Собор Святой Софии — от музея до мечети («The American Conservative», США)

Собор Святой Софии в Константинополе (Стамбуле)

Сто лет тому назад, 26 марта 1913 года, когда в разгаре были балканские войны, болгарская армия захватила Эдирне, бывший когда-то столицей Османской империи. В честь своей победы болгары решили превратить величественную мечеть Селимие постройки 16-го века в христианский храм. К счастью, вмешалась болгарская царица Элеонора и положила этим планам конец. К июлю болгарская армия отступила, Эдирне вернулся под власть турок, и этот инцидент был благополучно забыт.


Оглядываясь назад, мы можем поразиться предложению о превращении мечети в храм; однако Соединенные Штаты, как и многие другие христианские страны, громко поддерживали тогда болгар в этом решении. Их конечной целью был захват Стамбула (когда-то Константинополь был столицей Византийской империи) и обратное превращение мечети Айя-София (так ее называют на турецком) в Собор Святой Софии. Этот величественный храм императора Юстиниана был посвящен премудрости божией (Айя-Софья). В мечеть его превратили после завоевания турками-османами в 1453 году. Но для многих он оставался символом утраченной христианской цивилизации. Требования о его возвращении могут удивить современного читателя, но за такой шаг регулярно выступали американские газеты.

Статья в New York Times от 1877 года начиналась так: «Когда же полумесяцы на минаретах Святой Софии заменят крестами, или когда полностью снесут сами эти минареты, оставив очертания храма в его древнем виде? Этого не может предсказать ни один провидец». В статье от 1912 года звучит прогноз о том, что наступающие на столицу османов болгары скоро установят крест на куполе Святой Софии. Спустя десятилетие в «Великой идее» греков (ирредентистская концепция греков под игом Османской империи, подразумевавшая реставрацию Византийской империи с центром в Константинополе — прим. перев.) превращение Святой Софии обратно в храм стало одним из главных приоритетов. В 1921 году в соборе Иоанна Богослова в Нью-Йорке состоялась особая служба с участием православных и епископальных священников, которые на шести языках молились за восстановление Айи-Софии в качестве христианского храма — и это начинание с энтузиазмом освещала американская пресса.

Читать по теме:  История храма Святой Софии Константинопольской

Стамбул: Собор Святой Софии

Конечно, этого не произошло. Турки победили в своей войне за независимость. 24 ноября 1934 года — в тот самый день, когда Гази Кемаля провозгласили Ататюрком (отцом всех турок) — турецкий совет министров постановил, что Айя-София должна стать музеем: «Вследствие исторической значимости ... ее превращение в музей даст человечеству новый институт знаний». Такой светский шаг вполне соответствовал стремлению Ататюрка сделать Турцию частью западной цивилизации. Но не исключено, что это мог быть компромисс, оборонительная стратегия, когда он столкнулся со стремлением объединившегося христианского Запада.

Спустя 79 лет Айя-София остается самым популярным музеем в Турции.

Все это могло бы показаться древней историей, если бы не последние события в Турции. В начале 2012 года музей с идентичным названием Айя-София в городе Изник (где проходил VII Вселенский, или II Никейский Собор) был вновь открыт как мечеть. Первоначально это был храм Святой Софии, в котором проходили важные церковные советы, но после османского завоевания он стал мечетью. Однако это здание обветшало и пришло в негодность еще задолго до основания республики, оно стояло без крыши и выглядело как развалина. На протяжении десятилетий оно работало как музей, а с недавнего времени стало привлекать к себе христианских паломников.

Занимавший тогда пост заместителя премьер-министра Бюлент Арынч (Bülent Arinç) нашел лазейку в законодательстве, утверждая, что официально здание никогда не считалось музеем, а поэтому может быть превращено в мечеть. Реакция оказалась предсказуемой: светское общество и ученые осудили этот шаг, а исламисты обрадовались. Местные жители ждут упадка туристической отрасли, хотя сейчас никому не надо платить за вход.

Обратное превращение музея в храм вызвало аналогичные действия в отношении других мест. В мае 2012 года тысячи правоверных мусульман под предводительством Анатолийской молодежной организации провели молитву возле стамбульского исторического памятника с криками: «Уничтожить цепи! Открыть мечеть Айя-София!» Как объяснил их лидер, «закрытие мечети Айя-София — это оскорбление для нашего 75-миллионного населения, большинство которого составляют мусульмане. Это символ дурного обращения со стороны Запада».

В начале 2013 года было объявлено о том, что музей Айя-София откроется как мечеть в Трабзоне (церковь Святой Софии в Трапезунде). Здание, построенное в 13 веке, с его богатыми и любовно восстанавливаемыми византийскими фресками являлось музеем на протяжении полувека. Это никогда не вызывало никаких споров, и похоже, что превращение музея в мечеть было спровоцировано из-за одного только названия.

Генеральной директор фондов Турции Аднан Эртем (Adnan Ertem), являющийся одним из инициаторов движения за превращение зданий в мечети, заявил, что из всех турецких Айя-Софий пять работают как мечети, а еще две «бездействуют» (например, являются музеями). Эртем назвал их нынешнего владельца — Министерство культуры — «оккупационной силой».

В настоящее время парламентская комиссия рассматривает заявление об открытии Айя-Софии в Стамбуле в качестве мечети.

На сей раз все серьезно. Выступление в поддержку открытия мечети в Айя-Софии стало для истинного верующего проверкой, этакой лакмусовой бумажкой на верность исламу. Протесты в научном сообществе никто не слышит, а исламистское правительство Эрдогана представляет превращение здания в мечеть в качестве шага навстречу «свободе религии».

Насколько далеко мы продвинулись в прошлом веке? Последние несколько инцидентов оказались весьма показательными. Церковь Св. Иоанна Предтечи 5 века (мечеть Имрахор) — это самая старая из выживших храмов в Стамбуле и в прошлом центр самого важного в городе византийского монастыря. В 1894 году она была уничтожена пожаром, и сейчас это место принадлежит Министерству культуры как исторический памятник. Но его исторические руины так и не были должным образом задокументированы, а сейчас парламентская комиссия решила реконструировать базилику, чтобы та функционировала в качестве мечети.

Такая же судьба грозит минарету Кесик в Антальи, несмотря на сопротивление общества. Недавно там были проведены раскопки, и обнаружилось, что среди руин сохранилась значительная часть древнего римского храма, византийской церкви, церкви крестоносцев и османской мечети. Как и во многих других местах, в случае реконструкции богатая история этих объектов исчезнет.

И еще один, последний пример: Арап-джами (Арабская мечеть) в Стамбуле. Первоначально это была доминиканская церковь, существенно пострадавшая от землетрясения 1999 года, после которого с ее стен начала отваливаться штукатурка, а под ней обнаружились остатки первоначальных фресок и мозаики. Хотя картины в прошлом году были законсервированы, Министерство религиозных фондов снова их закрыло. Они больше не видны.

Остается гадать, не ждет ли такая же судьба все богатое, яркое и разнообразное историческое прошлое Турции. По крайней мере, царице хватило здравомыслия сказать нет.

Профессор Роберт Оустерхаут возглавляет Центр древних исследований при университете Пенсильвании.

 

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий