Пресс-конференция на борту самолета: Папа ответил на вопросы о геноцидах, о Всеправославном соборе и об отношении к гомосексуалистам

По завершении апостольского визита в Армению 26 июня Папа Франциск ответил на вопросы журналистов, сопровождавших его на борту самолета.

Папа Римский Франциск I

Армянский журналист Артур Григорян спросил у Святейшего Отца о впечатлениях после визита. Папа, в частности, сказал: «Я был очень рад увидеть на прошлой неделе фотографию с президентом Путиным, армянским и азербайджанским президентами: по крайней мере они беседуют! То же самое касается и Турции: президент Республики ясно и мужественно сказал в приветственной речи: Давайте стремиться к соглашению. Простим друг друга и будем смотреть в будущее».

На вопрос армянской журналистки Жанин Палулян, упомянувшей о призыве Папы к молодежи – быть источником примирения с Турцией и Азербайджаном – Святеший Отец рассказал, что он встречался с азербайджанским президентом и беседовал с ним. «Не быть в мире из-за клочка земли, – ведь речь идет не о такой уж большой вещи, – это несколько мрачно, правда? Я хочу сказать об этом всем – и армянам, и азербайджанцам. Вероятно, они не приходят к согласию о способах установления мира, и над этим следует работать. Не знаю, что еще сказать, поэтому говорю то, что в данный момент у меня в сердце, — в позитивном ключе: надо стараться найти исполнимые решения».

Папу спросили, почему он решил использовать слово «геноцид» в отношении трагедии, постигшей армянский народ в 1915 году. Папа пояснил, что в Аргентине эти события всегда называли геноцидом. «Я приехал с этим словом. В Риме я слышу другое выражение – ´Великое Злодеяние´, ´чудовищная трагедия´, — но по-армянски, и я не умею этого сказать. Мне говорят, что слово ´геноцид´ оскорбительно, что надо говорить иначе. Я всегда говорил о трех геноцидах прошлого века. Первый – армянский, затем гитлеровский и последний – сталинский. Их было три, не говоря уже о малых – например, в Африке (Руанда), – но на орбите двух великих войн их было три».

Папа добавил, что он консультировался с юристом и ему было сказано, что геноцид – это технический термин, не являющийся синонимом массового уничтожения. Термин «геноцид» предполагает действия по возмещению. Папа напомнил: «Иоанн Павел II использовал слово ´геноцид´ в отношении армянской трагедии, поэтому и я употребил оба термина – ´Великое Злодеяние´ и ´геноцид´, процитировав его в кавычках. И это не было принято, потому что последовало заявление турецкого правительства, и Турция в течение нескольких дней отозвала в Анкару посла».

Папа добавил, что он использовал термин «геноцид» также и услышав тон президента, и было бы странно, если бы это слово не прозвучало. «Но я, — пояснил Папа, — хотел подчеркнуть другое, кажется, я сказал –´В этом геноциде, как и в других двух, великие мировые державы смотрели в другую сторону´. Обвинение заключается в этом. Во время Второй мировой войны у некоторых государств были фотографии железной дороги, ведущей в Освенцим, и можно было ее разбомбить, но этого не произошло (…). Необходимо это подчеркнуть и задать исторический вопрос: почему вы этого не сделали?».  

Затем Папу спросили о Бенедикте XVI. Св. Отец подчеркнул: «Для меня он – Папа на покое, мудрый дедушка, моя надежная молитвенная защита».   

Папа Франциск рассказал любопытный факт, — уточнив, что он передает чужие слова и не может быть уверен, хотя рассказанное соответствует характеру Папы Бенедикта: «Несколько человек пришли к нему жаловаться на нового Папу… и он их прогнал, в лучших баварских традициях: вежливо, но все же прогнал. И если это неправда, пусть будет так, — это человек слова, предельно прямой человек».

Российский журналист Алексей Букалов спросил у Папы мнения о Всеправославном соборе.

Папа сказал, что в целом его суждение позитивно. «Был сделан шаг вперед, хотя и не на сто процентов… Я думаю, что первый шаг делают как могут. Как дети: они делают первый шаг как могут. Сначала двигаются по-кошачьи, а потом делают первые шаги. Я думаю, что итог позитивен. Один лишь факт, что автокефальные Церкви собрались вместе во имя православия, чтобы посмотреть друг другу в лицо, чтобы помолиться вместе, чтобы поговорить и, возможно, даже пошутить, — это очень позитивный факт». 

Затем Святейший Отец ответил на вопрос о Мартине Лютере, подчеркнув, что его намерения не были ошибочными, хотя некоторые методы были неправильны. Католики и лютеране разделяют доктрину об оправдании, и это очень важно. Чтобы понять Реформацию, нужно «войти в историю той эпохи, которую не так просто понять». «Я думаю, что нужно молиться вместе: молиться! Молитва имеет большое значение. Потом, надо трудиться ради бедных, гонимых, страдающих, беженцев».

Испанская журналистка попросила Папу прояснить вопрос о женском диаконате. Папа с иронией процитировал одного аргентинца, говорившего: «Когда ты хочешь, чтобы что-то не решилось, учреди комиссию!». Папа сказал, что он «разозлился» на масс-медиа, которые утверждали, будто Церковь «открывает дверь диакониссам». На самом деле уже в 80-е году этот вопрос изучался Международной богословской комиссией, поэтому «будет нетрудно прийти к ясности».

Американский журналист попросил Папу прокомментировать слова немецкого кардинала Маркса о том, что Церковь должна извиниться перед гей-сообществом.

«Я повторю то, что уже сказал во время первой поездки и о чем говорит Катехизис Католической Церкви: этих людей нельзя дискриминировать, их следует уважать и пастырски опекать. Можно осуждать – не по идеологическим причинам, а в силу политических действий — некоторые проявления, оскорбительные для других. Но это не относится к делу: если речь идет о человеке в этом состоянии, который имеет добрую волю и ищет Бога, кто мы такие, чтобы осуждать? Мы должны хорошо его сопровождать согласно тому, что говорит Катехизис. Катехизис говорит ясно!»

«Я считаю, что Церковь должна просить прощения… не только у гея, которого она обидела, но и у бедных, у женщин, у детей, которых эксплуатируют на работе, просить прощения за то, что благословила так много оружия. Церковь должна просить прощения за то, что она часто, очень часто  не поступала как должно. Когда я говорю ´Церковь´, я имею в виду христиан. Церковь святая, а мы – грешники».

Папа далее сказал, что священники должны в любых ситуациях не осуждать, а утешать людей, и таких священников очень много, только «их не видно, потому что святость застенчива». «Все мы святые, потому что в нас Святой Дух, и все мы грешники, в первую очередь я сам».

В конце пресс-конференции отец Федерико Ломбарди спросил у Папы, каким будет его визит в Аушвитц и Биркенау в ходе поездки в Польшу.

«Я бы хотел посетить эти места ужаса без речей и в уединении… Наверняка там будут журналисты… Хочу быть один, зайти туда, помолиться, и пусть Господь дарует мне благодать слез».

Источник: Радио Ватикана

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий