Хилиазм и Соборы в Древней Церкви: был ли хилиазм осуждён на Константинопольском соборе?

Золотой Век - Лукас Кранах Старший

Гумерлок Фрэнсис

 Вниманию читателей портала предлагается перевод статьи кандидата богословия Фрэнсиса Гумерлока, современного исследователя и преподавателя богословия в Колорадо. Автор подвергает подробному рассмотрению вопрос: осуждён ли хилиазм каким-либо Вселенским собором Древней Церкви, в частности Константинопольским?

Роль истории в спорах о хилиазме

В области учения о хилиазме количество толкований термина «тысяча лет» из Откр. 20:1-8 кажется всё более и более увеличивающимся. Несколько десятилетий назад в богословских спорах большинство точек зрения сводились обычно к двум или трём: премилленаризм, амилленаризм и несколько постмилленаристических воззрений. Изданная в 1977 году книга Роберта Клоуза «Значение Миллениума» увеличила количество мнений до четырёх: амилленаризм, постмилленаризм и два премилленаристических, а именно: исторический премилленаризм, или классический, и диспенсационалистский премилленаризм, или диспенсациональный. Этим же подходом «четырёх взглядов» руководствовался Стэнли Гренц в вышедшем в 1992 году труде «Тысячелетний лабиринт». Совсем недавно Гари Лонг в труде «Контекст: Евангельские взгляды на изучение хилиазма» проанализировал шесть хилиастических позиций только в рамках Евангельского учения, добавив к мнениям, представленным Клоузом, прогрессивный диспенсационализм и отличное от амилленаризма мнение, названное «новозаветным премилленаризмом». К этим взглядам может быть добавлен военный милленаризм, выраженный не так явно как из-за его временного отношения ко Второму Пришествию Христа, так и из-за его неправильного учения о земной утопии, а также секулярный милленаризм, названный так по причине его гуманистического видения нового периода мировой истории.

Несмотря на такое увеличение числа хилиастических точек зрения, главный пункт полемики в христианской богословской науке находится между премилленаризмом и амилленаризмом. Премилленаристы заявляют, что когда Христос вернётся, наступит буквальное тысячелетнее Царство Христа-Царя на земле. По представлению амилленаристов, тысячелетнее царство Христа – это настоящее время, число 1000 может быть понято как риторическая фигура речи. Другими словами, ограниченное число тысяча передаётся приблизительно, подобно тому, как псалмопевец пишет, что у Господа «скот на тысяче гор» (Пс. 49, 11).

В то время как основным предметом споров между премилленаристами и их оппонентами является Священное Писание, учёные, кажется, стали всё чаще использовать христианскую историю в своей полемике. Например, Найл Фостер и Дэвид Фэссендер в 2002 году издали свой труд «Статьи по хилиазму» таким образом, что первые четыре статьи являются историческим обзором премилленаристической позиции. Книга, заявленная как «современное подтверждение древнего учения», начинается с учения Паула Кинга о древности премилленаризма в статье под названием «Премилленаризм и Древняя Церковь». Кинг цитирует, как минимум, 14 ранних церковных отцов первых четырёх столетий христианской истории, которые были приверженцами хилиазма, термина, использовавшегося для обозначения веры в буквальное земное тысячелетие. Он делает вывод, что «Древняя Церковь усиленно сохраняла премилленаристическую точку зрению». В своей оценке, что премилленаризм был преобладающим мнением первых христиан, Кинг вторит множеству современных авторов, как ученых, так и публицистов.

«Небесное Царство» амилленариста Чарльза Хилла, второе издание которого вышло в 2001 году, всецело посвящено ранней истории миллениумных точек зрения. В своем труде Хилл опровергает утверждение, что в Ранней Церкви преобладало единомыслие премилленаристской точки зрения, и показывает, что помимо неё были и другие мнения по вопросу о хилиазме. Он отмечает, что во II веке святой Иустин Философ упоминал о «чистых и благочестивых» христианах, которые не придерживались хилиастических взглядов. Хилл называет их по имени, приводя как минимум десять важнейших христианских писателей второго и третьего веков, которые не были хилиастами. Автор заключает, что их утверждения «дают нам возможность с небольшой долей сомнения или практически без него сказать, что все (те, кого он упомянул) придерживались амилленаристических ожиданий возвращения Христа».

Соборы в Древней Церкви по поводу хилиазма

Труд Хилла особенно значим благодаря огромному вкладу в литературное навязывание премилленаризма как ключевой позиции Древней Церкви, что по большей части осталось неоспоренным христианскими учёными. Если же сейчас кто-то попытается сравнить количество хилиастов среди отцов Древней Церкви с количеством отцов-амилленаристов того же времени, то результат будет примерно одинаковым. Амилленаристы, прежде защищавшиеся, когда им приходилось отстаивать древность своей позиции, теперь, кажется, меняют положение. Некоторые из них в попытке укрепить свои позиции и принизить законность премилленаризма сосредоточились на церковных соборах, цитируя некоторых авторов, которые будто бы опровергают хилиазм. На поверхности эти исторические цитаты кажутся «козырными картами», показывающими доктринальное превосходство амилленаризма. Но при более внимательном рассмотрении видно, что подобные заявления страдают от сильного недостатка обоснованности.

Например, некоторые авторы заявляют, что Ефесский собор 431 года осудил веру в земное тысячелетие как еретический предрассудок. При подобном заявлении, однако, никто из авторов не цитирует связанные с тем Собором канон или постановление, по которым утверждение могло бы быть с уверенностью прослежено. В упоминаемом труде Нормана Таннера «Постановления Вселенских Соборов» (1990) приводятся греческий и латинский тексты всех документов, связанных с Ефесским собором, а также английский перевод. Не существует не только никаких постановлений этого Собора, осуждающих веру в земное тысячелетие, но и даже намёков, что тема хилиазма на соборе поднималась на обсуждение. Утверждение совершенно беспочвенное.

Утверждения касательно Константинопольского Собора

Второй собор Древней Церкви принёс в современное христианство спор о хилиазме – это Константинопольский собор, имевший место в 381 году. Пытаясь «подорвать» премилленаризм, некоторые авторы утверждают, что этот Собор, известный также как Второй Вселенский собор, давно осудил веру в то, что после Второго Пришествия Христос будет царствовать со святыми на земле на протяжении тысячи лет.

Например, Александр Милеант, епископ Русской Православной Церкви Заграницей, недавно писал: «Хилиастические взгляды в древности были распространены в основном среди еретиков. Второй Вселенский собор в 381 году по Р.Х., осуждая еретика Аполлинария, осудил его учение о тысячелетнем царстве Христовом. Чтобы остановить дальнейшие попытки проповеди данного учения, отцы Собора вставили в Символ Веры слова о Христе: “Егоже Царствию не будет конца”».

В 1995 году архиеп. Аверкий Таушев написал подобное: «Каждый должен знать и держать в уме, что хилиазм был осуждён Вторым Вселенским собором в 381 году, и, следовательно, верить в него сейчас, в XX веке, даже отчасти, крайне непозволительно».

И снова: «Придерживаться хилиастических взглядов даже как частного мнения стало более непозволительно после того, как Церковь на Втором Вселенском соборе в 381 году осудила учение еретика Аполлинария, учившего о тысячелетнем царстве Христа. В то же время это подтверждено вставкой в Символ Веры слов “Егоже Царствию не будет конца”».

В 1992 году Колумб Крахам Флегг заявил нечто подобное вышесказанному: «В 381 году Второй Вселенский собор (Первый Константинопольский) осудил хилиастическое учение Аполлинария вместе с его христологией и вставил в Символ Веры слова “Егоже Царствию не будет конца”».

Подводя итог, отметим, что эти авторы провозглашают, будто епископы, собравшиеся на Константинопольский Собор в 381 году, специально осудили хилиастическое учение Аполлинария Лаодикийского (ум. 390), и чтобы остановить распространение его учения о тысячелетнем царстве Христа, они вставили в Символ Веры слова «Егоже Царствию не будет конца».

Осуждена христология, а не хилиазм

То, что Собор в Константинополе осудил аполлинариан, очевидно из первого канона Собора, но осуждал ли когда-либо Собор хилиастические воззрения Аполлинария? Собор, действительно, вставил фразу «Егоже Царствию не будет конца» в Никейский Символ веры, но была ли эта фраза вставлена, чтобы прекратить распространение милленаризма, является вопросом, достойным изучения. Установление цели, ради которой был созван Собор, поможет получить ответы на озвученные вопросы.

Собор в Константинополе был созван по вопросам, относящимся к триадологии, христологии и пневматологии. В 325 году собор в Никее осудил арианство, которое отвергало, что Сын – той же Сущности, что и Отец. Но большую часть середины IV века ариане занимали кафедру в Константинополе, особенно в царствование императора Валента. После смерти последнего в 378 году ситуация стала меняться в пользу сторонников Никейской веры, т.е. веры в полноценное Божество Христа. В следующем году новый император Грациан сделал своего бывшего полководца Феодосия соправителем. Одно из первых деяний Феодосия, поборника Никейской веры, имело место в 380 году. Он собрал епископов из различных частей Востока в Константинополь. Целью этого Собора, известного сейчас как Второй Вселенский собор 381 года, была защита торжества Никейской веры над арианством и его ответвлениями, включая некоторых, отвергавших Божество Святаго Духа. Первый канон собора показывает, что сто пятьдесят присутствовавших епископов приняли Никейский Символ веры и анафематствовали различные ереси, чьи христологические взгляды не соответствовали Никейской вере. Под эту анафему попадали и аполлинариане. Она звучит: «Вера святых отцов, которые собрались в Никее Вифинской да не отменяется, но остаётся в силе. Все ереси должны быть анафематствованы в отдельности, такие как евномиане или аномеи, ариане или евдоксиане, полуариане или духоборы, савеллиане, маркеллиане, фотиниане и аполлинариане».

Собор в Константинополе осудил и отверг учение Аполлинария. Однако все еретики, упомянутые в 1 каноне, в определенной мере противоречили Никейскому Символу веры в учении о Боге, а точнее, о природе и взаимоотношениях Сына и Святого Духа внутри Божества. Аполлинариане не были исключением, поскольку они также проповедовали учение в противоположность Никейскому Символу веры.

По мнению Кэлли, ересь Аполлинария «состояла в его отказе принять полноту человечества Бога». Кэлли продолжает: «Прежде всего, Аполлинарий основывался на дихотомистской антропологии и учил, что человеческая природа Христа состояла просто из тела, место души было занято Словом. Позже, став трихотомистом, признал, что Христос имеет животную душу вместе с телом, но отрицал в нём человеческую мыслящую душу».

В ответ на эту повреждённую христологию Аполлинария, Собор решил сделать вставку в свой Символ, более пространную версию Никейского Символа иногда называют Никео-Цареградским Символом веры. Различие этого и более короткого Символов, особенно значимое в рассматриваемом вопросе, – это увеличенная часть Символа о Лице Христа. Чтобы опровергнуть учение Аполлинариан, собор вставил не слова «Егоже Царствию не будет конца», он дополнил Символ иначе: «Сшедшаго с небес и Воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы». С помощью этой фразы Собор передавал мысль, что Сын был совершенен не просто по Божеству, но и по Человечеству. Это учение Аполлинариане отвергали.

Послание, составленное Константинопольским собором, показывает, что объектом анафемы против Аполлинария была его христология. Это послание, подписанное ста пятьюдесятью отцами собора, было отправлено в Рим. После осуждения богохульства Евномиан, Ариан и Пневматомахов за разделение Сущности Божией, епископы вставили спорный вопрос относительно писаний Аполлинариан: «А мы защищаем неповреждёнными мнения о восприятии Господом человечества, в частности, что строение Его тела не было ни бездушным, ни безумным, ни несовершенным». Собор в Константинополе отверг учение Аполлинария, что Христос нуждался в разумной человеческой душе. И, как видно, собор отверг христологию, а не эсхатологию.

Касательно эсхатологии Аполлинария, выявление его взглядов затруднительно, поскольку большинство его литературных трудов утрачены. Если Аполлинарий всё-таки учил о хилиазме, то эти его взгляды могли быть записаны в его комментариях на пророчества, но эти работы не сохранились. Источники, внешние по отношению к его собственным трудам, тем не менее, указывают, что он, вероятно, придерживался хилиастической чувственности. Сюда можно отнести современников Аполлинария – святителей Василия Кесарийского и Григория Назианзина, которые обвиняли его в «воскрешении “второго иудаизма” своей поддержкой хилиастической надежды». С другой стороны, как минимум один из современников Аполлинария, Епифаний Саламисский, не верил, что тот проповедовал хилиазм.

Не задумываясь, был ли Аполлинарий хилиастом или нет, из записей Константинопольского собора нет ясности относительности того, обсуждалась ли на Соборе эсхатология Аполлинария. Поэтому мало шансов с достоверностью утверждать, что хилиазм был предметом осуждения. Фактом остаётся следующее: Константинопольский собор отверг учение Аполлинария, и, вероятно, Аполлинарий был хилиастом. Но собор в Константинополе отверг христологию Аполлинария, а не его хилиазм.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

1 комментарий к записи “Хилиазм и Соборы в Древней Церкви: был ли хилиазм осуждён на Константинопольском соборе?”

  1. Валерий:

    Статья неплохая, но недостаточно глубокая.

    Прочитайте книгу «Хилиазм и хиллегоризм», там данный вопрос рассмотрен подробно и всесторонне.

Оставить комментарий