Старообрядцы: от церковного раскола — к признанию

    Прихожане старообрядческой церкви

Александр Умрихин

Раскол в Русской церкви в XVII веке породил «оппозиционную веру» — старообрядчество. Староверы отказались принимать реформу патриарха Никона, за что были подвергнуты репрессиям. Лишь спустя несколько столетий реформаторы были вынуждены раскаяться.
Прихожане Покровского старообрядческого храма

Сегодня одним из самых загадочных – и одновременно представляющих наибольший интерес – течений христианства является старообрядчество. Возникшее в результате церковной реформы, старообрядчество не исчезло, а стало жить по своим канонам, преимущественно на окраинах страны. Пережив гонения, старообрядцы существуют и поныне как в России, так и за её пределами.

Целью церковной реформы была унификация богослужебного чина Русской церкви с Греческой церковью и прежде всего — с церковью Константинопольской. Главным реформатором Русской церкви стал патриарх Никон, находящийся под покровительством молодого царя Алексея Михайловича. Главным противником реформ стал протопоп Аввакум, которого после начала гонений на несколько дней бросают в темницу без еды и воды, а затем отправляют в ссылку в Сибирь, где Аввакум стал главным проповедником старообрядчества, объединяющим староверов по всей стране. Несмотря на годы ссылок и гонений, протопоп и его товарищи за отказ от уступок были сожжены в срубе в Пустозёрске.

Сожжение протопопа Аввакума Пётр Евгеньевич Мясоедов, 1897 год

Отправной точкой в Богослужебной реформе, ставшей также причиной раскола церкви, стала дата 9 февраля 1651 года. После одного из церковных соборов царём Алексеем Михайловичем было объявлено о введении «единогласия» в богослужении вместо «многогласия» по всем церквям: было отдано распоряжение «петь в один голос и неспешно». После этого царь, в обход утверждения соборного постановления 1649 года о допустимости «многогласия», поддерживаемого Московским патриархом Иосифом, сделал аналогичное обращение к Константинопольскому патриарху, который также дал добро на «единогласие» в церквях. Помимо царя и Константинопольского патриарха, реформу о пении поддержали царский духовник Стефан Вонифатьев и постельничий Фёдор Михайлович Ртищев. Во многом именно они переубедили царя Алексея Михайловича перейти к «единогласию».

В целом же, реформа содержала следующие пункты:

1. Так называемая «книжная справа», выразившаяся в редактировании текстов Священного писания и богослужебных книг, которая привела к изменениям, в частности, в принятом в Русской Церкви тексте перевода Символа Веры: был убран союз-противопоставление «а» в словах о вере в Сына Божия «рожденна, а не сотворенна», о Царствии Божием стали говорить в будущем («не будет конца»), а не в настоящем времени («несть конца»), из определения свойств Духа Святаго исключено слово «Истиннаго». В исторические богослужебные тексты был внесён ряд других исправлений, например, в слово «Ісус» (под титлом «Ic») была добавлена ещё одна буква и оно стало писаться «Іисус» (под титлом «Іис»).

2. Замена двуперстного крестного знамения трёхперстным и отмена т. н. метаний, или малых земных поклонов — в 1653 году Никон разослал по всем московским церквям «память», в которой говорилось: «не подобает в церкви метания творити на колену, но в пояс бы вам творити поклоны; ещё и тремя персты бы есте крестились».

4. Крестные ходы Никон наказад проводить в обратном направлении (против солнца, а не посолонь).

5. Возглас «аллилуйя» во время пения в честь Св. Троицы стали произносить не дважды (сугубая аллилуйя), а трижды (трегубая).

6. Изменено число просфор на проскомидии и начертание печати на просфорах.

Стремление патриарха Никона к унификации русских чинов и богослужения по современным по тому времени греческим образцам вызвало сильнейший протест сторонников старых обрядов и традиций. Спустя несколько лет после перехода к «единогласию», в 1656 году, на поместном соборе Русской церкви все крестящиеся двумя перстами были объявлены еретиками, отлучены от Троицы и преданы проклятию. Ещё через год собор одобрил книги новой печати, утвердил новые обряды и чины и наложил клятвы и анафемы на старые книги и обряды.

Религиозная часть страны фактически оказалась в состоянии войны: первым выразил своё несогласие Соловецкий монастырь, за что вполедствии и поплатился – в 1676 году он был разорён стрельцами. В 1685 году царица Софья, по просьбе духовенства, издаёт документ под названием «12 статей», предусматривающий различного рода репрессии в отношении староверов – изгнания, тюрьмы, пытки, сожжения заживо в срубах.

«12 статей» были отменены лишь Петром I в 1716 году. Царь предложил старообрядцам перейти на полулегальный режим существования, взамен потребовав платить «за оный раскол всякие платежи вдвое». Вместе с тем, за старообрядческое богослужение или совершение треб по-прежнему была предусмотрена мера наказания в виде смертной казни, а все старообрядческие священники объявлялись либо расколоучителями, если это были старообрядческие наставники, либо изменниками православию, если они раньше были священниками.

Вячеслав Григорьевич Шварц. Вербное воскресение при Алексее Михайловиче. Шествие патриарха на осляти. 1865.

Однако даже такие репрессии не убили старообрядчество в государстве. По некоторым данным, в XIX веке около трети всего населения страны причисляли себя к старообрядцам. После введения единоверия, то есть, признания староверами иерархической юрисдикции Московского Патриархата при сохранении собственных традиций, дела у религиозного течения улучшились: например, старообрядческое купечество богатело и помогало одноверцам. В 1862 году большие дискуссии в старообрядческой среде произвело Окружное послание, которое делало шаг навстречу новообрядному православию. Оппозиционеры этому документу составили толк неокружников.

Несмотря на выход из подполья, староверам по-прежнему запрещалось подниматься на полностью легальный уровень. «Раскольники не преследуются за мнения их о вере; но запрещается им совращать и склонять кого-либо в раскол свой под каким бы то видом», — говорилось в статье 60 Устава о предупреждении и пресечении преступлений. Им запрещалось строить церкви, заводить скиты, а существующие даже чинить, а также издавать какие-либо книги, по которым было бы возможно вести богослужения, их религиозный брак не признавался государством, а все родившиеся до 1874 года у староверов дети не считались законнорожденными. После 1874 года старообрядцам разрешили жить в гражданском браке: «Браки раскольников приобретают в гражданском отношении, через записание в установленные для сего особые метрические книги, силу и последствия законного брака».

Официальный выход староверов на легальный уровень произошёл 17 апреля 1905 года: в этот день был издан Высочайший Указ «Об укреплении начал веротерпимости». Указ отменял законодательные ограничения в отношении староверов и в частности гласил: «Присвоить наименование старообрядцев, взамен ныне употребляемого названия раскольников, всем последователям толков и согласий, которые приемлют основные догматы Церкви Православной, но не признают некоторых принятых ею обрядов и отправляют свое богослужение по старопечатным книгам». Теперь староверам разрешили проводить крёстные ходы, совершать колокольный звон, организовывать общины; в легальное поле ушло и Белокриницкое согласие. Старообрядцы-беспоповцы оформили поморское согласие.

Интересно, что приход к власти большевиков не вернул старообрядцев в подполье; напротив, власти РСФСР, а затем и СССР, достаточно благосклонно относились к староверам, видя в них оппозицию принятому в дореволюционной России православию – так называемой «тихоновщине». Впрочем, такая благосклонность просуществовала лишь до конца 1920-х годов. Великая Отечественная война была встречена староверами неоднозначно: большинство из них призвало встать на защиту Родины, тогда как были и исключения – например, Республика Зуева и староверы-федосеевцы деревни Лампово стали коллаборационистами.

В старообрядческой церкви пению уделяется большое воспитательное значение. Петь надо так, чтобы «звуки поражали слух, а заключающаяся в них истина проникала в сердце». Классическая постановка голоса у староверов не признаётся — молящийся человек должен петь своим естественным голосом, в фольклорной манере. В знаменном пении нет пауз, остановок, все песнопения исполняются непрерывно. Во время пения следует стремиться к однородности звучания, петь «в один голос». Раньше состав церковного хора был исключительно мужским, но из-за малочисленности певцов на сегодняшний день практически во всех старообрядческих моленных и церквах основу хоров составляют женщины.

На сегодняшний день крупные старообрядческие общины, помимо России, существуют в Латвии, Литве и Эстонии, в Молдавии, Казахстане, Польше, Беларуси, Румынии, Болгарии, Украине, в США, Канаде и ряде стран Латинской Америки, а также в Австралии. Главенствующей у староверов является Русская Православная Старообрядческая Церковь (Белокриницкое согласие, осн. 1846), насчитывающая около миллиона прихожан и имеющая два центра – в Москве и в румынском городе Браиле.

Существует также Древлеправославная Поморская Церковь (ДПЦ) у которой на территории России насчитывается около 200 общин (большинство из них не зарегистрированы). Централизованным, совещательным и координационным органом в современной России является Российский Совет ДПЦ. Духовно-административный центр Русской Древлеправославной Церкви до 2002 года находился в Новозыбкове Брянской области, а после — в Москве.

В 2000 году на Архиерейском соборе Русская православная церковь заграницей принесла покаяние перед старообрядцами: «Мы глубоко сожалеем о тех жестокостях, которые были причинены приверженцам Старого Обряда, о тех преследованиях со стороны гражданских властей, которые вдохновлялись и некоторыми из наших предшественников в иерархии Русской Церкви… Простите, братья и сестры, наши прегрешения, причинённые вам ненавистью. Не считайте нас сообщниками в грехах наших предшественников, не возлагайте горечь на нас за невоздержные деяния их. Хотя мы потомки гонителей ваших, но неповинны в причинённых вам бедствиях. Простите обиды, чтобы и мы были свободны от упрёка, тяготеющего над ними. Мы кланяемся вам в ноги и препоручаем себя вашим молитвам. Простите оскорбивших вас безрассудным насилием, ибо нашими устами они раскаялись в соделанном вам и испрашивают прощения… В XX веке на Православную Российскую Церковь обрушились новые преследования, теперь уже от рук богоборного коммунистического режима… Мы со скорбью признаём, что великое гонение нашей Церкви в прошедшие десятилетия отчасти может быть и Божиим наказанием за преследование чад Старого Обряда нашими предшественниками. Итак, мы сознаём горькие последствия событий, разделивших нас и, тем самым, ослабивших духовную мощь Русской Церкви. Мы торжественно провозглашаем своё глубокое желание исцелить нанесённую Церкви рану…».

Среди известных приверженцев старообрядчества можно выделить мецената и основателя Третьяковской галереи Павла Третьякова, видного деятеля Донского казачества Венедикта Романова, преподавателя ВШЭ и советского диссидента Павла Кудюкина, экс-главу службы безопасности президента России Бориса Ельцина Александра Коржакова, учёного Дмитрия Лихачёва, и других.

TVC.RU

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий