Верующие люди знают, что их видит Бог

Равиль Гайнутдин

Они стремятся делать добро, служат ближнему и остерегаются зла.

Сегодня мы представляем беседу обозревателя «Вечерней Москвы» с председателем Совета муфтиев России Равилем Гайнутдином. В воскресенье в Москве пройдет съезд мусульман России. Перед этим важным собранием, которое проводится раз в пять лет, Равиль хазрат ответил на вопросы о прошлом и настоящем ислама, мигрантах, терроризме, ваххабизме, предстоящем Курбан-байраме и жизни мусульман в Москве. 

Наш разговор с Равилем Гайнутдином проходит в его служебном кабинете за чаем. На столе — восточные сладости, к которым, впрочем, никто не притрагивается. За окном — шум стройки: возводится новая Соборная мечеть.

ИСЛАМ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЦИВИЛИЗОВАННЫМ

— Уважаемый Равиль хазрат, поясните, для чего проводится съезд? Разве у мусульман есть какие-то серьезные проблемы?

Это уже шестой съезд. Мы хотим объединить разрозненные мусульманские организации Европейской части России. Ведь после получения религиозной свободы различные общины и группы наших единоверцев начали самостоятельно создавать мусульманские организации на местах.Порой стали приглашать имамами тех, кто знал хоть несколько сур и аятов из Корана.

Священнослужителями приглашали учителей, бригадиров колхозов, директоров школ — т. е. тех, кто имел хоть какие-то знания. Чтобы Ислам в России был настоящим, цивилизованным, мы и проводим съезды. Ведь иногда даже в нынешнее время главы отдельных мусульманских общин не знают, как управлять, как вести службу — конечно, людей этому нужно учить. И мы успешно делаем это.

— Разные религиозные деятели дают разные цифры о количестве мусульман в Москве. Сколько их на самом деле?

Во время переписи населения люди не указывали, какую веру они исповедуют. Но москвичи называли свою национальность: татары, азербайджанцы и т. д. Это традиционно мусульманские народы. Таких людей в Москве 1,4 миллиона.Но эксперты и социологи утверждают, что в Москве проживают 2,2 миллиона мусульман. Если же учесть тех, кто приехал на временную работу, но хотят посетить мечеть и готовы получить какое-то духовное окормление, то речь идет как минимум о 2,5 миллиона мусульман. И на эти 2,5 миллиона всего пять мечетей! Причем они достаточно небольшие.

— Но москвичи против строительства новых мечетей! Вспомните историю в Митине. Там решили возвести мусульманский центр даже не в жилой, а в промышленной зоне. Так горожане буквально поднялись на демонстрацию, улицы перерывали! Зачем нужен социальный конфликт?

Совершенно не нужен. Но, хочу заметить, к той истории в Митине мы, Духовное управление мусульман России, не имеем ни малейшего отношения. Строить мечеть хотели люди, которых мы даже не знаем. И они, я убежден, совершили грубую ошибку, не проведя работу с жителями.

— А какую нужно проводить работу?

Во-первых, не нужно ходить и говорить, что тут скоро появится мечеть. Нужно опрашивать жителей — не против ли они? Нужно объяснять, что конкретно на этом месте может быть возведено, если жители не станут возражать. Только убеждение, только гражданское согласие, никакой насильственной застройки.

ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЙ В МОСКВЕ НЕ БУДЕТ

Четвертого октября мусульмане празднуют один из двух своих главных праздников — Курбан-байрам. Как он будет проводиться в этом году? Где будут проходить жертвоприношения?

Практика последних лет показывает, что никаких жертвоприношений в Москве мусульмане не совершают. Мы определяем специальные места в Московской области, согласовываем их с местными властями, Роспотребнадзором и организациями, которые занимаются распространением халяльной продукции. Мусульмане заранее оформляют заявки, от их имени совершаются жертвоприношения на бойнях. А потом жертвенное мясо им доставляют упакованное в пакеты. Все цивилизованно.

— А сам праздник? Обычно возле каждой мечети собираются десятки, а то и сотни тысяч верующих. Приходится перекрывать дороги.

— Сейчас оргкомитет по проведению Курбан-байрама, куда входят представители Духовного управления мусульман и правительства Москвы, делает все возможное, чтобы рассредоточить верующих. В Москве, помимо мечетей, праздничные богослужения будут проводиться на специально отведенных площадках.

К тому же мы призываем мусульман, живущих в Московской области, не приезжать в этот день в Москву, а молиться в ближайшей мечети. В Подмосковье 30 мусульманских общин, и у каждой есть место для молитвы. К тому же не надо забывать: Курбан-байрам — праздник семейный. Многие верующие уезжают отмечать его к родственникам, в регионы, откуда они приехали. Многие отмечают на дачах, там же совершаются и жертвоприношения. К счастью, сейчас уже не советское время. Тогда была одна мечеть, и все приезжали сюда. Сегодня есть и другие места. Хотя, конечно, и мусульман стало намного больше.

— Проблема еще и в том, что многие верующие хотят не просто помолиться — это можно сделать и дома — но и послушать проповедь имама. И для этого едут в мечети…

Это правда. Мы пытаемся создать условия, чтобы мусульмане, не попавшие в мечеть, могли слышать проповедь и участвовать в богослужении, для чего, в частности, устанавливаем автобусы с громкоговорителями. Конечно, это требует больших расходов.

ПОМОГАЕМ В АДАПТАЦИИ МИГРАНТОВ

Уважаемый муфтий, многие ваши коллеги жалуются на то, что в Москву приезжают много необразованных мусульман. Формально они ваши единоверцы, кто-то даже читал Коран, но фактически это деревенские люди из аулов, которые просто не умеют вести себя в большом городе. Вы сталкиваетесь с этой проблемой?

Разумеется. Идет большой приток мигрантов. К нам в страну приезжают люди, воспитанные в традициях своего народа, со своей культурой и менталитетом. Мы, мусульмане России, веками жили здесь, впитывая культуру как своего народа, так и русского народа и народов европейских. Конечно, по своему менталитету мы серьезно отличаемся от людей, приехавших из Средней Азии и Азербайджана. При этом нужно понимать, что мы, мусульманские религиозные организации, трудовых мигрантов в Россию не приглашали! Их приглашают российские заводы, фабрики, строительные компании.

При этом российское государство признает: да, мигранты нашей экономике нужны, без них мы уже не справимся. Поэтому, я считаю, за мигрантов должны отвечать их работодатели и органы власти.

— Так и есть. Но идут-то они не в органы власти, а в мечеть!

Конечно. Ведь мигранты отрываются не только от своей страны, но и от родителей, сестер, братьев, от своей культуры, языковой среды. Разумеется, им психологически очень трудно. Поэтому мигранты и идут к нам за духовной поддержкой. Они хотят быть вместе с другими мусульманами, общаться, совершать богослужения, т. е. чувствовать свое духовное родство с теми, кто разделяет их веру. Согласитесь, это нормально. Огромная задача российских имамов — духовных наставников, работающих в мечетях, оказывать мигрантам помощь.

Уверяю вас, имамы всей России постоянно воспитывают и наставляют приехавших на заработки мусульман! Они объясняют: вы, дорогие наши братья, приехали в другую страну. Здесь у нас российские законы, живут российские народы, у нас язык, культура, традиции отличные от ваших. И вы должны уважительно к ним относиться. Вы должны уважать религию коренных народов России и подчиняться нашим законам. Следует отметить, что мы, мусульманские религиозные организации, открываем курсы русского языка, оказываем правовую помощь мигрантам. И этим, безусловно, помогаем их адаптации в России, отчего польза не только государственным органам, но и всему обществу.

ТЕРРОРИСТЫ – ЛЮДИ БЕЗ ВЕРЫ

Меняется ли в Москве отношение к мусульманам?

К счастью, да. Помните — в середине 1990-х из-за войны в Чечне, захватов школ боевиками, терактов по всей стране возникла сильнейшая ксенофобия. Нам приходилось отправлять гробы в Таджикистан и Узбекистан, приходилось лечить раненных ножами и избитых кусками арматуры… Эти затраты ложились на плечи мусульман Москвы. Но в последние годы, хвала Всевышнему, агрессии стало меньше. Возможно, россияне поняли, что в терактах не виноваты ислам и мусульмане. А виноваты преступники, вышедшие из мусульманских семей.

Ведь религия не учит убивать людей, проливать кровь, воровать и унижать! Весь исламский мир, все высшее мусульманское духовенство, простые верующие категорически отвергают экстремизм и терроризм. Мы, я думаю, вместе с Православной церковью и представителями других конфессий смогли донести до россиян простую мысль: ислам отдельно, терроризм — отдельно.

— Сейчас, по-моему, настоящий терроризм — все происходящее на юго-востоке Украины. «Спасибо» киевской хунте...

— Да, события последних месяцев доказали, что настоящими террористами могут быть люди, декларирующие любую веру. Я повторяю — только декларирующие. Ведь на Украине разрушают города, убивают тысячи мирных граждан. Из своих домов были вынуждены уехать около миллиона человек! И люди, которые начали и продолжают эту войну, называют себя православными. Но, объясните, как могут верующие люди заживо сжечь других людей, одной с ними крови и веры, как это произошло в Одессе? Когда россияне видят весь этот ужас, то убеждаются, что религия вообще ни при чем. Во всех этих зверствах виноваты конкретные политики, идеология и конкретные исполнители, взявшие в руки оружие.

ОТЦЫ И ДЕТИ В РОССИЙСКОМ ИСЛАМЕ

Вы много лет служите исламу и мусульманам, возглавляете Совет муфтиев России и Духовное управление мусульман европейской части России. Много видели людей, судеб. Какими были самый тяжелый и самый счастливый моменты в вашей жизни?

Самый тяжелый не момент, но целый период был, как ни странно, после распада СССР. При советской власти религиозным деятелям было работать проще. Мусульман, которые ходили в мечети, было намного меньше, и они в основном были россиянами или из разных республик СССР. Было легко поддерживать правопорядок. Ведь нас все контролировали: уполномоченные Совета по делам религий, КГБ и другие спецслужбы. Ты четко знал, что тебе делать запрещено, а что можешь и должен. Иными словами, были правила игры. А когда Советский Союз рухнул, многие восприняли религиозную свободу как вседозволенность! К нам стали приезжать многочисленные проповедники из-за рубежа, объяснявшие, что вы, мол, истинной веры не знаете, но мы вас научим.

— Уж не ваххабиты ли это были?

Были разные люди. В том числе ваххабиты и салафиты — сторонники радикального течения в исламе. Они говорили на арабском языке, т. е. языке рая, и верующие им внимали. Ну как же — говорят на арабском! А они «объясняли», мол, ваши имамы не знают ислам. Конечно, это было неправдой. Наши отцы и деды как зеницу ока сохранили букву Корана и донесли до нас. Они боялись хоть что-нибудь потерять или прибавить лишнее, они оставили традиционное исповедание религии! Но проповедники из арабских стран стали исповедовать другое понимание ислама, и многие молодые люди попали под их влияние. Процесс усилился, когда молодые люди стали ездить учиться исламу за рубеж. Ведь в России не было ни одного учебного заведения для мусульман! И вот, приехав учиться, молодые люди нередко попадали в руки ваххабитов и салафитов. А вернувшись, начинали проповедовать другой ислам, отличный от традиционного. Возник конфликт отцов и детей.

И имамам, поверьте, приходилось очень много работать, чтобы донести до верующих традиционную религию наших отцов и дедов, не искажая слова Пророка. Мы боролись с теми, кто уводил наших детей в экстремизм. Это было очень тяжело.

ГЛАВНАЯ МЕЧЕТЬ РОССИИ ОТКРОЕТСЯ В 2016-М

А были ли радостные, счастливые моменты?

— Да, они связаны с мечетью. Наша Соборная мечеть — очень маленькая, всего980 квадратных метров. В нее могли поместиться не больше 1,5 тысячи верующих.К тому же в свое время построили ее очень быстро, за пять месяцев, без фундамента. А ведь под ней — русло реки Неглинки. Да еще и строительство «Олимпийского» серьезно повлияло.

В общем, в последние годы она стала аварийной и однажды просто частично обрушилась. К счастью, никто не пострадал. Но как быть дальше? И вот однажды, на приеме у Владимира Владимировича Путина, я получил политическое добро на расширение мечети. Хвала Всевышнему, мы заново воссоздали старое здание, присоединили его к строящемуся и сейчас занимаемся золочением купола минарета. Новый комплекс Соборной мечети будет рассчитан на 7,5 тысячи молящихся. А во время пятничных и праздничных молений мы рассчитываем, что мечеть будет принимать десять тысяч человек — это, конечно, только во внутренних помещениях.

— Это правда, что она будет многоэтажной?

Да. У нас будет три этажа молельных залов, зал для инвалидов, зал для женщин. Всего комплекс Соборной мечети будет состоять из шести этажей — 19 тысяч квадратных метров! Достроить мы планируем в конце 2015 года, а торжественно открыть — в мае 2016-го.

— Уважаемый муфтий, Вы — один из организаторов фестиваля мусульманского кино в Казани. Что он означает для Вас?

Это наше детище, площадка, которая позволяет рассказать об исламе современным выразительным языком кинематографии, донести до людей знания о мусульманах. В программу казанского кинофестиваля отбираются фильмы, рассказывающие о способах построения межнационального диалога, несущие идеи миротворчества, веротерпимости, толерантности — вне зависимости от вероисповедания авторов, среди которых как признанные мастера, так и талантливые дебютанты.

— Равиль хазрат, Вы выросли в Татарстане, но уже много лет живете в Москве. Есть ли у Вас здесь любимое место?

Татарстан, это мое детство, моя юность. Я горжусь красавицей на Волге — возрожденной Казанью. Москва стала моим родным городом, ему посвящена моя жизнь. Часто приходится бывать за рубежом, я видел много красивых городов, с яркими проспектами, красивыми дворцами и интересной архитектурой современных зданий, с комфортными для людей условиями жизни. Но возвращаясь в нашу столицу Москву, я испытываю гордость и радость за наш родной город. Каждый раз, принимая гостей, когда удается неспешно пройтись с ними по центральным улицам и площадям Москвы, я вновь открываю великолепие комплекса Красной площади, архитектуру площадей Театральной и Манежной, я любуюсь гармонией и испытываю гордость рядом со зданием МГУ на Моховой, где учились обе мои дочери. Я могу признаться в любви к Москве.

— Спасибо, уважаемый муфтий, за интересный разговор, желаю вам успехов и — накануне Курбан-байрама — душевного благополучия всем мусульманам столицы.

СПРАВКА

Равиль Гайнутдин. Родился 25 августа 1959 года в деревне Шали в Татарской АССР. Шейх, председатель президиума Духовного управления мусульман европейской части России, председатель Совета муфтиев России. В 1979 году поступил в медресе «Мир Араб» в Бухаре (Узбекистан), после окончания становится первым имам-хатыбом соборной мечети «Нур Ислам». В 1985 году назначен ответственным секретарем Духовного управления мусульман европейской части СССР и Сибири в Уфе. В 1987 году становится имам-хатыбом московской Соборной мечети, в 1988 году — главным имам-хатыбом. В 1991 году избран президентом Исламского центра Москвы и Московской области. В январе 1994 года избран муфтием, председателем Духовного управления мусульман Центрально- Европейского региона России. 1 июля 1996 года избран председателем Совета муфтиев России. Способствует строительству мечетей. Женат, отец двух дочерей.

Никита Миронов — обозреватель «Вечерней Москвы», лауреат премии российского Медиасоюза за материалы социальной направленности.

Bcnjxy r^ Dtxthyzz Vjcrdf

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий