Священнослужители о мигрантах, толерантности и «российской картине мира»

В России планируется создать систему обучения для детей мигрантов, которая должна помочь им не только овладеть русским языком, но и интегрироваться в российское общество, в том числе за счет сформированной в ходе обучения «российской картины мира». Эксперты, подготовившие эти предложения по заданию правительства, считают, что такой подход к обучению поможет предотвратить формирование в России «закрытых этнических анклавов». Предполагается, что обучение детей «новых соотечественников» будет вестись в системе допобразования и станет для них «добровольно-обязательным».

Предложения по созданию комплексной системы обучения детей мигрантов представлены в Российском университете дружбы народов (РУДН), пишет газета «Коммерсант». «Дети, владеющие русским языком на низком уровне, становятся серьезной проблемой при организации обучения для учителей,— объясняется в докладе актуальность задачи.— Между детьми россиян и детьми новых соотечественников возникают языковые и психологические барьеры, что препятствует созданию условий для позитивной социализации всех детей».

Кроме специального усиленного обучения русскому языку, предлагается разработка учебников и пособий «с тщательно отобранным культуроведческим материалом», которые должны сформировать у детей «российскую картину мира». Вместе с тем предлагается разработать и включить в учебный план российских школ факультативный курс по воспитанию толерантности, «в котором основным мотивом звучала бы мысль о том, что иммигранты являются носителями уникальных культур, знание которых обогащало русскую мысль в прошлом и будет чрезвычайно полезно ей в будущем».

«Как, на ваш взгляд, можно сформировать у мигрантов и беженцев «российскую картину мира»? Как бы прокомментировали идею «факультатива по толерантности» для российских школьников?» — с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям.

Мнения священнослужителей

Протоиерей Сергий Рыбаков
доцент кафедры теологии Рязанского госуниверситета,
председатель отдела религиозного образования Рязанской епархии

У нас уже была «советская картина мира», которая полностью игнорировала этноконфессиональные особенности народов Советского Союза. Скорее всего, и «российская картина мира» будет такой, ближе к атеистической – просто потому, что заниматься-то этим будут люди советской выучки. И будет эта картина скорее безоценочной, фактологической, — но культурные, исторические события должны ведь оцениваться. И будет она, так сказать, эволюционной: «мы идем по пути прогресса», «возникнет новый человек» и проч. Мы это уже проходили, и закончилось все крахом.

Мне кажется, как раз опыт дореволюционной России показывает, что этнические анклавы неизбежно будут существовать: они никогда и не исчезали. Но при этом в России была четкая доминанта – православие. Именно в эту государственность встраивались неправославные народы и чувствовали себя вполне комфортно, потому что их никто не подавлял, никто не стремился навязывать им иные убеждения. В Российской империи было единственное ограничение: запрет на проповедование иных религий среди православных.

Что касается толерантности, то о ней написано множество программ. Но кто бы что ни сочинял, а исторический караван идет своим путем, несмотря на все толерантные призывы, программы и прочее. Так что нового тут ничего не придумаешь. И, как правило, этими выдумками занимаются люди с совершенно четким прозападным либеральным мировоззрением. Они в основном гнут свою линию, невзирая на провалы этой же линии на Западе.

У нас, наоборот, надо очень усиленно заниматься вопросами межконфессионального и государственно-конфессионального взаимодействия. Надо налаживать контакты и сотрудничество по целому ряду вопросов, а не смешивать все в кучу. И главное: формировать стержневое образование, основанное на православии. Россия не может быть иначе как православной, — она просто Богу не нужна другая. И если будет эта основа – всем остальным будет комфортно и все будут чувствовать себя в безопасности.

Протоиерей Александр Добросельский
кандидат педагогических наук,
заведующий кафедрой общенаучных дисциплин Рязанской православной духовной семинарии,
доцент кафедры теологии Рязанского государственного университета имени С. А. Есенина

Положение дел в Европе показывает, что политика культурной ассимиляции терпит полный провал. Успешно ассимилируются в Европе только представители христианских культур, — к примеру, русские, у которых внуки уже только по фамилии отличаются от французов или немцев. Так же быстро обрусевают и немцы в России.

Представители же принципиально отличных от господствующей в данной стране религий во всём мире живут анклавами, и никакие учебники ничего изменить не могут. Религия держит в своих объятиях куда крепче любой привычки и формирует специфическое мировоззрение вопреки любой внешней корректировке. Анклав же – это государство в государстве, и его возникновения допускать ни в коем случае нельзя во избежание многих неприятностей.

Для государства и общества безопасно только проживание «безобщинных» мигрантов. Но сама идея создания отдельных учебников, курсов и программ прогнозирует и в определенной мере провоцирует создание таких анклавов.

И успешный, как может показаться, опыт США с их многочисленными общинами-районами и городами, не должен нас обнадёживать. Умножающаяся многообщинность, при всём умиленном и прекраснодушном отношении к ней, незаметно рвёт общность государства. Конечно, пока материальный достаток «покрывает» этот процесс — все довольны. Но эти мины не взрываются только из-за неоправданного финансового благополучия, построенного на спекулятивной экономике, и могут похоронить страну при экономических трудностях.

Кроме того, мы до сих пор и свою-то мировоззренческую картину не выработали. Общество наше разделено, представление о православной культуре или расплывчатое, или опасливое. Своих детей боимся обучать православию, а когда берёмся, то не знаем, чему обучать. Учебники для мигрантов при таком положении дел будут ограничиваться общими и неубедительными призывами к толерантности.

Протоиерей Александр Добродеев
заместитель заведующего сектором МВД Синодального отдела
по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями

Дело не в информации и не в условиях жизни. Дело в духе. Например, приезжает мигрант из Киргизии, где горы, чистая природа, отношения у людей чистые. И что же он видит тут? У нас родителей не почитают, учат не труду, а тому, как, не работая, заработать побольше, детей рожать наши граждане не хотят, и вообще хотят меньше забот о семье. Все это отвращает людей от нашего современного общества, возникает враждебное отношение. Ведь в нашем обществе культивируются только материальные ценности, а духовные в пренебрежении.

Тут ни школа, ни вузы ничего поделать не смогут, потому что важен вопрос воспитания всех детей в духе истиной правды, любви, терпения, трудолюбия, — а этого нет. Есть только красивые побрякушки, но они очень быстро надоедают, потому что между людьми нет добрых радостных отношений.

Вот если мигранты увидят дух любви и мира, и что он намного лучше, чем у них на родине, тогда они и примут нашу страну сердцем. Но пока этого нет, мигранты будут собираться в свои анклавы, потому что в них дух любви пока не выхолощен. Они пока духовно чистые люди. А мы уже в таком состоянии, что смотрим на них как на средство использования в своих целях.

В царское время была национальная политика, а не толерантность. Это и сегодня должно быть. Нужны специалисты, которые в этом деле что-то понимают. А пока таковых нет, говорить об очередных программах нет смысла.

Протоиерей Константин Головатский
священник храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте,
глава Православного молодёжного клуба «Встреча»,
председатель Отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии

Мысль хорошая: детей мигрантов, конечно, нужно обучать русскому языку. Может, следует также активно вовлекать их в общественную жизнь, заинтересовывая главным образом молодежь. К этой работе могли бы подключиться общественные организации.

Мне кажется, в России это может получиться лучше, где бы то ни было – у нас громадный опыт взаимодействия культурообразующего народа и других национальностей, населяющих Россию. Вот этот опыт и нужно использовать, изучая его более глубоко. Может, там мы найдем правильные ответы. Изучая историю России, опыт освоения наших огромных территорий, общения с другими народами, думаю, многое можно почерпнуть, в том числе используя наши духовные традиции — Церковь всегда играла немаловажную роль на Севере, в Сибири, где трудились наши миссионеры.

Думаю, нам нужно постоянно изучать эту тему, может, даже проводить конференции – это очень серьезный вопрос. Что за люди к нам приезжают, что их волнует, что может тронуть их душу? – на все эти вопросы нужно искать ответы. Если мы их действительно принимаем, то должны принять как братьев.

А вот слово «толерантность» мне не нравится. Есть русское слово «терпимость», но и оно не совсем тут уместно. Нужно не просто терпеть приезжающих, но и уважительно к ним относиться, приобщать их к общественной жизни. Это более точные задачи.

Протоиерей Александр Куцов
настоятель храма Преображения Господня в Орске,
благочинный, ректор православной гимназии

Представители национальных меньшинств, приезжающие в Россию, знакомятся не только с русским языком, но и с богатством нашей русской культуры, так как язык и культура неотделимы.

Недавно я смотрел передачу с участием Святейшего патриарха Кирилла и нашего президента, они говорили о необходимости вернуть нашему русскому языку былой статус. Речь шла и о том, что нужно убирать слова иностранного происхождения, которыми заполонили нашу речь.

Была высказана и еще одна важная мысль: Россия – носительница и хранительница кириллицы, которую на Западе до сих пор пытаются принизить и вытравить из памяти русского народа, нашего братского украинского народа, славян. А если мы начнем обогащать ею приезжих, это будет большим плюсом — они получат огромное богатство.

Такой же положительный результат был получен в результате иммиграции нашего белого движения на Запад — там познакомились с православной верой, русской культурой, хотя революция и стала огромной драмой русского народа.

Поэтому я только приветствую такой подход. Конечно, мы тоже должны обогащаться, изучать культуру других народов – чтобы знать и понимать их, выстраивать с ними добрососедские отношения, и чтобы на земле возобладал мир — чего сейчас нам всем так не хватает.

Что же до толерантности — это слово не приемлют многие православные мыслители, так как в него вкладывают много смыслов, но самый вредный – «мы должны с улыбкой на лице принимать любую ересь». Терпимое отношение к другим культурам, безусловно, должно быть. Думаю, слово «толерантность» все-таки нужно заменить другими терминами: «знакомство», «уважительное отношение». Толерантность и уважительное отношение – не одно и то же. Тут мы опять наступаем на те же грабли, а нам нужно вернуться к нашему русскому языку, обходя такие завуалированные формулировки.

Если понимать под словом «толерантность» доброжелательное отношение, знакомство, тогда я поддерживаю эту инициативу – но без дополнительных смыслов.

Иерей Андрей Михалев
Настоятель Свято-Троицкого храма г. Орла,
руководитель епархиального отдела по взаимодействию церкви и общества,
руководитель комиссии Орловской митрополии по вопросам семьи.

Думаю, это преждевременно. Школьников в первую очередь нужно знакомить со своей культурой, историей, воспитывать в них уважение к предкам, к пожилым людям, к родителям, а не учить толерантности. Вот мусульмане этому своих детей не учат — они заботятся о сохранении собственных традиций.

До революции русских офицеров не нужно было учить толерантности — они и без этого знали, что нельзя добивать поверженного врага или издеваться над пленными. С молоком матери они впитывали благородство, любовь к отечеству, к своей армии. Вот и нам нужно как следует воспитывать своих детей, давать им хорошее образование. А еще — грамотно выстраивать миграционную политику. Мы видим, чего добилась толерантная Европа.

Если человек хочет жить в России, он должен знать русский язык, нашу литературу, традиции региона, где собирается обосноваться. Мигранты должны понимать: это они к нам приехали, а не мы к ним. Должны знать, как живут здесь люди, какие у них законы. А не желают признавать наших законов, устанавливают свои порядки – лебезить перед ними не нужно. Необходимо принимать жесткие меры — вплоть до депортации.

Священник Филипп Ильяшенко
клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе,
заместитель декана исторического факультета ПСТГУ,
кандидат исторических наук, доцент

Я глубоко убежден: предлагаемые меры спорны и неоднозначны, — и хорошо еще если не конъюнктурны и неактуальны. Если их и можно использовать, то явно не как основные.

Во главу угла нужно ставить не обучение детей-мигрантов русскому, а изменение демографической ситуации в России, и прежде всего, в регионах с преимущественным проживанием титульной нации. Если мы ставим перед собой задачу заселить Россию мигрантами, бесполезно учить их русскому языку, чтобы не возникало этнических анклавов — вся Россия в таком случае станет одним большим этническим анклавом, или наоборот, анклавами станут места, где проживает русское население, носители наших культурных традиций.

У нас все благополучно с образованием собственного населения? С демографией? Наверное, мигрантам лучше здесь, чем там, где они родились и выросли, но мы-то вымираем. Где, скажите, программа поддержки многодетных семей? А главная проблема таких семей — жилищный вопрос. Теперь все очередники, социальные и многодетные, стоят в одной очереди. Почему? Нам не нужны многодетные семьи?

Если у человека есть руки и голова, он сможет прокормить свою семью – понятно, что не без добрых людей и той социальной поддержки, которая уже есть в нашей стране. Но что не может сделать многодетная семья никогда – это обеспечить себя жильем.

Зато деньги на программы для мигрантов у нас есть. Хорошо, у нас будут жить мигранты. Зачем им учить русский язык? Может, это нам лучше учить какой-нибудь другой язык: например, на Дальнем востоке – китайский, а в Центральной России – кавказские, азиатские?

И о какой толерантности идет речь? Что это? Толерантность — предмет, который насаждают развитые и сильные государства в государствах слаборазвитых и зависимых — для того, чтобы они сколь возможно дольше оставались таковыми.

Нужно наших детей учить вечным ценностям, воспитывать, в это вкладывать средства и туда направлять усилия.

Исмаил-хаджи Бердиев
председатель ДУМ Карачаево-Черкесии,
председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа

Все, кто к нам приезжает на постоянное место жительства, должны с уважением относиться к России и российской культуре. Нельзя допускать, чтобы приезжие ставили нам условия. Приехал – принимай полностью наши правила и наш уклад жизни. Ущемления религиозных прав быть не должно, а язык, культура, поведение – будь добр, принимай наше как родное. Тем более Россия сейчас соблюдает настоящие демократические нормы, в отличие от других стран. И об этом тоже не надо стесняться говорить.

Детей мигрантов надо учить с уважением относиться к российским законам, символике, — а этого, безусловно, можно добиться только воспитанием и образованием.

Слово «толерантность» как-то сюда не подходит, будто мы должны терпеть мигрантов. А мы должны не терпеть, а понимать, что к нам едут, потому что в нашей стране жить лучше, и мы должны быть гостеприимными.

Шафиг Пшихачев
Член Общественной палаты РФ,
Президент Международной исламской миссии

Я приветствую предложения и в отношении детей мигрантов, и в отношении коренных жителей. Конечно, детей мигрантов надо учить интеграции в наше общество, потому что у них вообще нет представления об этом. Приехал молодой человек, например, из кишлака в мегаполис, — откуда ему знать технологии адаптации и интеграции в российское общество? Так что затея хорошая, но нужна технология.

И еще: мигранты не намерены отказываться от своей культуры. Они полностью не переориентируются, не забудут свою культуру и веру. Интеграция и не требует такого, но в итоге молодой человек, приезжающий сюда, толком и свою культуру не знает, и нашу. Поэтому правильным будет, если мигранты станут изучать и свою культуру, потому что через это им легче будет интегрироваться. И я бы еще добавил нашу совместную историю, чтобы у них было представление о том, что мы давно вместе.

Хорошо, если в уроки истории и нашим детям будут включать историю взаимоотношений и обмена культур со странами мигрантов. Со школьной скамьи дети должны знать исторические отношения, которые обогащали наши страны. Это пойдет на пользу для всех, и тогда дети мигрантов нашим детям не будут казаться пришельцами с другой планеты.

Лев Райхлин
председатель общественной организации
«Еврейская национально-культурная автономия Тульской области»

Конечно, детей мигрантов учить нужно – коль скоро они становятся гражданами России. Это правильное решение. Но вначале, пока не выучат русский язык, наверное, следует обучать их отдельно, чтобы не создавать трудностей другим ученикам и педагогам. Можно открыть дополнительные классы, или организовать занятия с ними учителей за дополнительную плату.

А после также принимать в общеобразовательные школы — чтобы такие дети интегрировались в наше общество, они должны учиться вместе с остальными. А иначе у них будет свое, обособленное общество.

Сейчас у каждой нации в российских регионах есть свои общины, где приезжих учат в том числе толерантности. Так же должно быть и в наших школах. Думаю, такие факультативные занятия нужны обязательно — детям следует учиться быть терпимее, изучать чужую культуру.

Семен Лившиц
Председатель Местной еврейской религиозной организации
ортодоксального иудаизма города Орла "Центр «Шалом»

Конечно, детей мигрантов нужно обучать русскому языку, нашей литературе, искусству, истории – чтобы они могли успешно интегрироваться в российское общество. Но, думаю, для детей, которые совсем не знают русского, нужно создавать в школах отдельные классы. Выстраивать параллельную образовательную систему нет смысла – в нашем регионе, в Орловском государственном университете, есть преподаватели, обучающие русскому иностранцев-студентов. Думаю, их методика может быть использована и для подготовки учителей, которые могли бы работать в классах для детей-мигрантов общеобразовательных школ и лицеев.

До четвертого класса, думаю, вполне можно обучить их говорить и писать по-русски, а затем они будут учиться наравне с гражданами России, а уже в самих школах классные руководители и завучи по воспитательной работе создадут толерантную среду для мигрантов. На сегодняшний день во многих школах, в том числе орловских, учатся армяне, азербайджанцы, узбеки, и особых проблем не испытывают.

Необходимы и программы по телевидению и радио, которые помогут научить толерантности и только прибывших в Россию мигрантов, и проживающих здесь россиян.

Алексей Гришин
Член Общественной палаты РФ (2011—2014гг.),
президент Информационно–аналитического центра «Религия и общество»

Целиком и полностью поддерживаю любые экономически обоснованные просветительские проекты. А то ведь можно придумать миллиардные по затратам проекты, и малоэффективные при этом. В этом смысле проект по работе с детьми мигрантов очень эффективен и уже показал себя во многих странах мира. Я очень часто критикую США, но это страна мигрантов, и там программы для детей мигрантов опробованы и очень хорошо себя зарекомендовали. Они действительно за 5-7 лет формируют из приезжего настоящего американца. Именно поэтому в очень многих странах мира и гражданство выдается детям мигрантов быстрее, чем их родителям, если они посещают местные школы и участвуют в этих программах.

Программы по воспитанию толерантности, веротерпимости и прочего должны быть общеобразовательными. Вновь повторю: в 4-5 классе курс ОРКСЭ неэффективен. Невозможно детям в возрасте 11-12 лет организовать антиэкстремистскую работу на высоком уровне. Абсурдно потом на что-то пенять.

А взрослых практически невозможно переделать, все программы по адаптации взрослых показали свою малоэффективность. Но дети — это другое. И нам действительно надо формировать наш русский мир. Напрасно некоторые искренне полагают, что, мол, хотя 25 лет назад республики вышли из состава СССР, но там еще сохранился наш менталитет и наша культура. Нет, республики развивались обособленно. Выросшее поколение по-русски не говорит, с нашей культурой и религией не знакомо. Так что надо начинать работу заново, если мы хотим иметь добропорядочных, хорошо относящихся к нам и понимающих нас соседей.

«REGIONS.RU

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий