Станет ли Иерусалим центром «политического экуменизма» для Ватикана и Константинополя?

Патриарх Вафоломей и Папа Франциск

Станислав Стремидловский

У папы Римского Франциска появился новый секретарь, второй по счету. Это коптский священник Иоаннис Лахжди Гайд. Он прекрасно владеет арабским, неоднократно выступал как катехизатор и переводчик выступлений римских понтификов на этот язык. Известно, что отец Гайд работал в Ватикане, служил в дипломатических миссиях в Конго и Габоне, занимал место Временного поверенного в делах Апостольской нунциатуры в Иордании и в Ираке, прежде чем вернуться снова в Ватикан. В 2011 году после нападений религиозных экстремистов на коптскую православную общину написал открытое письмо имаму известной египетской мечети аль-Азхар о «страданиях христиан». У нового секретаря есть аккаунт в Фейсбуке, который он частично ведет на арабском.

В связи с его назначением Vatican insider особо подчеркивает, что впервые в наши времена «епископ Рима выбрал в качестве своего близкого сотрудника священника другого обряда – древнего коптского», что служит знаком расположения папы к Восточным общинам. С этим трудно не согласиться. За год пребывания во главе Римско-католической церкви Франциск создал на Ближнем Востоке основательный фундамент для реализации прорывных решений религиозно-политического характера. Так, сделав ставку на коптов-христиан, понтифик приобрел, можно сказать, весь Египет. Папа наладил одинаково хорошие отношения как с католическими коптами, так и с православными. Православный патриарх Тавадрос II фактически присягнул на верность Франциску еще во время интронизации последнего весной прошлого года. Спустя несколько месяцев египетские военные при участии Тавадроса II свергли режим «братьев-мусульман» президента Мурси. Несмотря на то, что обстановка в стране продолжает оставаться напряженной, копты-христиане улучшили свое представительство во власти и политической элите, а теперь еще и оказались в Ватикане в числе ближайших сотрудников папы.

Египет – плацдарм. Отсюда Святой престол может просматривать весь Ближний Восток. Но что может стать главными направлениями? На наш взгляд, их два. Во-первых, это часть провинций бывшей Османской империи. Османы всегда подозрительно смотрели на католиков, не скрывающих своих претензий на «византийское наследство». Пока у Константинополя были силы отбивать притязания Рима, католики находились практически «в подполье». Однако империя слабела, в XIX веке она перестала сопротивляться, и внешние силы установили свой контроль над христианской паствой. Османские католики попали под влияние Франции, Британия и США завладели умами протестантов, Россия – православных. Римско-католическая церковь сделала ставку на Египет, где сначала в 1824 году учредила  Коптский католический патриархат, а в 1895 сделала это повторно, установив для него титул «Патриарха Александрийского и всех коптов».

Но это решение было политическим. Сегодня Ватикан избирает другую тактику, делая ставку на церкви, пребывающие на Ближнем Востоке с незапамятных времен. Церкви, не подверженные сиюминутной конъюнктуре, для которых последняя перекройка границ региона усилиями Лондона и Парижа по итогам Первой мировой войны – всего лишь дуновение времени. Святому престолу также больше не надо идти на создание каких-то очередных уний. Зачем вкладываться в организацию новых структур, когда можно перекупить топ-менеджеров существующих? Пригласив в Ватикан православных коптского Тавадроса II и константинопольского патриарха Варфоломея, принявших это приглашение с «благодарностью», Франциск показал, как в современном мире можно выиграть партию, не пожертвовав практически ничем. Для этого понтифику пришлось всего лишь приглушить на время дискуссию о примате епископа Рима и намекнуть на возможность принятия Святым престолом принципа синодальности, традиционного для православия.

И показать перспективы, которые, во-вторых, могут быть связаны с планами создания из Иерусалима центра христианского «политического экуменизма», пока этого нельзя сделать в Константинополе, бывшей столице Византии, ныне Стамбуле. Не случайно в Ватикане и Константинопольском патриархате информационная подготовка к предстоящему визиту Франциска на Святую землю в мае этого года, его встрече там с патриархом Варфоломеем сопровождается постоянными упоминаниями о II Ватиканском соборе, признанном в качестве важнейшего события экуменического диалога между католиками и православными. Иногда даже складывается впечатление, что между главами Римско-католической и Константинопольской церквями в эти майские дни должен случиться чуть ли не своего рода «III Ватиканский собор» или, по крайней мере, его предтеча.

Важную роль в придании Иерусалиму статуса столицы «политического экуменизма» обязаны сыграть ближневосточные христиане. Интригующим на этом фоне смотрится  недавний визит в город с паломнической миссией 90 коптов-христиан. 11 апреля они прилетели в Тель-Авив, чтобы провести Страстную неделю в местах, расположенных на Святой земле, сообщало Agenzia Fides. Между тем, долгое время копты не могли посещать Израиль из-за запрета, введенного патриархом Коптской православной церкви Шенудом III в связи с арабо-израильским конфликтом. Санкции не были отменены даже после нормализации отношений между Египтом и Израилем во время президента Садата. Но на него сегодня «закрыл глаза» нынешний патриарх Тавадрос II.

Agenzia Fides цитирует мнение «наблюдателей», отмечающих неуместность запрета «в новом формате отношений между двумя соседними народами». В случае его официального снятия наплыв паломников из числа коптов-христиан в Иерусалим может усилиться. Почему бы за ним не последовать учреждению на Святой земле коптских религиозных миссий? Не говоря уже о том, что «новый формат отношений» с подачи Ватикана могут избрать христиане других стран Ближнего Востока. Отметим также появление в самом Израиле  летом прошлого года партии арабов-христиан, выступающих за службу в израильской армии и интеграцию в политическое пространство страны. Та сила, «Бней-Брит», называет себя «партией христиан и израильтян» и поддерживает существование «еврейского демократического государства». А это уже альтернатива Иерусалиму как центру религиозного иудаизма.

Пусть пока христиане в меньшинстве, капля точит камень, Ватикан привык играть на длинные дистанции и в собственные игры. Характерным в этой связи является комментарий посла Ирана при Святом престоле Мохаммада Тахера Раббани, который подчеркнул, что визитом Франциска на Святую землю «не должны воспользоваться власти и государства региона, чтобы узаконить свои спорные действия». То есть, Тегеран готов признать действия понтифика как возвышающиеся над локальными интересами местных элит, а самого папу – пастырем народов. Вопрос в том, насколько будет интересно израильским раввинам  сыграть в геополитические шахматы с Ватиканом. Альтернативой для раввинов может стать Русская православная церковь. При том, что растет наплыв российских туристов, среди которых немало паломников, Московский патриархат не имеет на Ближнем Востоке и тем более в Израиле таких глобальных амбиций как Святой престол.

 

Источник: ИА REX.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий