Политики преувеличивают значение геополитической интеграции – спикер УПЦ МП

Может ли священник быть политиком и бизнесменом? Каков собирательный образ украинского священника? Как УПЦ МП помогает мирянам? Обо всем этом и о многом другом Полемике рассказал глава Синодального информационно-просветительского отдела Украинской Православной Церкви протоиерей Георгий Коваленко.

Отец Георгий, как церковь помогает обществу?

Украинская православная церковь — это самая большая религиозная организация в Украине. Следовательно, количество проектов, самых разнообразных, и благотворительных, и культурных, и просветительских, огромное количество, как на приходском и епархиальном, так и на общецерковном уровне. Из наиболее заметных проектов можно назвать, например, кинофестиваль «Покров», который проходит уже в одиннадцатый раз. Это и Фестиваль СМИ православных, который уже в восьмой раз проходит. Это и богословский международный форум «Успенские чтения», уже тринадцатые по счету, это и многочисленные конференции, выставки, культурные и просветительские акции.
Например, этот год – это год 1025-летия крещения Киевской Руси, и в течение всего года по всей Украине на уровне епархий и приходов проходят и конференции, и концерты, и выставки, и другие просветительские, культурные и благотворительные программы.

Благотворительная деятельность и социальное служение координируются Синодальным отделом по делам благотворительности. Но точно так же практически каждый приход и каждый монастырь занимается и благотворительной деятельностью, и социальным служением. Я, например, бывал в таком хосписе в Одесском Свято-Михайловском монастыре. Хосписом занимается матушка Серафима, которая возглавляет Синодальный отдел «Церковь и культура». У нее при монастыре есть и большой музей «Православная Украина», есть образовательное (регентское) отделение для девочек, и есть хоспис для пожилых людей, за которыми ухаживают как раз эти молодые девушки и насельницы монастыря. Есть и под Киевом дом престарелых, есть семейные детские дома, есть очень знаковый проект — это Черновицкая область, Банченский мужской монастырь, где трудится епископ Лонгин и где живут более 400 детей усыновленных им детей, среди которых дети и с особыми потребностями, и больные СПИДом. Этот монастырь известен не только на всю Украину, но и за ее пределами, а сам владыка Лонгин даже стал героем Украины
— Какую образовательную работу проводит церковь, и насколько охотно откликаются на нее люди?

Отделение церкви от государства, согласно мировому стандарту, не рассматривается как полная невозможность взаимодействия. Церковь и государство могут сотрудничать в сфере повышения уровня морали общества, в вопросах благотворительности, социального служения, воспитания подрастающего поколения. В вопросах образования мы только- только начинаем отходить от советского атеистического стандарта, но уже есть определенные успехи в деле преподавания в школах основ христианской этики, основ православной культуры, так предмет называется в Крыму, например. Это факультативный предмет. По нему пишутся учебники, делаются программы.

Практически при каждом храме существует воскресная школа. Возродилось духовное образование — более двадцати высших учебных заведений в Украинской Православной церкви. Но, к сожалению, до сих пор богословское образование не признается нашим государством, и выпускники духовных школ, их дипломы и научные степени, не признаются государством, ну а студенты фактически лишены всех тех льгот, которые имеют студенты светских вузов.

Процесс признания богословского образования как равноправного светскому идет уже более двадцати лет. Есть определенные подвижки. Окончательно вопрос о признании дипломов выпускников духовных школ не решен, но начинает продвигаться вопрос о признании богословия как дисциплины, начался процесс создания богословских факультетов при тех или иных вузах, кафедр богословия. Вот, например, в Киевском национальном педагогическом университете имени Драгоманова, есть институт, который как раз занимается проблемами, в том числе и богословского стандарта в светском образовании. Тут есть определенные подвижки, но я думаю, что мы в самом начале пути.

— А где может работать богослов?

— Я могу только теоретически предположить. Естественно, это преподавание богословских и религиозно-философских дисциплин, это все-таки не такая прикладная профессия, как каменщик или доктор. Но человек, получающий богословское образование — это человек с гуманитарным образованием, он может работать в области культуры, в области воспитания, просвещения, в СМИ. Думаю, что человек, имеющий классическое образование — а богословие относится к классическому образованию вместе с философией, филологией и математикой — имеет очень широкий спектр для применения своих знаний.

— Бывали ли такие случаи, когда церкви приходилось защищать своих служителей от властей?

— Мне кажется, что церковь не ставит задачу кого-то от кого-то защищать. Есть какие-то вопросы, которые решаются, это вопросы и юридические, и человеческие очень часто бывают. Церковь не является некоей структурой, настроенной на конфликт или на какое-то противостояние, но в принципиальных вопросах она пытается свою позицию защищать всеми разрешенными нашим законодательством и не противоречащими христианской этике и морали способами.

— Насколько серьезно тяготение и отношение к религии у украинских политиков и бизнесменов? Есть ли среди них люди, которые действительно осознали себя христианами и всерьез к этому подходят?

— Церковь не делит людей по социальному признаку, по материальному признаку, по образовательному признаку. Верующие и воцерковленные люди есть во всех слоях общества. У нас нет специального датчика, чтобы проверить искренность того или иного человека, того или иного чиновника, который в свободное от работы время приходит в храм. Мне кажется, что чиновники – такая же часть общества, просто они больше на виду, и очень часто на них можно видеть проблемы общества в целом. Поэтому я бы не выделял чиновников и политиков в какую-то особую категорию — они такие же люди, такие же христиане, такие же верующие, как и большинство нашего народа.

— Может ли священник быть бизнесменом и политиком, и какие есть опасности в таком выборе жизненного пути?

— Священник не должен быть ни бизнесменом, ни политиком. Он идет на служение Богу, и главная цель служения – проповедь и богослужение. Что же касается политики, то церковь официально заявила и отмежевалась от так называемого политического православия и призвала верующих и духовенство оставлять политику за церковной оградой. Более того, политическая пропаганда запрещена даже законом Украины о свободе совести и религиозных организациях, поэтому политики в церкви быть не должно.

С другой стороны, церковь призвала общественные и политические организации не использовать религиозную символику и религиозную риторику для достижения земных политических целей. Хотя каждый священнослужитель имеет право на политическую позицию. Мое глубокое убеждение, что священник должен свою политическую позицию, высказывать, выражать только в кабинке для тайного голосования. Потому что мы живем в заполитизированном обществе, и политика очень часто разделяет людей. А церковь должна объединять людей независимо от их политических взглядов и приоритетов.

Что касается экономики, то есть определенная хозяйственная деятельность церкви по поддержанию храма в надлежащем состоянии, по обеспечению всего необходимого в богослужении. В этом смысле, наверное, вряд ли это можно рассматривать как бизнес. Хотя, например, мне известны случаи, когда священнослужитель брал в аренду землю, ее обрабатывал и на заработанные деньги строил храм. В этом смысле ничего зазорного в том, что священник трудится, нету, и апостолы плели корзины своими руками и на заработок от этого жили, но такая хозяйственная деятельность ни в коем случае не должна препятствовать основному служению, потому что священник посвящен в своем служении Богу, и любая его деятельность должна быть со всех точек зрения законной и в обществе приемлемой. Это может быть сельское хозяйство, преподавательская деятельность, просветительская деятельность, связанная с информационной работой в СМИ, но тут тоже есть свои нюансы, потому что, к сожалению, формат нынешних СМИ не всегда соответствует христианским нормам этики и морали.

— Кстати, о политике. Почему же все-таки УПЦ МП поддержала евроинтеграцию Украины?

— Я уже говорил об этом. Мне кажется, что наши политики преувеличивают значение вопроса геополитической интеграции.

Для церкви вопрос возможного подписания Соглашения об ассоциации с ЕС – ни Страстная Пятница с ее страданиями, ни Пасха с ее радостью. Это вопрос не церковный и не религиозный. И этот вопрос не должен будоражить и разделять церковь изнутри. Человек приходит в церковь не для того, чтобы спрашивать о евроинтеграции. В церковь человек приходит, чтобы спросить о душе. И священник в церкви должен проповедовать Евангелие, а не Европейский или Таможенный Союз. Это моя точка зрения.

Церковь не будет требовать политического единомыслия ни от духовенства, ни, тем более, от верующих, среди которых есть и политики всех политических лагерей. Кто хочет высказаться, пусть высказывается, но помнит об ответственности перед Богом. Если кто-то решает промолчать, имеет полное право. Политические вопросы нас к Богу не приближают, и не удаляют от Него. Это второстепенные вопросы, и к ним нужно так и относиться.

Единственное, что меня смущает, это отсутствие любви во время дискуссий на политические темы даже среди верующих. А ведь Господь говорил, что «по тому узнают, что вы мои ученики, да любите друг друга». Христианин не может ненавидеть даже врага своего, а тем паче политического оппонента. Политические взгляды могут измениться, главное, чтобы не менялись взгляды религиозные и не искажались под воздействием политики.

— Часто ли СМИ обращаются с желанием диалога? Есть ли негативная тенденция в отношении СМИ к УПЦ?

— Мне кажется, что по отношению к СМИ для нас все сказано апостолом Павлом, который говорит христианам «будьте готовы каждому, кто будет спрашивать о вашем уповании, дать ответ с кротостью и смирением». В этом смысле любое обращение к нам со стороны СМИ — это повод для проповеди, для разговора о вечном.

Священнослужитель должен всегда помнить, что даже когда его спрашивают о политике, об экономике или о государственном управлении — он не чиновник, не бизнесмен и не политик, но священник, поэтому любая беседа – это повод говорить о Евангелии. Нужно воздерживаться от политических, экономических или иных комментариев, а всегда помнить о том, для чего священнику необходима трибуна или экран. В этом смысле мы стараемся работать со всеми СМИ, давать комментарии, отвечать на вопросы.

К сожалению, очень часто СМИ не замечают всей той деятельности, которую делает церковь, а акцентируют внимание на каких-то исключениях и пытаются из них выводить правила. Но церковь будет терпеливо продолжать говорить о главном.

— Кстати, об исключениях. Растиражированный образ попа на «Мерседесе» глубоко укоренился в определенных слоях нашего общества. Действительно ли настолько часто встречается среди священников стяжательство, и как такие священники наказываются внутри церкви?

— Мне кажется, что действительный образ священника — это образ священника сельского. 90% духовенства служит в селах, в которых закрываются больницы, школы, но открываются храмы. Эти священники в большинстве своем живут своим приусадебным хозяйством и содержат еще большие многодетные семьи. Поэтому священник-стяжатель — это скорее исключение, это где-то городской взгляд, в городе намного больше разных атрибутов роскошной жизни, чем в селе.

Священнику нужно всегда помнить, что он на виду, что он представляет церковь, он должен помнить слова апостола: «Если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовеки». Нужно помнить, что есть еще такой грех у людей, как зависть. Кроме того, тут все в глазах смотрящего. Те люди, которые знают священников, не обращают внимания на внешние атрибуты. Более того, внешние атрибуты могут быть иногда как раз свидетельством уважения к священнослужителю со стороны того или иного человека с теми или иными возможностями. Поэтому обычно это не воздействует на приход, на прихожан, это скорее обсуждается в кругах людей, которые в церкви бывают раз в год и очень далеки от церковной жизни. Но, еще раз повторюсь, если такая проблема существует, то священнослужителям надо быть скромнее.

— Часто люди говорят, что священник — это посредник между Богом и человеком, и такой посредник не нужен, каждый человек может напрямую обращаться к Богу. В чем заключается ошибочность такой точки зрения?

— Человек может общаться с Богом сам, и общается, но Господь установил и Церковь.

Церковь — это институция, установленная Христом и апостолами, и она существует от апостольских времен и до наших дней. Существование Церкви никак не противоречит возможности самостоятельно молиться или прославлять Бога другим способом, чем общая молитва. Но Господь, устанавливая таинство Евхаристии, устанавливая божественную литургию, которая совершается в храмах, заповедовал христианам собираться, и в Его воспоминание совершать это таинство. И как раз место священника в общине как раз от Его места за вот этим заповеданным богослужением.

— В чем заключается подвиг священника и подвиг мирянина?

— Слово «подвиг» мне не очень нравится, хотя нас Господь призывает всех к подвигу, но это не мы должны оценивать. Господь призывает к жизни во Христе. Господь нам оставил заповеди, и каждый христианин, независимо от того, священник он или мирянин, он должен эти заповеди знать и пытаться воплощать в своей жизни. И Господь эти десять старозаветных заповедей объединил в две: заповедь любви к Богу и к ближнему. Любовь к Богу проявляется в нашей молитве, в богослужении, а любовь к ближнему, которая неотделима от любви к Богу, проявляется в добрых делах, в христианском образе жизни, потому что самое главное для христианина не казаться христианином, не называться христианином, а быть христианином. Как любит повторять наш Блаженнейший митрополит, вера не доказывается, вера показывается. То есть христианин — это тот, кто живет по-христиански, кто своей жизнью подтверждает реальность своей веры.

— Принято говорить, что христианство сейчас переживает кризис. Насколько справедливо это мнение, и были ли подобные кризисы веры ранее?

— Я не думаю, что христианство переживает кризис. Во-первых, Господь сказал: «Созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее». Христианство будет существовать всегда, и кризиса как такового быть в Церкви не может. Кризис может быть в обществе, которое удаляется от Христа, кризис может быть у людей, которые забыли заповеди или грех считают нормой. В этом смысле кризис — это результат грехопадения, результат ухода человека от веры, от Бога, это результат желания построить рай на земле. Мы уже пережили в XX веке несколько экспериментов: националистический эксперимент Гитлера с его газовыми камерами и уничтожением целых народов и большевистский атеистический эксперимент с его лагерями и желанием всех строем загнать в счастливое будущее.

К сожалению, история ничему не учит, и мы сейчас переживаем новый эксперимент по созданию секулярного общества всеобщего потребления. Новую попытку построить Вавилонскую башню и рай на земле без Бога, без заповедей, без веры, без Церкви… Но Господь сказал Церкви: «Не бойся, малое стадо!».

Елена Ширяева, специально для Полемики

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий