Раввинский водевиль

Шауль Резник

Титулы могут быть обманчивыми. Сотрудник в сфере пассажирских перевозок на поверку оказывается обычным бомбилой, а руководитель пресс-службы — стенографистом.

Р. Давид Став Титул «главный раввин Израиля» внушает священный трепет евреям диаспоры, но в самом Израиле вызывает если не хмыканье, то безразличие.

Парадоксально, но факт: на этот раз выборы главного функционера государственного раввината получились полными интриг, подковерных захватов с удушением, с ушатом грязи в СМИ и другими атрибутами, гораздо более характерными для обычных, «мирских» выборов.

Совершим экскурс в не столь давнюю историю. Когда территория нынешнего Израиля находилась под контролем Османской империи, функции главного раввина сефардской общины, составлявшей абсолютное еврейское большинство, исполнял формальный общинный лидер, красиво называвшийся «ришон-ле-Цион», «первый в Сионе». Он служил передаточным звеном между турецкоподданными и властями, отвечая не только за отправление религиозных обычаев, но и за сбор налогов. Примечательно, что ашкеназы принять на себя власть «первого в Сионе» не торопились, предпочитая ему послов и консулов своих малых родин.

1917-й прогремел не только «Авророй», но и установлением британского мандата в Палестине. Ровно через четыре года лорд Герберт Сэмюэл, верховный комиссар Палестины, распорядился создать главный раввинат. Его возглавили первый ашкеназский главный раввин р. Авраам-Ицхак а-Коен Кук и первый же сефардский главный раввин р. Яаков Меир.

Маркетолог Эл Райс вот уже пятьдесят лет подряд нашпиговывает свои статьи терминами «конвергенция» и «дивергенция». Если первое — это попытка все объединить, как правило неудачная и недолговечная, то второе — естественный и обратный конвергенции процесс. Раввин Кук представлял себе главный раввинат как централизованное религиозное ведомство, которое занимается не только внутрииудейскими вопросами, но и властвует над умами, душами и кошельками жителей подмандатной Палестины.

Бац! Тут же началась пресловутая дивергенция по Райсу. Справа откололись представители ультраортодоксальных кругов. Р. Йосеф-Хаим Зоненфельд и р. Ицхак-Йерухам Дискин воспротивились централизации, справедливо полагая, что от властей — любых — надо держаться подальше. Просионистские (читай: просекулярные) настроения р. Кука были ультраортодоксам не по душе, и в пику главному раввинату была создана «Эда харедит», «Богобоязненная община». Раскольниками слева выступили секулярные сионисты. Несмотря на симпатии к р. Куку, видеть в подведомственной ему структуре новый Синедрион они отказывались. В памяти еще были свежи слова Теодора Герцля, который призывал запереть раввинов в синагогах, дабы не мешали строить ближневосточную Австро-Венгрию.

Короче говоря, главный раввинат что до, что после создания Государства Израиль остался чем-то вроде исполнительной ветви Министерства по делам религий. Его сотрудники заключают и расторгают браки, контролируют работу ритуальных бассейнов — микв, следят за кашрутом. Последнее, кстати, подверглось моментальной дивергенции (Райс, великий Райс): различные общины создали параллельные структуры, выдающие сертификаты кошерности. И, как это всегда бывает, частное оказалось тщательнее и лучше государственного. Сегодня сертификат от главного раввината можно сравнить с мобильным телефоном китайского производства — вроде ж и клавиши податливые, и виброзвонок работает, а уважающие себя люди предпочитают iPhone.

Где евреи, там парадоксы. Именно та самая ультраортодоксальная община, которая традиционно сторонится казенного раввината, активно занимается инфильтрацией его структур. Во-первых, работа в госсекторе — это выгодно. Во-вторых, имеет место извечное противостояние идеологическим последователям р. Кука (религиозным сионистам). Анекдотический принцип «Що не з’їм, то понадкусую» в действии: потреблять продукты с печатью главного раввината мы не готовы, но лояльного нам кандидата поддержим и протолкнем в пику тем, кто породил этот самый раввинат. Это не означает, что главными раввинами Израиля становятся марионетки. Эту должность последовательно занимали действительно крупные духовные авторитеты: от р. Исера-Йеуды Унтермана до р. Авраама Шапиры у ашкеназов, от р. Меира Узиэля до р. Мордехая Элияу у сефардов.

Премьер-министр Биньямин Нетаньяху и р. Хаим Друкман, возглавляющий правое крыло национально-религиозного лагеря. 8 февраля 2012 года Премьер-министр Биньямин Нетаньяху и р. Хаим Друкман, возглавляющий правое крыло национально-религиозного лагеря. 8 февраля 2012 года

Стоит отметить, что львиная доля интриг традиционно касается кандидатуры главного ашкеназского раввина. Да-да, все евреи — братья, но именно ашкеназы и в Израиле, и за его пределами являются, как говорится, стилеобразующей общиной. Поэтому не особенно бурная предвыборная кампания превратилась в лаву Везувия после того, как на пост ашкеназского главраввина выразил желание баллотироваться р. Давид Став.

Раввин Став — типичный религиозный сионист, но не простой, а либерально-религиозный сионист. Он возглавляет организацию «Цохар», жаждущую показать обществу иудаизм с человеческим лицом, ходит в любимчиках у израильских СМИ и перед очередной годовщиной убийства Ицхака Рабина призывает к покаянию и согласию. Надо учитывать и тот факт, что религиозный сионизм тоже претерпевает дивергенцию — на левых (либералы) и правых (так называемые «хардаль», ортодоксально-национально-религиозные). Поэтому кандидатура Става стала красной тряпкой не только для ультраортодоксов, но и для немалого числа носителей вязаных кип.

Посему на этот раз околовыборная цель изменилась. Вместо поисков лояльного ультраортодоксальным кругам кандидата закулисные игроки заняты поисками раввина, который бы гарантированно обошел р. Става у финишной прямой. В кулуарах кнессета партией ШАС был рожден законопроект, согласно которому: а) главный раввин сможет баллотироваться на вторую каденцию сразу после первой; б) возрастной ценз будет отменен. В переводе на общепонятный: мы повторно выдвинем нынешнего сефардского главного раввина Шломо Амара, которого поддерживает духовный лидер ШАС р. Овадья Йосеф, а вы сможете поддержать кандидатуру авторитетного 76-летнего ашкеназского раввина Яакова Ариэля.

Законопроект по разного рода причинам был похоронен его же авторами. На горизонте замелькало имя р. Ицхака-Давида Гроссмана, личности неординарной. В молодости его называли «раввин дискотек» — ультраортодоксальный р. Гроссман начал свою работу на посту раввина далекого северного Мигдаль-а-Эмека с задушевных бесед с посетителями местных дискотек. Постепенно вокруг харизматичного раввина начала сплачиваться община. С началом массовой иммиграции евреев СССР р. Гроссман открыл сеть образовательных учреждений для русскоязычных детей. Кандидатом он мог оказаться идеальным: и секулярная публика его уважает, и от своего хасидского «я» р. Гроссман не отступает ни на йоту. Однако в последний момент раввин от участия в выборах отказался.

Тем временем против р. Става выступили р. Шломо Авинер и р. Хаим Друкман (правое крыло национально-религиозного лагеря). За — партия «Еврейский дом» и раввины ешивы «Гуш-Эцион» (левое крыло). Другие кандидаты пытаются своими силами потеснить фаворита — раввин Элиэзер Игра заявил, что главным раввином не может быть человек, который не принимал участия в работе религиозного суда, р. Давид Лау надеется на отцовские гены, являясь сыном бывшего — и уважаемого — главного раввина Исраэля-Меира Лау, а р. Яаков Шапира, глава известной национально-религиозной ешивы «Мерказ а-рав», названной по имени р. Авраама-Ицхака Кука, апеллирует к наследию покойного.

Что следует из вышеизложенного? А то, что наилучшим выходом было бы банальное расформирование главного раввината. Налоги в Израиле собирает Минфин, знание турецкого для контактов с властями не требуется, у ашкеназов и сефардов есть десятки общинных лидеров и частные, весьма эффективные, религиозные структуры. Искренне хочется надеяться, что когда-нибудь придумка Герберта Сэмюэля уйдет в историю вслед за своим автором.

 

Источник

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий