Православные христиане Западной Европы на пути к Поместной Церкви

Михаил Соллогуб

Выступление на XI Православном конгрессе в Западной Европе (Сен-Лоран-сюр-Севр, 31 октября—3 ноября 2002 г.)

Соллогуб Михаил Андреевич Мы снова собрались здесь, чтобы поделиться тем опытом, который каждый из нас имеет и который мы все хотели бы расширить. Это опыт встречи с благовестием Христа – источником и основанием нашей жизни, опыт потрясающий и основополагающий. Мы приобретаем и развиваем этот опыт в церковной общине, где причастие Хлебом и Вином делает нас участниками Тела Христова. Евхаристия открывает нам, что все мы братья, и призывает нас на служение ближнему.

Здесь, на Конгрессе, этот опыт приобретает особое измерение. Нас много, мы приехали издалека, из стран с разными языками, культурой, историей, традициями. У нас разные происхождение, наследие, образ жизни – и это, безусловно, обогащает нас.

Согласно Символу веры, который поется за литургией, все мы исповедуем одну веру и принадлежим к Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Именно эта общая вера и собрала нас сегодня здесь. Почему мы назвали конгресс словами «Верую во Единую Церковь»? Ответ на этот вопрос станет понятен, если учесть, что единство, которое мы декларируем и которое присутствует в глубинном опыте нашей веры, не столь очевидно в нашей повседневной практике.

Мы принадлежим к разным церковным сообществам или «юрисдикциям», которые многочисленны и различны. Сам этот факт, конечно, не нов. Проблема «диаспоры» возникла еще в начале XX века, когда православные христиане были изгнаны из своих стран. Новым является то, что с тех пор, как мы вошли в период, который один американский историк назвал «концом истории», другими словами, после падения Берлинской стены и краха коммунистических режимов Восточной Европы, история ускорилась, и мы увидели, как вновь возникают и расширяются конфликты и проблемы, которые ошибочно считались уже разрешенными. Надо признать, что эти проблемы не обошли стороной и наши Церкви, поэтому положение, которое еще 20 лет назад на Конгрессе в Амьене Оливье Клеман назвал плачевным, до сих пор нельзя считать приемлемым. Но как бы ни был труден этот диалог, важно с самого начала подчеркнуть, что мы многого достигли на пути к ощутимому единству. Об этих достижения прежде всего и свидетельствует сегодняшний, одиннадцатый по счету православный конгресс.

Поставленная передо мной задача, если я правильно ее понимаю, заключается в том, чтобы представить в этом докладе обзор нашей церковной истории, взглянув на нее со стороны. Это поможет нам «выиграть время» для размышлений и подготовиться к углублению нашего опыта. Ведь только осмыслив свой опыт, мы сможем двигаться вперед.

Нынешний конгресс проходит спустя 30 лет после конгресса в Анси, который заложил традицию подобных встреч. Мне посчастливилось участвовать во всех конгрессах «от истоков до наших дней» и оценить (субъективно, конечно) те изменения, которым они подвергались. Именно поэтому меня попросили сделать этот исторический обзор. Однако, мой доклад основан исключительно на личной точке зрения, поэтому он может послужить лишь отправным пунктом для наших общих размышлений и поиска правильного решения, которое, безусловно, должно быть одобрено большинством.

Я хотел бы посвятить свое выступление памяти о. Кирилла Аргенти (1918—1994) и Кирилла Ельчанинова (1923—2001). Каждый из них внес свой особенный вклад в наше общее дело, инициировав почти 40 лет назад процесс сближения православной молодежи греческого и русского происхождения. Тогда было положено начало Координационному комитету православной молодежи, который, расширяясь и изменяясь, привел нас к Конгрессу в Анси и к нашему Братству [Православному Братству в Западной Европе].

Сначала я попытаюсь определить, кто мы такие – православные христиане Западной Европы, потому что часто мы сами не очень хорошо это понимаем.

Затем я хотел бы показать, что развитие нашей общей церковной истории ведет к созданию Поместной Церкви. Я покажу это, попытавшись уточнить условия, цели и задачи, которые перед нами стоят сегодня.

Идентичность православных христиан в Западной Европе

Начну с определения «Западной Европы», так как это проще всего. Представляется очевидным, что во времена построения и расширения Новой Европы, изменяющегося самосознания европейцев выделяется и формируется сознание особой западноевропейской идентичности православных христиан (и это первое, что мы должны вместе осмыслить). Географически особая самоидентификация православных христиан распространяется, как мне кажется, на страны Европейского Союза – на Европу Пятнадцати [стран], из которых, по понятным причинам, следует исключить Грецию и Финляндию, а также добавить Норвегию и Швейцарию, которые на настоящий момент в Европейский Союз не входят.

Специфика культурного и духовного окружения

Если мы не учтем тот факт, что сами являемся участниками создания единой Европы, мы вряд ли сможем охарактеризовать духовную ситуацию той части мира, в которой живем и в которой призваны свидетельствовать о своей вере. Предпринято множество попыток выделить духовные характеристики того, что принято называть Западом. Больше всех среди нас об этом размышлял Оливье Клеман. С моей стороны было бы самонадеянным следовать по пути этого богослова, однако попытаться оценить ситуацию кардинально иначе было бы просто опасно. Поэтому, несмотря на опасность впадения в некоторый франкоцентризм (о чем заранее прошу прощения у наших друзей – не французов), я все-таки напомню вам, не претендуя на оригинальность, некоторые общие черты, которые мне кажутся в настоящий момент характерными для нашей нынешней ситуации.

Обществам Западной Европы часто дают определение «секуляризованных постхристианских обществ». Секуляризованное общество – это общество, где религиозные отношения уже не являются частью общественной жизни. Постхристианство наступает тогда, когда общества, глубоко проникнутые христианством, начинают полагать, что они его преодолели. Ценности, носителями которых являются эти общества, – такие как свобода, уважение человеческой личности и ее достоинства, признание ее уникальности, поиски истины, представление о справедливости, – все тем или иным образом имеют корни в иудео-христианской традиции, однако, связь с традицией забыта или уже неочевидна. Заметим, что для этих обществ утверждение о. Александра Меня «Христианство только начинается» звучит как дурная шутка или анахронизм.

В таких обществах самой распространенной реакцией на христианство становится пренебрежение, от него отмахиваются рукой. Люк Ферри в своей последней книге «Что такое удавшаяся жизнь?» пишет: «Европа вступила в новую эру, эру полной светскости или, если угодно, радикального материализма: для множества наших сограждан выражение „сверх-человеческое“ на самом деле уже ничего не говорит. Человек стал альфой и омегой своего существования, и трансценденции прошлого, такие как Космос и Бог, а также Родина и Революция, многим кажутся иллюзорными, догматичными и мертвыми. Некоторые, конечно, продолжают верить, но их все меньше и меньше, а для всех остальных за смертью не стоит ни причины, ни смысла, ни загробного мира». И в этом обществе мы, верующие, «которых все меньше и меньше», должны свидетельствовать о сострадательной Любви Христа, Воскресшего ради каждого из нас, и возвещать, что смерть – это не последнее слово.

Постхристианские общества в то же время являются обществами развитыми, урбанистическими и богатыми. Они – объекты вожделения и зависти. Им свойственна тенденция закрываться от других: вопрос иммиграции, ее места и отношения к ней остро стоит в Европе и не оставляет христиан равнодушными. Последние выборы в Нидерландах, Австрии, Германии и Франции показали важность этого вопроса для наших сограждан. Эти общества пронизаны насилием, сорвавшимся с цепи.

Следует сказать, что это также и земли, которые давно знакомы с христианством разных конфессий: римским католицизмом, англиканством, протестантизмом. Христианство издавна здесь прочно укоренилось.

Ситуация характеризуется во многом еще и мультирелигиозностью. Ислам теперь стал второй по величине религией во Франции. В Великобритании проживает 2 млн. человек индийского происхождения, многие из них мусульмане. Более 3 млн. мусульман живет в Германии (в основном турки). Религиозная картина вокруг нас сильно изменилась за последние десятилетия, и мы все больше должны утверждать себя в качестве православных (orthodoxes) христиан за пределами церковных стен, чтобы нас не приняли за «ортодоксальных» приверженцев других религий. В то же время, наши братья-христиане все больше узнают о Православной Церкви. Парадоксально, но перед лицом расцвета ислама и других проявлений религиозности, отделяющей себя от иудео-христианской традиции, присутствие православных стало менее экзотичным, чем еще 30 лет назад, и широко признанным среди других христиан. Осмелимся сказать, что это произошло во многом благодаря нашему активному свидетельству – я имею в виду прежде всего деятельность таких людей, как Оливье Клеман, Элизабет Бер-Сижель и митрополит Антоний (Блум). В заключение скажу, что наша религиозная ситуация уникальна. Она общая для всех нас, и нигде в мире не существует ничего подобного. Западная Европа – это не Америка, несмотря на то, что последняя является частью западной цивилизации, столь активно осуждаемой сегодня в некоторых частях мира. Это и не Восточная Европа – не Россия, не Греция, не Румыния, не Югославия, которые наиболее близки к нам. В этих странах отношение к религии, отношение к власти, духовная и культурная среда иные, что становится источником многочисленных недоразумений.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий