земле горделиво. Поистине, Аллах не любит всяких гордецов, хвастливых!

18 (19). И соразмеряй свою походку и понижай свой голос: ведь самый неприятный из голосов — конечно, голос ослов.

Коран, 41:34 (34). Не равны доброе и злое. Отклоняй же тем, что лучше, и вот — тот, с которым у тебя вражда, точно он горячий друг.

42:38 (40) И воздаянием зла — зло, подобное ему. Но кто простит и уладит, — награда его у Аллаха. Он ведь не любит несправедливых!

[7] Второзаконие, 15:3 С иноземца взыскивай, а что будет твое у брата твоего, прости.

6 … и ты будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы; и господствовать будешь над многими народами, а они над тобою не будут господствовать.

23:19 Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост;

20 иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост, чтобы Господь Бог твой благословил тебя во всем, что делается руками твоими, на земле, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею.

Книга Исайи, 60:10 Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои, и цари их — служить тебе…

11 И будут отверсты врата твои, не будут затворяться ни днём, ни ночью, чтобы приносимо было к тебе достояние народов, и приводимы были цари их.

12 Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся.

Евангелие от Матфея, 5:39 ...говорю вам, чтобы вы не противились злому человеку; напротив, кто бьет тебя по правой щеке, поверни к нему и другую.

[8] Это — коранический призыв ко всем обладателям «Священных Писаний». Если они найдут общий язык, то войны, в том числе и мировые, закончатся, поскольку начинаются они, как правило, с вопросов религии.

[9] Этот коранический призыв стали нарушать все халифы — от первых и до последних.

[10] Коран 6: 161 Скажи: «Поистине, Господь вывел меня на прямой путь, как прямую веру, в общину Авраама, ханифа. И не был он из многобожников».

[11] Коран 2:135-136; Коран 3:67; Коран 4:125; и другие места Корана.

[12] Попущение Божие — это когда Богом открыта возможность одним субъектам оказать непосредственное или опосредованное воздействие, не укладывающееся в нормы праведных вза­и­мо­отношений, на других субъектов, которые сами уклонились от объективной праведности. Попущение Божие — часть Божиего Промысла.

Часть 2Часть 1

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий