Страстная седмица: гид по неделе

Великий Четверг Страстной недели: умовение ног, Тайная Вечеря, моление в Гефсиманском саду и предательство Иуды.
Великий Четверток насыщен событиями и переживаниями. Прежде чем Господь пошел на Голгофу, Он личным примером показал ученикам образ кротости, установил Таинство Евхаристии, до кровавого пота молился в Гефсиманском саду и там же был предан Иудой. Синаксарь на Великий Четверток раскрывает богослужебные темы этого дня.

Синаксарь во Святой Великий Четверг

Первое событие: «Ученикам на вечери мыл ноги Бог,Нога Которого потом на (древо) опиралась, когда-то запрещенное в Эдеме». Непостижимое величие и самоуничижение Божества является в событии умовения ног апостолам. Тот, кто запретил человеку входить в рай вследствие его преслушания, Своей ногой попирает клятву, но одновременно умывает ноги своим ученикам, словно слуга. Богослужебные тексты об этом повествуют так: «Смирився нас ради богатый, от вечери востав, лентий прием, сим препоясался еси, и преклонь выю, омыл еси ноги учеников и предателя», «Паче ума, и неизреченна разума высоте Твоей Иисусе, кто не удивится! Яко брению предстал еси, Содетелю всяческих, омывая убо ноги, отирая же и лентием». Ради нас, богатый (Владыка мира) во всех смыслах, Христос смирился, Он, всех Создатель, препоясавшись лентием (полотенцем), омывает ноги своим ученикам. И это событие Страстной недели – превыше возможности осознать и понять человеческим умом. Христос «…напомнил другим ученикам, чтобы не искали первенства. Этому Он учил и после умовения, говоря: кто хочет быть первым, да будет последним из всех, Самого Себя поставив в пример» (Ин. 13, 15-16). Однако даже это не останавливает злое намерение Иуды Искариота. Тема иудина предательства вплетена в богослужение: «Законныя дружбы злоименитый Искариот волею забыв, яже нозе умы, уготови на предание…», злополучный Искариот решил предать Того, Кто умыл ему ноги, и это было его самостоятельным, вольным решением.

Второе событие длинного Великого Четвертка Страстной недели: «Двойная вечеря: ибо вмещает пасху ветхую и Пасху новую — Владыки Кровь и Тело».

Эта трапеза несет двойной смысл — она и ветхозаветная, совершенная по закону трапеза, совершаемая в воспоминание исхода Израиля из Египта, но и новозаветная: «…когда уже наступила ночь, Господь, открывая ученикам превосходнейшее, преподал им в горнице и таинство новой Пасхи». Таинство это — вкушение Тела и Крови Господа.

Песнопение, с которого начинается утреннее богослужение Великого четвертка Страстной недели, посвящено событию умовения ног, невместимым в наши представлении о Боге и, в той же степени ужасному событию предательства Христа: «Егда славнии ученицы на умовении Вечери просвещахуся, тогда Иуда злочестивый сребролюбием недуговав омрачашеся, и беззаконным судиям Тебе праведнаго Судию предает. Виждь имений рачителю, сих ради удавление употребивша! Бежи несытыя души, Учителю таковая дерзнувшия: Иже о всех благий, Господи, слава Тебе». Ученики Христа просветились на Тайной Вечери, Иуда же задумал и осуществил предательство. Отчего ученик, который видел чудотворения Христа, тот, кому Господь умыл ноги, так поступил? Богослужебный текст дает ответ – страсть сребролюбия омрачает душу Иуды. И тот, кто стремится к стяжанию, стяжал себе бесчестную смерть – удавление.

Третье событие, ВеликогоЧчетверга страстной недели – молитва Господа в Гефсиманском саду: «И Сам отошел от них на вержение камня, и, преклонив колени, молился, говоря: Отче! О, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет. Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его. И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (Лк. 22. 44). Эту молитву Господа стих синаксаря Великого четвертка называет преестественной— сверхъестественной, она сопровождалась кровавым потом Спасителя: «На преестественную молитву стихи: Молитва и страшилище (молитва и в то же время нечто нас ужасающее, нечто для нас страшное) труды кровей: Христе Отцу яве моляся. Смерть, врага прельщая в сих»». Христос, до кровавого пота открыто молился Отцу, и в этой молитве по человечеству страдал и страшился близких распятия и смерти, чем обманул врага рода человеческого.

Длинный день Великого Четверга Страстной недели завершается событием столь же непонятным, сколь и трагическим — предательством. Так об этом говорит стих синаксаря: «Что требе ножей, что древес, людолестцы, На хотящего умрети во избавление мира?» — «Обманщики людей! Зачем нужны мечи и колья Против Того, Кто добровольно умрет, чтоб мир спасти»? Кондак, поющийся на каноне этого дня словно отражает недоумение в отношении Иуды-предателя, но и подчеркивает мистическую подоплеку этого события: «Хлеб прием в руце предатель, сокровенно тыя простирает, и приемлет цену Создавшаго Своима рукама человека, и неисправлен пребысть Иуда раб и льстец». Принявший от Христа в руки хлеб, эти же руки протягивает за платой, в которую оценена жизнь Христа, создавшего человека Своими руками.

В Великий Четверг Страстной недели совершается уникальная Литургия, поскольку в этот день было установлено таинство Евхаристии. По Уставу она должна совершаться ночью. В течение Великого поста совершаются Литургии преждеосвященных Даров, которые по Уставу тоже должны совершаться в ночь. Но на них не совершается обычных для Литургии священнодействий – проскомидии, освящения Даров. На Литургии четверга Страстной недели после вечерни (в современных условиях она совершается с утра) совершается полная, торжественная Литургия Василия Великого. В тот момент, когда верующие, причащаясь Тела и Крови Господних, привыкли слышать «Тело Христово примите…», в Великий Четверг Страстной недели поется «Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими, не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедую Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем». Мы просим в этот момент сделать нас сегодня причастниками Тайной Вечери, которая случилась во времена земной жизни Христа, и подтверждаем, что наше участие в этом событии не носит иудина характера, который причастился, но не освятился.

Великий Четверг Страстной недели в древности

В 4 веке в этот день совершались две Литургии. Одна утром, знаменующая окончание Четыредесятницы, другая, являющаяся образом Тайной вечери – ближе к вечеру. В Иерусалимской Церкви ритуал был очень сложен.

Об этом дне Иерусалимской церкви рассказывает паломница 5 века Сильвия. После утренней Литургии народ завтракал по домам, затем сходились к месту, где в тот день находились Христос и его ученики. Древние христиане молились и читали отрывки Евангелия, соответствующие случаю. Этот день вообще был полон перемещений и передвижений христиан по местам, связанным с евангельской историей Великого Четвертка. Елеонская гора – Имовон (место Вознесения Господа) — Гефсимания (место, где молился Христос преестественной молитвой и где его предательски облобызал Иуда). Все это происходит ночью. «… Вследствие столь большого количества толпы, утомления от бдений и изнурения от ежедневных постов, будучи принуждены спускаться со столь высокой горы, идут в Гефсиманию при песнопениях очень медленно. И бывает приготовлено множество церковных светильников для света всему народу. И когда придет в Гефсиманию, сперва произносится приличествующая молитва, затем поется песнь и читается то место из Евангелия, где взят Господь. И когда читается это место, то весь народ с плачем поднимает такой крик и стон, что, может быть, этот стон всего народа слышен в городе».

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий