Стоит ли идти в рай, если там не женятся?

Стоит ли идти в рай, если там не женятся? Тогда пришли некоторые из саддукеев, отвергающих воскресение, и спросили Его: Учитель! Моисей написал нам, что если у кого умрет брат, имевший жену, и умрет бездетным, то брат его должен взять его жену и восставить семя брату своему.

Было семь братьев. Первый, взяв жену, умер бездетным. Взял ту жену второй, и тот умер бездетным. Взял ее третий, также и все семеро; и умерли, не оставив детей. После всех умерла и жена. Итак, в воскресение, которого из них будет она женою? Ибо семеро имели ее женою. Иисус сказал им в ответ: чада века сего женятся и выходят замуж; а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят. И умереть уже не могут; ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения. А что мертвые воскреснут, и Моисей показал при купине, когда назвал Господа Богом Авраама и Богом Исаака и Богом Иакова. Бог же не есть [Бог] мертвых, но живых. Ибо у Него все живы (Лк 20,27-38).

Будет ли там что-то вообще?

Как кто-то метко заметил, в данном фрагменте Евангелия речь идет не о том, кто будет мужем этой женщины в небе, а будет ли там что-то вообще...

Вера в вечную жизнь после смерти является основой веры христианина. Не случайно апостол Павел писал: если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших. И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков (1 Кор 15,17.19). Великие слова?

Как ни странно, но правда о воскресении моей собственной души и тела является для меня основным гарантом свободы и душевного спокойствия. Я просто понимаю, что могу по-человечески ошибаться. В одних ситуациях боюсь, что жизнь когда-то закончится, а в других наоборот — радуюсь, что когда-то этому всему придет конец.

Думаю, если бы верующие действительно очень сильно верили в воскресение, то не позволяли бы себе так легко совершать тяжкие грехи.

Например, кто-то боится порвать с грехом, так как это может повлечь за собой тяжкие жизненные последствия. Согласен. Иногда действительно трудно решиться. Если же примем во внимание, что страдание в этой жизни временное, или, что мы здесь, на земле только готовимся к настоящей жизни, то отважиться будет намного проще. Я не берусь никого осуждать, но уверен, что в нашей жизни согласие на многие смертные грехи проистекает не из тяжелых условий или неблагоприятных ситуаций, а из недостатка веры в вечную и счастливую жизнь! Если бы мы (говорю также и о себе) действительно очень сильно верили в воскресение и думали о вечном Отечестве (Наше же жительство — на небесах (Флп 3,20)), то меньше бы грузились нашими неудачами, комплексами, вечными спорами и доказательствами. Меньше жалели бы себя, самых «бедных и несчастных», и меньше заботились бы о том, что о нас подумают другие. Короче, верующие жили бы и радовались своей земной жизни, жили бы так, как им хочется, а не так, как их вынуждают.

Меня долгое время интересовал вопрос, почему евреи, а сегодня и многие христиане, считают, что бесплодие, бедность, болезни и т.д. — это наказание Господне. Ответ я нашел в книге одного богослова. Он пишет, что евреи надеялись на Бога только в этой жизни. Они в большинстве своем не верили в жизнь после смерти, не имели надежды. Отсюда следует простая логика: если Бог не помогает в моих земных бедах, то зачем Ему поклоняться, быть Ему верным и исполнять Его заповеди? Жить по каким-то «немодным» и трудным правилам только потому, что так жили мои предки? Но ведь это — моя жизнь! Она у меня единственная и неповторимая! Смелый и свободный человек не будет жить по понятиям, которые ему кто-то подсунул и надписал: «Так надо». И такого человека можно уважать. Можно понять евреев и христиан, которые не поверили в воскресение. Ведь если ты не поверил, то тебе действительно очень страшно и почти невозможно что-то изменить, рисковать, на что-то решиться. Тебе остается только одно — надеяться, что Христос как-то поможет хотя бы в этой мизерной жизни: если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков. Вера в воскресение, надежда на вечное Небо и жизнь вечную — это личный выбор каждого верующего, а не его знакомых.

Когда я по воле Божией начинал встречать все больше и больше протестантов, то в жизни некоторых из них стал замечать одну опасность. С одной стороны они имеют живую, смелую и радикальную веру. Считаю, что нам, католикам, в этом плане у них есть чему поучиться. Но с другой стороны приходилось слышать: «Господь поднимет меня в финансовом плане, так как я Ему доверился; Господь исцелит меня, потому что я Ему верю; Господь приведет к покаянию тысячи, ведь я евангелизирую с верой во Имя Его» и т.д. Если такой человек не видит результатов своей веры (потому что Господь не подкинул денег, не исцелил), то начинает искать в себе самом причины «неудач» или вовсе впадает в отчаяние: «Я негодный христианин». Правда, никогда не помешает поискать в себе причины своих неудач. Но кто может дать гарантию, что бедность и болезни не являются для кого-то из нас Божиим планом, который позволил Своему Сыну быть бедным и, по человеческим меркам, потерпеть неудачу? Возможно, позволил чтобы показать, что смерть на Голгофе — это еще не конец, что нас ждет другая, лучшая история.

Нам, католикам, в этой ситуации хочется пожелать порыва и отважной веры, а протестантом охладить свой исключительно человеческий и даже мирской порыв.

Как там будет?

Саддукеев в действительности не интересовал этот вопрос. Они только старались на чем-то подловить Иисуса. Вопрос этот очень сильно интересует тех, кто поверил всерьез и готов менять свою жизнь, рисковать. Думаю, что это нормально, если вслед за апостолом Петром мы повторим: «Господи, мы оставили все и последовали за Тобою. Что нам за это будет?» Возможно, Петр думал только о земной награде, но Христос, отвечая ему, говорит о награде вечной: истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом, или родителей, или братьев, или сестер, или жену, или детей для Царствия Божия, и не получил бы гораздо более в сие время, и в век будущий жизни вечной (Лк 18,29-30).

Известно, мы почти ничего не можем сказать о том, как оно будет там, в НЕБЕ. В Писании читаем: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор 2,9). Короче, все покрыто туманом. Определенным остается только одно: там будет все иначе, чем здесь (ведь такого мы еще не видели, не слышали и даже не думали), и там будет классно!

Если рассуждать о Небе только по-человечески, то возникает очень много вопросов, на которые нет ответов:

— Какими мы будем там, молодыми или старыми?

— Чем будем заниматься? Не замучит ли тоска?

— Здесь есть дорогие для нас люди – наши друзья, а там – все будут для нас равны?

— Будем ли чувствовать там вкус пищи, неповторимый аромат после дождя, наконец, будет ли там дождь, снег, метель, град и т.д.?

— Cможем ли мы быть счастливыми, зная, что кого-то из наших близких нет в НЕБЕ?

Подобных вопросов у нас намного больше, но остановимся на последнем. Я столкнулся с ним, изучая богословов, которые верили, что вероятно ад останется пустым, так как невозможно быть счастливым в небе, зная, что твой близкий человек находится в аду. Согласитесь, интересный взгляд, и меня он начал манить. Во время одной беседы я задал вопрос на эту тему одному старшему священнику, и тот совершенно неожиданно ответил: «А кто тебе сказал, что в небе ты вообще узнаешь своих близких?» Этот ответ был для меня, как ледяной душ. Мы рассуждаем о вечной жизни с помощью наших привычных земных понятий. В этой жизни семья и настоящие друзья — наши основные ценности. Нет ничего удивительного в том, что мы сразу переносим их «на небо». Однако там, как говорит Христос в Евангелии, не будут ни жениться, ни замуж выходить...

Знаете, я сегодня практически первый раз подумал о том, что семья, как организация, дана человеку Господом на время его земного путешествия. Недаром же Книга Бытия говорит, что Ева была создана для помощи Адаму. Конечно, это образ, но тем не менее. Неужели в Божием Царствии, где все всматриваются в Господа, и это не считается фанатизмом, человеку будет нужен еще кто-то, к кому привязывается сердце?

Еще один аргумент. Католическая Церковь учит, что безбрачие является знаком Царствия Божьего. Удивительно, правда? Речь идет не о том, что священническое или монашеское призвание лучше, а о том, что этот знак — предсказание того, что будет в Царствии Божием. Дело не в сексуальных отношениях, а в том, что монахи и священники должны всматриваться только в Господа, как это будет в Небе. Я считаю, что нет большого смысла в том, чтобы отказываться от самого дорогого на земле, чем является семья, но при этом не всматриваться в Господа и быть зависимым от богатства, культуры, политики, амбиций и т.д. Считаю, что этот «цирк» не нужен ни Господу, ни даже людям.

Как это ни странно звучит, но не исключено, что в Царствии Божием мы можем и не узнать никого из своих старых знакомых или даже близких. Страшно? Но там на это можем не обратить внимания и, тем не менее, мы будем счастливы. Встретимся с Господом — и все! Разве этого мало?! В дословном переводе с оригинала наш фрагмент Евангелия заканчивается следующими словами: все ведь для Него живут. Это значит, что здесь, на земле, мы живем друг для друга (семья, друзья, родина), а там будем жить для Него, подле Его, вглядываясь в Него.

Так долго рассуждаю на эту тему не потому, что хочу запугать Небом. Я просто молюсь, размышляю в Духе Слово Божие и не знаю, как там на самом деле будет. Я уверен, что христианин, живущий исключительно ради семьи или друзей, рано или поздно в этом разочаруется. Поэтому уже здесь, на земле, мы должны признать, что такие важные вещи, как семья, друзья, народ, не должны быть для нас выше Господа.

ЧТОБЫ Слово стало плотию ...

Поскольку информации по Слову получилось довольно много, предлагаю, чтобы каждый помолился Духу Святому и взял для размышлений на неделю то, что, по его мнению, наиболее актуально и задевает за живое...

 Автор: О.Александр Жерносек

Источник

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий