Страстная седмица: гид по неделе

Великий Пяток Страстной недели: Воспоминание святых спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа

Стихи из синаксаря: «Живый еси Боже ты, и умерщвленный на древе:О мертвече нагий, и Бога живаго слове!»: «Боже, Ты – вечно живой и Ты, умерщвленный на древе! Мертвое тело и с ним – Слово живого Творца». Синаксарь раскрывает богослужебное значение этого дня: «Во святую и Великую Пятницу мы совершаем (последование) святых, спасительных и страшных страданий Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, которые Он добровольно претерпел за нас. Оплевания, избиения, пощечины, поношения, насмешки, багряница, трость, губка, уксус, гвозди, копье, и после всего этого Крест и смерть, — все это имело место в пятницу».

Великая Пятница. Воспоминание Святых Спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа

Великая Пятница в 5 веке была днем самого строгого поста и печали. В Иерусалимской Церкви еще до восхода солнца молились сначала у столба, где бичевали Христа, затем на Голгофе, перед епископской кафедрой перед Крестом ставился стол, на котором полагалось святое древо Креста под охраной диаконов. Охрана была необходима, поскольку народ сходился, чтобы приложиться к святому древу и был случай, что кто-то отгрыз и похитил частицу.

Перед святым древом Креста сперва читались псалмы, в которых говорится о страданиях Господа. Затем — отрывки тестов из Апостола, где повествуют о страданиях Господа Его ученики. Читались евангельские повествования, где Он страдает, читались отрывки из пророческих текстов, которые предвещают страдания Господа. «Итак, от часа шестого до часа девятого (3 часа вечера) постоянно в таком порядке происходят чтения и поются песни, для того, чтобы показать всему народу, что все, предреченное пророками о страданиях Господа, оказывается, как через Евангелия, так и через писания апостолов, совершившимся. Итак, в течении этих трех часов весь народ поучается тому, что не произошло ничего, что не было бы предречено, ничего, что не исполнилось бы всецело. С чтениями постоянно чередуются молитвы, которые приспособлены к дню, И при каждом чтении и молитве бывает такая скорбь и такой стон во всем народе, что возбуждает удивление, ибо нет никого, ни старого, ни малого, который в этот день, в эти три часа не плакал столько, сколько нельзя себе и представить, помышляя о том, что претерпел за нас Господь. После этого, при начале девятого часа, читается то место из Евангелия от Иоанна, где Он испустил дух». Так рассказывает о богослужении Великой пятницы Страстной недели иерусалимская паломница.

В наши дни по традиции утреня Великой пятницы служится вечером четверга. Это богослжение называется «Последование Святых и спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа». И это – главная богослужебная тема, раскрывающая мистическое значение Великого Пятка Страстной недели.

Читается двенадцать отрывков из четырех Евангелий, в которых раскрывается вся картина самых страшных моментов евангельской истории: от предательства до Его крестной смерти. Евангельские чтения чередуются с особыми, принадлежащими только этому дню песнопениями – антифонами.

Первый фрагмент текста из Евангелия от Иоанна (Ин.13 31- 18. 1) рассказывает о последней беседе Христа с учениками. Начинается оно словами: «Ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем» (Ин. 13. 31). Господь говорит прямо о Своем Божественном достоинстве. Далее Он дает своим ученикам заповедь, ставшую центральной в христианском вероучении: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга…» (Ин. 13. 34). Любовь проявляется в Церковном единстве верующих. Иисус Христос в Своей архиерейской молитве о нем и молится: «Да вси едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут; да и мир веру имет, яко Ты Мя послал еси. И Аз славу, юже дал еси Мне, дах им, да будут едино, якоже Мы едино есма. Аз в них, и Ты во Мне: да будут совершени во едино, и да разумеет мир, яко Ты Мя послал еси и возлюбил еси их, якоже Мене возлюбил еси» (Ин.17, 21–23). У этого единства красивый поэтический образ: «Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – виноградарь» (Ин. 15. 1). Условием этого плодоносного единства выступает единство со Христом: «Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин 15. 4-5). В песнопениях, следующих за чтением евангельского текста, Церковь призывает верующих на самом трудном отрезке пути к Святой Пасхе очистить свои чувства, и принести души в жертву ради Христа. Эта жертва заключается во внимании, отвержении от житейской суеты: «Чувствия наша чиста Христови представим, и яко друзи Его, души наша пожрем Его ради, и не попеченьми житейскими соугнетаемся, яко Иуда, но в клетех наших возопиим: Отче наш, Иже на небесех, от лукаваго избави нас». Житейская суетность в эти дни представляется опасной, и на это указывают другое песнопение, в котором рефреном служат слова: «Беззаконный же Иуда не восхоте разумети». То есть Иуда не вразумился ни тогда, когда Господь воскресил Лазаря, ни тогда, когда Христа встречал народ криками «Осанна!». Ни умовение ног, когда вместе с остальными учениками Иуде были Господом вымыты и отерты ноги, ни то, что Христос дал понять Иуде, что знает о замыслах предателя, не остановили его и не заставили задуматься.

Второе Евангелие рассказывает, как в Гефсиманском саду после иудина поцелуя взяли Господа, отвели к первосвященнику Анне, и об унижениях, которые Он там претерпел (Ин. 18. 1-28). Фрагмент заканчивается рассказом о троекратном отречении апостола Петра, которое было предречено Господом. В антифонах, следующих за чтением, слышно недоумение в отношении Иуды: «Кий тя образ, Иудо, предателя Спасу содела? Еда от лика тя апостольска разлучи? Еда дарования исцелений лиши? Еда со онеми вечеряв, тебе от трапезы отрину? Еда иных ноги умыв, твои же презре? О коликих благ непамятлив был еси! И твой убо неблагодарный обличается нрав. Того же безмерное проповедуется долготерпение, и велия милость». Каким образом ученик превратился в предателя? Ведь Иуда не был лишен дарования исцелений, не был лишен возможности причаститься с апостолами и оставался апостолом даже тогда, когда Господь знал о предательстве.

Третий евангельский фрагмент рассказывает о допросе в доме первосвященника Каиафы Спаситель Сам свидетельствует о Себе как о Сыне Божием: «И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом Живым, скажи нам: Ты ли Христос, Сын Божий? Говорит ему Иисус: ты сказал. Но Я говорю вам: отныне будете видеть Сына Человеческого, восседающего по правую сторону Силы и грядущего на облаках небесных» (Мф. 26:57-75) и принимает за это свидетельство заушение и оплевание. В этом же фрагменте рассказано об отречении апостола Петра и об его раскаянии. В следующих за Евангелием антифонах воспевается вольное страдание Христа за нас: «Емшым Тя беззаконным, претерпевая, сице вопиял еси Господи: аще и поразисте Пастыря, и расточисте дванадесять овец ученики Моя, можах вяшше, нежели дванадесяте легеонов представити ангелов. Но долготерплю, да исполнятся, яже явих вам пророки Моими, безвестная и тайная: Господи, слава Тебе»

Напряжение нарастает. Четвертый фрагмент (Иоан. 18:28-40, 19:1-16) – встреча Христа с Пилатом и невообразимое поведение толпы, которая жаждет крови. Господа бичуют и предают Его на истязания и казнь после единодушных слов независимости первосвященников: «Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря». (Ин. 19. 15)

В антифоне воспевается невместимая в человеческий ум ситуация, когда Одевающийся светом, словно одеждою, стоял на суде среди людей нагим. Он же принимает удары от человеческих рук, которые Сам же создал: «Одеяйся светом, яко ризою, наг на суде стояше, и в ланиту ударение прият от рук, ихже созда: беззаконнии же людие на Кресте пригвоздиша Господа Славы: тогда завеса церковная раздрася, солнце померче, не терпя зрети Бога досаждаема, Егоже трепещут всяческая. Тому поклонимся».

Шестой фрагмент евангельского текста дополняет рассказ предыдущего чтения. (Мф. 27. 3-32). По наущению иудейских руководителей народ потребовал помилования преступника Вараввы, а невинному Христу требовали смерти: «Пилат говорит им: что же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят. Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее кричали: да будет распят» (Мф. 27. 22-23). Римские легионеры издеваются над Христом, о чем рассказано и в конце пятого чтения и в начале шестого. Терновый венец, ударение тростью по голове, долгий путь на голгофу с крестом на плечах и, наконец – распятие…

Песнопения окружающие это чтение, раскрывают смысл страданий Богочеловека Христа: «Искупил ны еси от клятвы законныя, честною Твоею Кровию, на кресте пригвоздився, и копием прободся, безсмертие источил еси человеком, Спасе наш, слава Тебе». Господь искупил нас от проклятия тем, что пригвоздился на Кресте и пролил за нас Свою кровь.

Следующие евангельские чтения, седьмое (Мф. 27. 33–54) и восьмое (Лк 23. 32–49) – рассказ о страданиях на кресте Господа. После восьмого Евангелия читается канон-трипеснец, в конце которого поется очень известный текст: «Разбойника благоразумнаго во едином часе раеви сподобил еси, Господи, и мене древом крестным просвети, и спаси мя». Благоразумный разбойник, исповедавший Христа Царем, в дар получил райское «гражданство» за свое исповедание.

Девятый фрагмент евангелия – самый страшный (Ин 19. 25–37). Тяжко страдающий Господь поручает заботам апостола Иоанна свою Матерь. Потом исполняет все, чему должно было свершиться по пророческим книгам: вкусил уксуса, умер прежде, чем стали перебивать голени казненным с целью ускорить смерть. Господь остался с не перебитыми костями, что имело в прообразом ветхозаветный пасхальный агнец, вкушая которого иудеи не должны были ломать его кости.

В одной из стихир после девятого евангельского чтения поется: «Кийждо уд святыя Твоея плоти, безчестие нас ради претерпе: терние, глава; лице, оплевания; челюсти, заушения; уста, во оцте растворенную желчь вкусом; ушеса, хуления злочестивая; плещи, биения; и рука, трость; всего телесе протяжения на Кресте; членове, гвоздия; и ребра, копие. Пострадавый за ны, и от страстей свободивый нас, снизшедый к нам человеколюбием, и вознесый нас, Всесильне Спасе, помилуй нас». Сошедший к нам по человеколюбию и тем возвысивший значение и ценность человеческого существа, Христос претерпел бесчестие каждой части Своего Тела. Терние ранило голову, в лицо плевали, по челюстям били руками, уши выслушивали злоречие, по плечам били бичом, руки пробили гвоздями, и ребра были пробиты копьем.

В десятом (Мк 15. 43–47) и одиннадцатом (Ин 19. 38–42) евангельских чтениях повествуется о погребении Спасителя. Тайные Христовы ученики — Иосиф Аримафейский, («благообразный советник») и Никодим — отдают своему Учителю последние почести.

Двенадцатое чтение уже приближает нас к пасхальным событиям Великой Субботы (Мф 27. 62–66). Господа положили в погребальную пещеру, иудеи выспрашивают у Пилата стражу, чтобы препятствовать возможным обманщикам, желающим выкрасть тело Христа.

Последнее песнопение этой службы дает нам надежду: «Искупил Ты нас от проклятия закона драгоценною Своею Кровию: ко Кресту пригвожденный и копьем пронзенный, Ты людям источил бессмертие. Спаситель наш, слава Тебе»!

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий