Происхождение теории о первенстве Константинопольского патриарха

Спустя несколько дней после уступки турок в вопросе сохранения греческого патриархата на своей территории известный британский историк А. Тойнби поделился своими соображениями о прошлом и будущем Константинопольской патриархии:

Когда в 1453 году место Восточной Римской империи в Константинополе заняла империя Османская, патриархат был сохранен Мехмедом Завоевателем и его преемниками в качестве одного из государственных департаментов, и вместе с тем приобрел крупные властные полномочия в двух направлениях. Во-первых, османское правительство наделило патриархат новыми светскими функциями (преимущественно судебного порядка) в отношении своей паствы, которые предыдущее правительство Восточной Римской империи отводило другим министерствам. А во-вторых, сама эта паства была увеличена за счет включения всего православного населения, находящегося под османским владычеством. Этот период был зенитом Константинопольского патриархата, а его кульминация пришлась на XVIII столетие, когда автокефальные Сербская и Болгарская Церкви Печа и Охриды были наконец подавлены османским правительством по просьбе «Фанара». Патриархат теперь сознательно служил инструментом греческого национализма и использовал свой патронаж для того, чтобы ставить греческих клириков во главе славянских, албанских, турецких и арабо-язычных православных общин и чтобы пропагандировать греческую культуру и язык. Однако именно этот национализм, вдохновленный на этот раз западными политическими идеями, и привел патриархат к крушению… Вселенский патриархат провалился между двумя стульями. Он стал изгоем для своего владыки и работодателя — османского правительства, по причине неотвратимых симпатий по меньшей мере к одному из государств-преемников Османской империи — Греческому королевству. С другой стороны, его власть не может быть принята Грецией или какой-либо иной из стран-преемниц, поскольку патриархат остается инструментом Порты, пусть и дискредитированным и не очень покорным. Его паства сократилась пропорционально тому, как одна за другой православные народности высвобождались от османского владычества. Территориальные изменения, вызванные балканскими войнами, переселение греков из Анатолии… свели его паству к грекоговорящим православным турецким гражданам, проживающим в Константинополе, и нет никакой уверенности, что даже они удержатся в Турции в нынешней ситуации. В то же время процесс реформирования Турецкого государства в соответствии с западной моделью, продолжающийся со времени правления Махмуда II, последовательно лишает патриархат тех светских функций, которыми он был наделен Мехмедом Завоевателем. Теперь, когда прежняя Османская империя полностью распалась, и ее территория перераспределена между независимыми национальными государствами, для патриархата остается столь же мало места, как и для халифата, и если он и продолжит свое существование, то оно будет, как и у халифата, бессильным и едва заметным, лишь немного или вовсе никак не отвечающим его былой исторической роли.

 Предвидя подобные перспективы, еще в самом начале войны Фанар стал осуществлять масштабную стратегию по расширению своей международной деятельности. Целью программы была, с одной стороны, нейтрализация турецкой угрозы за счет «интернационализации проблемы патриархата» и подчеркивания своей особой роли, несводимой к деятельности локальной религиозной общины, а с другой — выстраивание новой модели функционирования патриархата, фактически утратившего паству и, соответственно, средства к существованию на большей части своей канонической территории и нуждавшегося в новых территориях «за пределами Турции»6. Именно в этом контексте нужно понимать открытие новых епархий в Европе, Америке и Австралии, перевод зарубежных греческих приходов в свою юрисдикцию (путем отмены Синодального Томоса1908 г.), фактический захват чужих епархий и другие действия. Для беззащитного патриархата особенно важно было заручиться покровительством со стороны иностранных государств, поддержка которых могла бы повлиять на отношение к нему со стороны турецкого правительства, и главные надежды возлагались здесь, естественно, на Англию. Связи патриархата с британской политической и церковной элитой хорошо известны, и ни для кого не секрет, что именно политические мотивы были двигателем сближения Фанара и Лондона в послевоенный период. Как пишет Б. Джефферт, упоминая имя Кентерберийского архиепископа того времени: «Дэвидсон и его советники хорошо сознавали, что новый интерес Константинополя к Англиканской Церкви происходил из потребности в союзниках во время послевоенного противостояния и переговоров с Турцией…» Также и англиканский епископ Египта Л. Гвинн писал в одном из своих писем в 1922 г.: «Греческие миряне разного положения в обществе подстегивают своих церковных представителей вступать в контакт с Церковью Англии», будучи убежденными, что Церковь «имеет большую силу и влияние в отношении британского правительства». В другом письме он повторял эту идею: «Думаю, что не будет заблуждением сказать, что одним из ключевых факторов, который оказывает влияние на действия представителей Восточных Церквей, является их уверенность в том, что наша Церковь обладает большой политической силой». Но одной поддержки Англии было недостаточно. Фанар в эти годы не брезговал выстраивать отношения и с откровенно безбожным большевистским правительством в России… Важно также понимать, что патриархат оказался в двусмысленной ситуации: с одной стороны, он долгие годы позиционировался как духовный и даже национальный центр эллинизма и собственно действовал в этом ключе, а с другой — ему нужно было как-то отводить от себя турецкие обвинения в том, что он остался проводником греческих националистических идей и «агентом» греческого правительства. В этой связи Фанар начал развивать теорию о своем наднациональном, подлинно «вселенском» характере, которая нередко потом находила выражение в не совсем правдоподобных формулах вроде: «Константинопольский патриархат, как верховный глава всего восточного христианства, всегда отстаивал линию дистанцирования от всякой национальной и местной политики…» Вскоре после своего избрания на патриаршество Мелетий стал открыто говорить о своем особом статусе в Православной Церкви: «Я не должен забывать, что являюсь не только лидером (ÍρχηγÀς) османских греков-христиан, но и 150 млн православных христиан по всему миру…» На интронизации Мелетия митрополит Селевкийский Герман в своем слове назвал Константинопольский престол «первенствующим в отношении остальных Церквей» (προκαθÄμενον τÏν Ðλλων ÑκκλησιÏν), «центром всего православия» и «всеобщим голосом Церкви», а Константинопольского патриарха — «предстоятелем предстоятелей всех православных Церквей». Константинопольский патриархат, по словам митрополита, есть «Матерь-Церковь, центр, в котором сходятся и от которого берут начало все поместные православные Церкви, составляющие единое тело».

Сам Мелетий в своей программной интронизационной речи заявил:

Как пастыри первопрестольной Церкви, мы имеем великие обязанности и по отношению ко всей православной полноте. Более чем трехлетнее вдовство первенствующей кафедры всей Православной Церкви представляет собой аномалию, оказывающую вредное воздействие на все церковное тело… Всем известно, как много сложных вопросов и проблем, частных и общих, ждут своего разрешения либо в виде прямого постановления центра православия, либо найденного по его инициативе. К проблемам, существовавшим ранее, война и последовавшее в ее результате изменение политической карты Европы и Азии прибавили новые проблемы, решение части которых давно уже должно было состояться ради пользы православия и в не меньшей степени ради престижа Вселенского патриархата…

 Дальнейшая история разрешения накопившихся проблем «ради пользы православия» хотя и хорошо известна, до сих пор не получила надлежащей оценки: это борьба за диаспору, вторжения во внутренние дела других автокефальных Церквей, самочинное признание англиканской иерархии, введение нового стиля и иные скороспелые «всеправославные» инициативы.

Сопровождавшая действия фанариотов псевдобогословская риторика с избытком представлена в источниках того времени. Если обратиться, например, к протоколам заседаний Лозаннской мирной конференции, в той части, где обсуждался вопрос о судьбе Константинопольского патриархата, то обращает на себя внимание легкость, с которой политики оперировали экклезиологическими категориями. Константинопольский патриарх именуется здесь повсеместно «примасом» (primate) и «главой» Православной Церкви. Например, в заявлении греческой делегации говорилось: «Вселенский патриарх является примасом всех православных христианских Церквей. В этом качестве он сносится с главами автокефальных православных Церквей по всем вопросам, относящимся к области веры, христианской нравственности и церковного права. В этих вопросах мнения и авторитет Вселенского патриарха имеют преимущественное значение». И хотя, по словам представителя греческой делегации, в церковных вопросах «решения политической конференции не могут иметь никакого юридического значения», Константинополь до сих пор по инерции ссылается на протоколы Лозаннской конференции как на официальный документ, закрепивший за ним на международном уровне статус «центра мирового православия».

Разумеется, не только политики в эти критические моменты «приукрашивали» положение Константинопольского патриарха в Православной Церкви. Из числа поступивших на имя президента Лозаннской мирной конференции протестов против возможного выдворения патриархата из Константинополя особенно выделялось послание митрополита Антония (Храповицкого), в котором, в частности, говорилось:

[Константинопольская кафедра] по учению Христовой Церкви, изложенному в постановлениях семи Вселенских Соборов, признаваемых как всеми православными христианами, так и римско-католиками, не является толь- ко одною из церковных провинций, но мыслится как неизменный элемент полноты Православной Церкви, как инстанция, связанная не только со своим диоцезом, но и со всею Православною Церковью по вселенной, почему и именуется с V века кафедрой Вселенского Патриарха. Наименование это ей присвоено потому, что задолго до разделения Востока с Римом Константинопольский Патриарх как епископ Нового Рима признан Вселенским Собором, равным по чести и власти с Епископом Ветхого Рима (II, 3, IV, 28 и VI, 36), и, что особенно важно, ему одному усвоено право принимать апелляции от епископов, недовольных решением о них поместных соборов (IV, 17). В этом последнем смысле Константинопольский Патриарх для православных христиан всех стран является верховным судьей, а упразднение или унижение сей Апостольской кафедры явилось бы глубоким оскорблением и поражением всей Православной Церкви и, в частности, Церкви Российской, которая издревле привыкла обращаться к Вселенскому Патриарху за разъяснением религиозно-церковных вопросов… Неужели Европа не заступится за наш и всех православных христиан наивысший персональный авторитет и не оградит мирового центра нашей религии, исповедуемой 200 миллионами христиан по всему миру? этот центр неповрежденной Апостольской веры и благороднейшей, свыше двухтысячелетней эллинской культуры от жестокого насилия иноверцев?

Идею Константинопольского патриархата как «центра православия» активно продвигали и англичане, плохо разбиравшиеся в православной экклезиологии и руководившиеся по большей части своими ясными политическими расчетами. Весьма примечательна в этом смысле речь Лондонского епископа, произнесенная им 17 марта 1925 г. на собрании, посвященном тревожному положению Константинопольской Церкви. По словам епископа, «в настоящее время осуществляется решительная и систематическая работа по разрушению всех христианских организаций с тем, чтобы могло быть осуществлено дело большевистского атеизма». Поэтому «угасание второго по древности великого христианского института в мире… нанесет удар по восточному христианству, что с большой вероятностью может привести к его разобщению и проложить путь распространению большевистского атеизма». Константинополь выбран основной целью именно в силу своего «особого положения» как «первенствующей и центральной кафедры» Православной Церкви. По словам оратора, все много- численное православное сообщество «сходится воедино в своей Матери патриаршей кафедре Константинополя и рассматривает Вселенский патриархат как свой центр».

Представьте, — продолжает епископ, — какое значение для англиканского сообщества будет иметь уничтожение архиепископства Кентербери, но даже тогда вы не вполне поймете, к чему приведет уничтожение Вселенского патриархата. Дело в том, что мы, англикане, все говорим на одном языке и принадлежим одной культуре, в то время как в Православной Церкви переплетено множество национальностей и культур, и хотя претензии патриарха ни в коей мере не могут быть уравнены с папскими притязаниями, тем не менее результат будет еще как сопоставимым с последствиями, которые произвело бы для Римско-Католической Церкви уничтожение папства.

Не только политики, убежденные грекофилы, вроде митрополита Антония, и инославные «друзья» становились выразителями идеи «примата» Константинополя, особенно в этом преуспевали журналисты. Мировые газеты тех лет пестрят голословными заявлениями об особом статусе Константинопольской Церкви:

Положение Мелетия в древней Церкви Востока походит на то, что имеет Папа в Римской Католической Церкви. Бенедикт XV имеет в духовном подчинении 250 000 000 человек, а Мелетий — почти 200 000 000, из которых 125 000 000 находятся только в одной России.

 

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий