Выход Грузинской Православной Церкви из экуменического движения

Беседа протоиерея Василия Кобахидзе, руководителя пресс-службы Грузинской Патриархии, пресс-секретаря Католикоса- Патриарха всея Грузии, с корреспондентом «Информационного бюллетеня ОВЦС МП» 19 июня 1997 г.

Протоиерей  Василий Кобахидзе   Отец Василий, расскажите, пожалуйста, с чего начались те процессы, которые сейчас грозят расколом в Грузинской Церкви?

—   Во-первых, хотелось бы отметить, что наша Церковь очень малень­кая, и когда в раскол уходят пять монастырей, это очень болезненно отража­ется на прихожанах и церковном народе. Мы сами виноваты в том, что не обращали внимания на ту антиэкуменическую пропаганду, которая десятиле­тиями велась в нашей Церкви.

Были и оригинальные статьи, были и перево­ды греческих и других раскольников, которые выдавались за материалы православных священнослужителей. Распространялись раскольнические га­зеты и журналы. И вся эта литература подавалась неискушенным прихожа­нам как мнение зарубежных греческих, румынских или русских православ­ных священнослужителей и богословов. Долгое время часть грузинского духовенства была вовлечена в подобного рода пропаганду, порочащую епис­копат. Утверждалось, что мы должны ждать отступления епископата от веры, что якобы епископат — это такие люди, которые “не совсем православны по духу”. Этим подрывалось экклезиологическое сознание прихожан, их вера своим архипастырям. Были сделаны и распространялись переводы некото­рых книг, например, книги болгарских раскольничьих архимандритов Сера­фима и Алексия “Почему православному христианину нельзя быть экумени­стом”. Их издали на грузинском языке года три назад, и это произвело большое впечатление на прихожан, потому что у нас богословская литература на грузинском языке практически совсем не выходит, а на эти книги они нашли средства, чтобы их напечатать. И вот 17 мая сего года пять монасты­рей обратились с открытым письмом к Святейшему и Блаженнейшему Като­ликосу-Патриарху, в котором заявили, что они прекращают евхаристическое общение с ним и с Грузинской Церковью потому, что мы участвовали в экуменическом движении, были членами Всемирного Совета Церквей и Конференции Европейских Церквей. Они обвинили нашего Патриарха в том, что он не исповедует девятый член Символа Веры: “Верую... во едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь.” Это письмо сопровождалось ложными и демагогическими статьями, в которых утверждалось, что экуме­ническое движение — это ересь, такая же, как, например, секта иеговистов, и что участие в экуменическом движении — экклезиологическая ересь.

Уже после этого мы пытались объяснить народу, что экуменическое движение не однородное. Мы ссылались на Торонтскую декларацию, где написано, что у экуменического движения нет единой доктрины, и что реше­ния ВСЦ не являются обязательными для членов, если они не согласны с ними, что эта организация — лишь инструмент для церквей, лишь форум для богословских дискуссий, а также взаимопомощи в христианском служении. Но большинство прихожан уже было отравлено антиэкуменической пропа­гандой.

Последующие события ясно показали, что участие в экуменическом движении было только поводом, что конечной целью этих людей было свер­жение Католикоса-Патриарха с Патриаршего Престола или, если это не увенчается успехом, создание своей раскольничьей “церкви”. В их статьях уже прозвучали такие слова: “официальная Церковь” и “противостоящая Церковь”. Это из греческой старостильной терминологии.

Главный идеолог этой группы — архимандрит Иоанн (Шеклашвили), который был приписан к Шио-Мгвимскому монастырю. В расколе приняли участие Бетанский, Шио-Мгвимский, Давид-Гареджийский и Шемокмедский монастыри с монахами и настоятелями. Только один иеромонах Наум, который живет в Давид-Гареджийском монастыре, не принял участия в первой стадии раскола. Это все крупные древние монастыри, которые сыграли большую роль в нашей истории, и для общества и прихожан это большие авторитеты. Но проблема в том, что, хотя официально заявили о расколе только они, часть столичного белого духовенства и клир двух епар­хий были готовы к ним присоединиться. Клир одной из епархий написал, что, если не будет принято решение о выходе, они тоже уйдут в раскол.

Этих людей поддерживали, финансировали и финансируют сейчас оп­ределенные политические силы (в том числе силы, поддерживающие нашего бывшего Президента Гамсахурдиа). 20 мая здание Патриархии было окру­жено вооруженными боевиками, и Его Святейшество и Блаженство Католикос-Патриарх Илия II и Священный Синод, дабы избежать противостояния в Церкви, которое переросло бы в противостояние в обществе и привело бы к дестабилизации в государстве и, возможно, к кровопролитию, были вынуж­дены принять решение о выходе из экуменического движения, ВСЦ и КЕЦ.

—   Некоторые наши светские и церковные газеты восприняли выход Грузинской Православной Церкви из ВСЦ и КЕЦ как “торже­ство Православия” и пригласили других, в том числе и нашу Церковь, последовать их примеру. Как Вы воспринимаете то, что тогда про­изошло?

—   Это обыкновенная дезинформация в прессе. Разве то, что я сказал, это торжество Православия? Это торжество раскольников! И можно ска­зать, что мы оказались заложниками нашего решения, что и показал второй виток раскола, когда они уже открыто вошли в сношения с греческими старостильниками, а именно с Киприаном и Хризостомом. Архимандрит Иоанн послал к Хризостому своего “соратника” настоятеля Давид-Гареджийского монастыря архимандрита Григория (Губахидзе) за “епископством”. Мне как официальному лицу они заявили, что хотят создать другую “церковь”, со своим “епископом”. Обещали, что “не будут переманивать наших прихо­жан”. Архимандрит Иоанн также приезжал в Москву и, по нашей информа­ции, встречался с представителями карловацкого раскола. В своем “Откры­том письме Синоду Грузинской Церкви” он потребовал, чтобы мы разорва­ли евхаристическое общение со всеми Православными Церквами, в том числе и с Московским Патриархатом.

Этому предшествовали очень интересные факты. Независимая пресса не поддержала нас: она поддержала раскольников. Выступили некоторые представители интеллигенции и сказали, что Православие — это фашизм, фундаментализм. Так же, как у вас, в России, выступили с грязными статьями, что мы якобы продаем пиво и сигареты. Потом пошли статьи, которые порочили предстоятелей других Православных Церквей XX века: Констан­тинопольского Патриарха, Румынского Патриарха, Святейшего Алексия Второго. Этим подготавливалось общественное мнение: вот, мол, кто возглав­ляет официальные Православные Церкви, так давайте лучше уйдем в рас­кольничий интернациональный Синод, в который входят и Власий из Румы­нии, и Пимен, и Фотий из Болгарии, и греки Андрей, Киприан, Хризостом. Филарет Денисенко тоже приложил руку к этому. Он “рукоположил” месяц назад одного грузинского священника во “епископа”, тот приехал в Грузию, но, не найдя единомышленников, принес покаяние.

После открытых писем и статей начался захват храмов раскольниками.

—   Каким образом происходил захват?

—   Захват происходил следующим образом (я расскажу о Бетанском монастыре). В Патриархию пришла информация, что три православных священника, которые были посланы в монастырь двумя днями раньше, нахо­дятся в очень тяжелом положении. И тогда для увещания приехали четыре архиерея во главе с архиепископом Сухумским и Абхазским Даниилом. Они увидели этих трех священников у стен древнего Бетанского храма, окруженных раскольническими монахами и боевиками из политических орга­низаций, готовыми начать их избивать. Как только прибыли архиереи, тут же приехали на машинах около пятидесяти хулиганствующих молодых людей, которые начали оскорблять и физически, и словесно наших архиереев (я не буду приводить этих слов), хватали их за рясы. Потом вытолкнули право­славного настоятеля монастыря игумена Вениамина и архиереев из монасты­ря и сказали, чтобы звали полицию, потому что планировали устроить прово­кацию.

А за день до этих событий раскольники и молодчики захватили в Южной Грузии Зарзмский монастырь и заявили его настоятелю игумену Иоанну: “Мы тебя зарежем, если ты сюда вернешься". Ранее, когда в Гру­зию приехал греческий лжеепископ Амвросий (из группы “митрополита” Киприана), он пытался захватить храм святого Георгия, расположенный в одном из новых районов Тбилиси.

После всего того, что случилось, Патриарх обратился с воззванием к нации, где обличил раскол и выразил надежду, что фанатизм и фундамента­лизм не укоренятся в церковном народе. Потом было собрание священно­служителей Тбилисской епархии, которое выразило поддержку Патриарху. Блаженнейший Патриарх Илия объявил пост в понедельник (21.07.97. Прим. ред.), вторник и среду, а на четверг назначил совершение Боже­ственной Литургии с сугубой молитвой за души раскольников, дабы Господь их спас и вывел из сатанинского плена.

Хотел бы вот что добавить: многие священнослужители, у которых “ревность не по разуму”, которые так легко говорят, что вот это — черное, это — белое, это — Православие, это — не Православие, экуменизм — это ересь, и так далее, — именно эти люди и создают фундаменталистское миро­воззрение в Церкви, мировоззрение, которое вызывает раскол. Именно наше духовенство и вырастило раскольников. Сейчас они, конечно, на словах от­межевались от раскола, но раскол — это результат их многолетней “духов­ной” деятельности. Это темное мировоззрение, к сожалению, все больше обретает силу, и, наверное, задача всех просвещенных священнослужителей —   противостоять этому.

—   Как, по вашим предположениям, будет развиваться ситуация в Грузии дальше?

—   Если мы посмотрим на другие Автокефальные Православные Церкви, во всех есть эти раскольничьи лжеепископы. У нас пока нет. Но, наверное, и Грузия подвергнется этому. Я думаю, что кто-нибудь из них объявит себя епископом (конечно, благодати епископа у них не будет), и начнется страшный и болезненный процесс: они построят или захватят храмы, и возникнет некая такая структурная группировка.

—   Каково содержание открытого письма архимандрита Иоанна Шеклашвили к Священному Синоду?

—   Он утверждает, что выход из ВСЦ и КЕЦ был тактическим ходом Синода, что Синод обманул верующий народ и только на словах вышел из экуменического движения. Но, — пишет он Священному Синоду, — вы же знаете, что еретики всегда потом каются в своем еретичестве, и вы должны покаяться открыто перед народом в том, что вы были членами экуменическо­го движения, а также признать еретиками все Автокефальные Церкви, в том числе и Иерусалимскую. (Дело в том, что до этого момента многие обманы­вали народ, говорили, что Иерусалимская Церковь не участвует в экумени­ческом движении, а потом выяснилось, что она просто не посылает своих представителей на экуменические мероприятия).

Далее архимандрит Иоанн пишет, что все Поместные Православные Церкви — это “еретические Престолы”, и мы должны разорвать с ними евхаристическое общение; если же нет, то он сам разрывает евхаристическое общение с Патриархом и Синодом. И вот здесь он применяет канонический трюк, подлог. Он говорит: “Я разрываю только с Синодом и Патриархом, а с Церковью Грузинской — нет, я остаюсь в лоне Грузинской Церкви.” Но как может человек разорвать евхаристическое, молитвенное, каноническое общение с епископатом, с Предстоятелем Церкви, а сам остаться в Церкви? С какой Церковью он остается?

Это первый раздел его письма. Второй раздел — это плагиат из книги болгарских раскольничьих архимандритов Алексия и Серафима. И здесь применен очень простой демагогический метод. Он берет взгляды вся­ких протестантов, модернистов и приписывает их Православной Церкви; потом приводит высказывания Святых Отцов, которые противоречат проте­стантским взглядам. Так вводит он в заблуждение неискушенного читателя. Например, приводит высказывания некоей корейской женщины так, как буд­то это говорит наш Патриарх Илия Второй. Как будто Русская или какая- нибудь другая Православная Церковь когда-либо эту экклезиологическую ересь проповедовала.

Кроме того, я хочу обратить ваше внимание на то, что он клевещет на Антиохийский Патриархат и на Американскую Автокефальную Церковь, что якобы они имеют евхаристическое общение с еретиками.

В Греции и в России существует много подобной литературы. Я у вас в Москве видел на церковных лотках “Лоя£ь экуменизма”, “Что такое эку­менизм” и так далее. Наш случай — урок. Существует огромная опасность! Молодые монахи, которые и семинарию-то толком не кончали, представляют себя марками эфесскими и афанасиями великими, кричат в истерике, оскорб­ляют архиереев. Они заявляют архиереям: “Если вы православные, приходите к нам и встаньте под наши знамена”.

Возможно, я ошибаюсь, но, по моему впечатлению, довольно много прихожан в той или иной степени заражены раскольничьей идеологией. Когда мы вышли из экуменического движения, было много статей, что это торжество Православия, что Церковь выровняла свой путь. Как это выров­няла? Это значит, что наша Церковь была еретической? Раскольники нача­ли даже лгать, что якобы 20 мая, когда мы из вышли экуменического движе­ния, на Гробе Господнем снизошел Благодатный Огонь, как на Пасху. Гово­рили, что якобы на Афонских монастырях вывесили белые флаги в знак большого праздника. Это тоже ложь: я в то время как раз был на Афоне. Им очень помогли эти так называемые “независимые” журналисты и газеты, которые, по-видимому, исполняли чей-то заказ, и ругали лично Святейшего Католикоса-Патриарха. Не знаю, есть ли еще другая такая страна, где бы своего Патриарха так ругали в прессе, как у нас.

—  В России сейчас есть много публикаций, критикующих и Свя­тейшего Патриарха Алексия, и членов Священного Синода. У нас, как Вы уже заметили, огромное количество литературы, в которой экуме­низм называется ересью. Есть некоторые священники и миряне, кото­рые призывают к выходу из ВСЦ и КЕЦ. Но вот Ваша Церковь вышла из Всемирного Совета Церквей, но от раскола это ее не уберегло.

—  Экуменизм — это только повод. Цель этих людей — не чистота Православия. Цель этих людей — удовлетворение своих амбиций. Сегодня они ухватились за экуменизм, завтра найдут любой другой повод. Церковь должна догматически заявить, что экуменическое движение — это не ересь. Наша догматическая позиция должна быть четкой. Если это не ересь, а доброе, богоугодное дело, почему мы или вы должны выходить из экуменичес­кого движения? Разве разделение — не рана на теле Церкви? Этим рас­кольническим элементам просто нужна причина, чтобы начать свою расколь­ническую деятельность. И, к сожалению, наше посткоммунистическое обще­ство представляет собой очень плодотворную почву для подобных идей. У раскольников сразу же появляется много приверженцев. А для принятия нормальной просвещенной православной позиции необходимо думать — и это очень трудно. Я уверен, что уступки раскольникам только усиливают их позиции.

Наш Патриарх принимал очень активное участие в экуменическом движении, поэтому, когда они представляют экуменическое движение как ересь, то они представляют его как еретика и как человека, который большую часть своей жизни посвятил еретическому делу.

И то же самое в отношении других Предстоятелей Поместных Цер­квей. Вы извините меня, но у нас была даже такая статья, в которой они старательно муссировали тему, что у Святейшего Алексия фамилия — Ридигер. Какое дело грузинским раскольникам, какая фамилия у Российского Патриарха? Многие священники и многие прихожане просто ошибаются, но есть сознательные раскольники, которые сознательно это делают. И есть политические силы, которые антицерковны, которые хотят этот универсальный институт — Церковь — разрушить. И в Грузии, и в России Церк­овь  — очень большая и влиятельная сила. В других странах, где Церковь не столь влиятельна, нет и активного противодействия ей. А здесь, в России, Церковь — огромная. Это видно из того, на каком уровне происходит проти­водействие новому Закону о свободе совести. Письма против Закона были из очень высоких сфер. Многие политические силы как внутри России, так и за границей противодействуют ему. Но есть и люди, которые просто искрен­не ошибаются на этот счет.

—   Как Вы думаете, какие последствия будет иметь раскол для простых мирян, простых православных верующих?

—   Мне кажется, простые верующие в этой ситуации сначала совсем растеряются. Поначалу, я думаю, раскол не будет иметь больших размеров. Но потом появится какой-нибудь недовольный священник, перейдет к рас­кольникам, и так далее. Раскольники будут своих “рукополагать во епископы”.

Церковь в нашем посткоммунистическом обществе воспринимается как какой-то государственный институт. Народ бедствует, народ голодает, народ недоволен так называемыми официальными структурами. А имидж оппозиционеров очень привлекателен. Что-то оппозиционное, да к тому же объявляющее себя блюстителем чистоты вероучения! И это притягивает тех людей, которые не стараются вжиться в Православное вероучение. Потому профессор Александр Дворкин говорит, что сектантское учение всегда при­митивно, как инструкция к телевизору. А в Православное вероучение необ­ходимо вжиться, его надо осмыслить.

—   Как Вы считаете, внутри Православной Церкви возможно такое явление, как сектантская психология?

—   Конечно возможно! Мы именно с этим и столкнулись. И я могу сказать еще об одной опасности, которую эта сектантская психология порож­дает. Я настоятель университетской церкви. Когда молодежь, интеллигенция видит подобных людей, они говорят: если это церковные люди, мы не хотим иметь ничего общего с Церковью. И в результате абсолютное безразличие к религиозным ценностям. Один телевизионщик приезжал из Германии и сказал, что в Германии никто против Церкви не борется. Его спрашивают: “А почему?” — “А потому, что всем все равно, существует Церковь или не существует”. А у нас статьи пишут, направленные специально на снижение личного авторитета Патриарха в обществе.

И, к сожалению, мало у нас просвещенных священнослужителей. Все боятся прослыть модернистами. Проще сказать, что телевизор — это ящик сатаны, чем проповедовать по телевизору. Проще сказать, что все погибнут, чем заботиться о спасении людей. Часто приводят слова иеромонаха Сера­фима (Роуза) против экуменизма. Но это тоже полуправда. Сейчас вышла книга монаха Дамаскина “Не от мира сего”, где он пишет, что во второй половине жизни Серафим (Роуз) изменился во многом, он даже писал, что экуменизм — это не ересь. Вы читали? Когда я это напечатал, они чуть с ума не сошли. Потому что многие сейчас ссылаются на Серафима (Роуза). А он прямо пишет: “Экуменизм — не ересь.” Он говорил, что “золотая середина — вот царский путь.” Но этим путем очень трудно сейчас идти. А сектантская психология почему-то захватывает людей — и семинаристов, и молодых священнослужителей. Почему, я еще до конца не понял.

—  Православная Церковь играла очень значительную роль в жизни грузинского народа на протяжении всей его истории. И личность Ка- толикоса-Патриарха, его личное участие сыграло значительную роль в разрешении конфликтов в трудные времена в недавнем прошлом. Как, по Вашему мнению, назревающий раскол может отразиться на судьбе всей страны и всего грузинского народа?

—  Это еще более ослабит сплоченность и единство грузинского наро­да. Кроме того, я вспоминаю слова Спасителя: “О, если бы ты был холоден, или горяч!” (Откр. 3:15) Если индифферентизм разольется по всему обще­ству, мы просто погибнем. Грузия не сможет быть таким индифферентным к религии, но процветающим государством, каким является, например, Швеция. Но кому-то хочется сделать Грузию такой. Есть у нас модернистские тече­ния, особенно в философских кругах, которые говорят: “Давайте, мы примем католичество.” Они считают, что если бы Грузия избрала католичество, она была бы сейчас “европейской” страной. Все это направлено на то, чтобы настоящее православное мировоззрение оттеснить на задворки. Хотя большинство таких статей пишутся людьми неверующими, для которых Бог — это абстрактное понятие, но которым нужны сенсации и “жареные” факты, которые могут свободно богохульно пошутить или поругать Патриарха или священника. У нас есть такое выражение, что в мутной воде всякий хочет поймать свою рыбу. Каждый ловит свое, но кто-то может сказать: “Это все Патриарх. Пускай он уйдет, и мы все помиримся.” Значительная часть этого раскола направлена именно против Патриарха Илии. Против одного из наиболее духовных и светлых Патриархов сегодня, одного из проводников настоящего просвещенного Православия.

Источник: Журнал «Церковь и время». № 3 (52), 2010

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий