Забытая книга: «Розыск о раскольнической брынской вере»

Святитель Димитрий Ростовский.

28 октября 1709 года почил о Господе митрополит Ростовский Димитрий (Туптало) и по его завещанию был погребен в Ростовском Яковлевском монастыре. Господу угодно было прославить Своего подвижника, ревнителя и учителя Православия вышеземною славою. Спустя сорок три года, при митрополите Ростовском Арсении (Мацеевиче), 21 сентября 1752 года, при переделке церковного пола на месте погребения Святителя были обретены нетленными его честные мощи. По освидетельствовании и точном удостоверении как в нетленности мощей, так и в чудесах, от них происходивших, Православная Российская Церковь 22 апреля 1757 года причислила митрополита Димитрия к лику святых и празднует память этого чудотворца два раза в год: 28 октября (10 ноября), в день кончины, и 21 сентября (4 октября), в день обретения его мощей. Ныне Спасо-Яковлевский монастырь восстановлен, и богомольцы вновь могут поклониться святым мощам угодника Божия, митрополита и чудотворца Ростовского.

Из трудов святителя Димитрия наиболее замечательны, во-первых, Четии-Минеи, над составлением которых он работал более двадцати лет. Вторым капитальным трудом является «Летопись келейная, или Синопсис», в которой изложены события библейской истории с нравственно-поучительной целью. Святитель Димитрий известен также как борец со старообрядческим расколом. В те времена старообрядцы уже раскололись на множество толков. Много их скитов находилось в Заволжье, по реке Керженец и в Брынских лесах, откуда старообрядческие агитаторы почти беспрепятственно расходились по всей Русской земле и совращали в раскол простых и доверчивых людей, распространяли свое лжеучение, отторгая людей от лона Православной Церкви точно так же, как это делают современные сектанты. В бытность свою митрополитом в Ростове (с 1702 по 1709 год) святитель Димитрий часто объезжал свою епархию, встречался здесь с раскольниками и видел страшные последствия их деятельности для своей паствы.

Предостерегая свою паству от раскольников, святитель Димитрий в одной из своих проповедей в 1706 году говорил: «Птицы бесовские — раскольники, излетевшие от гнезда своего Брынскаго, научили многих бегати Святой Церкви... лжуще и прельщающе простых мужиков и баб и глаголюще: уже ныне церковь не церковь, попы не попы».

Полагая, что «не подобает пастырю сном одержиму быти, когда волки расхищают стадо», он, как пастырь добрый и ревнитель Православия, для укрепления колеблющихся и возвращения на путь истинный заблудших приступил к написанию своего третьего основательного труда под названием «Розыск о раскольниче­ской брынской вере» («розыск» — значит дознание, выяснение обстоятельств; «брынской» — по названию места, откуда приходили раскольники, Брынские леса). Сразу после написания книги сам Святитель разослал ее при окружном послании ко всем духовным властям и к своей пастве. Явив себя в этом своем великом труде глубоким и всесторонним исследователем заблуждений, Святитель раскрыл самый дух раскола, чуждый евангельской истины и любви. Резкий подчас тон обличений вызывался резкостью раскольнических писаний. Но и в этом труде слышится вся глубина и жизненность любви к спасению заблуждающихся. В заключении «Розыска» Святитель молит Господа об обращении отпавших от Церкви на путь истины.

В 1745 году «Розыск» был впервые напечатан и затем многократно переиздавался. Последние издания этой книги вышли в XIX веке в Москве (1855) и в Киеве (1877).

В наше время большая часть трудов святителя Димитрия (Жития святых, «Келейная летопись, или Синопсис») уже переиздана. Что же касается «Розыска о раскольнической брынской вере», то он не только не переиздан, но, судя по всему, эту книгу решено предать полному забвению, чтобы не обижать наших обидчивых старообрядцев. Зато иные церковные и околоцерковные издательства с завидным постоянством издают книги, авторы которых, по выражению раскольников, «подорвали научные основы никонианства», а потому с превеликим удовольствием ими цитируются. В их среде наиболее почитаемый профессор и член Госдумы от партии прогрессистов Н.Ф. Каптерев. Издаются псевдоисторические сочинения современных апологетов старообрядческого раскола М.Данилушкина и Б.Кутузова, поливающих грязью Русскую Православную Церковь. Сами раскольники в издательстве «Церковь» позаботились переиздать сочинение эмигранта С.Зеньковского о расколе, впервые вышедшее в Германии.

Не забывают они и о «Розыске»: в их периодике этот труд святителя Димитрия подвергается постоянному поношению, из него приводятся вырванные из контекста цитаты, чтобы доказать самую распространенную раскольническую ложь — будто бы Святитель непочтительно отзывался о старых обрядах.

Ненависть раскольников к святителю Димитрию вызвана как необоримостью его доводов, так в особенности тем, что он разоблачает еретические воззрения Аввакума. Ненависть доходит до того, что они требуют «деканонизировать» святителя Димитрия, обличавшего раскольников и защищавшего православную веру. Так, в словаре «Старообрядчество» (он вышел в 1996 году в том же издательстве «Церковь», принадлежащем одному из поповских согласий) об этой книге святителя Димитрия написано следующее: «“Розыск” насыщен бранью, клеветой и довольно наивными подлогами». Что имеют в виду авторы словаря под «бранью, клеветой и подлогами», мы поймем чуть позже, а начнем наш обзор с первой главы «Розыска».


Что есть вера?

Святитель Димитрий начинает свой «Розыск», ставя следующие вопросы: «Вера раскольническая есть ли правая вера и есть ли она старая вера?» На оба эти вопроса он отвечает отрицательно. Святитель Димитрий считал раскол плодом того же невежества, что было свойственно и его пастве, но невежества, соединенного у раскольников с упрямством и невиданными хулами на Церковь...

На протяжении всей книги Святитель не устает повторять, что православные люди чают получить спасение и благодать не в вещах зримых и осязаемых, не в древности или новости их, но только в вере непорочной в невидимое плотскими нашими очами. Поскольку раскольники свое расхождение с Церковью обосновывали ревностной приверженностью к видимым и осязаемым вещам — к древним иконам, восьмиконечным крестам, седми просфорам, к старым книгам, к двоеперстию, — Святитель по каждому предмету дал свое изъяснение.

Об иконах: «Мы не разбираем между старыми и новыми иконами, но равно почитаем новые, якоже и старые. И когда кланяемся иконе святой, кланяемся... ни ветхости, ни новости... но на святыню взираем, святыню почитаем и изображению начертанного поклоняемся».

О кресте: «Почитаем же крест не ради количества концов его, но ради воспоминания страдания Господня. Не крест бо, но Христос, на кресте распятый, спасе нас, и не по кресту нарицаемся христиане, но по самому Христу; и не крест нам Бог, но Христос Бог наш. Крест же святый, аще четвероконечный, аще восьмиконечный, аще и множайше концы имеющий равно почитаем».

О просфорах: «А о просфорах глаголем, яко ни в пяти просфорах, ни в седми просфорах совершается Таинство, но в единой, из нея же вземлется Агнец. Дивно убо, почто спор деется в раскольниках о числе просфор. И в первенствующей Церкви, во дни Апостольские, на единой токмо просфоре Литургия совершашася, яко же от Самого Христа Господа на Тайной вечери предадеся. Впоследствии же приложишася к единой и другие, ради воспоминания имен, о них же приносится бескровная жертва».

О книгах: «О книгах же старых и о книгах новых извествуем, яко едино суть, якоже и иконы старые и новые едино суть. Перемена же некиих речей в книгах несть перемена веры: в того же бо Бога и новые книги верить учат, в коего и старые; те же догматы веры и новые книги в себе содержат, кои и старые; и несть никоего противного учения в книгах новых, яко же и в старых. А что некая речения переменили, то не исказили, но исправили. А что раскольщики глаголют, будто святые отцы по старым книгам спаслися, то они от неразумия своего лгут, ибо святые отцы не по книжным наречиям и речам спаслися, но по своему добродетельному житию... Ни по старым бо речениям книжным, ни по новым кто спасается, но по своим добрым делам и вере непорочной».

Ясно, что сказанное Святителем относится и к весьма употребительному странному выражению «о спасительных и благодатных старых обрядах».

Аввакумовщина — еретическое учение о Святой Троице

Теперь скажем о том, что имеют в виду авторы словаря «Старообрядчество», когда обвиняют святителя Димитрия в «довольно наивных подлогах». Поскольку подложными в их словаре названы (без каких-либо обоснований) послания Аввакума к Игнатию (диакону Соловецкого монастыря), а именно в этих посланиях Аввакум изложил свое еретическое учение о Святой Троице, о воплощении Господа и о Сошествии Господа во ад, то, надо думать, разбор именно этого документа в первой части «Розыска» и называется ими «наивным подлогом».

Эти послания Аввакума породили особый раскольнический толк «аввакумовщину», или «онуфриевщину» (по имени основателя секты некоего Онуфрия из беглопоповцев). В конце XVII — в XVIII веке в керженских скитах неподалеку от Брынских лесов велись ожесточенные споры между теми раскольниками, которые в этих посланиях видели ересь, и верными учениками Аввакума. Умерший в 1687 году Игнатий подложность этих посланий не объявил, так же, как и соузник Аввакума, бывший диакон Федор, к коему были написаны письма на эти же темы. Споры велись и в Москве в 1706 году. Но споры шли не о подложности посланий, а об изложенном в них учении. Потому они назывались спорными, а уж по произволу нынешних авторов словаря «Старообрядчество» названы подложными. Теперь, чтобы опровергнуть обличение в ереси объявленного «святым» Аввакума, современные раскольники говорят, что эти послания «подложные», а в «наивных подлогах» обвиняют святителя Димитрия, который раскольнические списки получал из их же рук.

О Святой Троице. В своих посланиях к Игнатию Аввакум писал: «Веруй трисущную Троицу... Несекомую секи по равенству, не бойся, едино существо на три существа тожде и естества... Комуждо особное седение, Отцу и Сыну, и Духу Святому, не спрятався седят три Царя небесные. Христос сидит на особном престоле, равно соцарствуя Святей Троице».

О воплощении Христовом. Чтобы объяснить «особное сидение» Сына Божиего и Христа, Аввакум выдумал и новое учение о воплощении Христовом: «Аз Аввакум, так исповедую и верую, свойство недвижимо, но излияв себе Бог Слово во утробу Девыя, силу существа естественную, сиречь благодать совершенную, припряжена бо к Божию хотению сила, восхотев бо и излияв себе неизреченно, а самое существо отнюдь неотступно. Исповедую во утробе Девыя силу Божества, а не самое Божественное существо поступи от превыспренных, но промысл неизглаголанный. Соступив с небеси силою благодати Своея к нам весь в Пречистую Деву. Тверди: “Весь благостию, а существом весь горе со Отцем бе несекомо”».

Святитель Димитрий, обличая новую ересь, пишет: «Се уже стала у раскольников не Троица, но четверица: Отец и Сын и Святый Дух, а четвертое лице Христос. Глаголет Аввакум, яко Бог Слово излия себе во утробу Девыя, не Себя самого, но силу существа своего естественную... Се злочестивый той учитель исповеданием вредоносной веры своей учит по подобию Нестория, будто бы не сам Сын Божий во утробе девической воплотился, но токмо силу и благодать свою в Ню излия... а Сам Сын Божий будто бы не поступил с небеси на землю. И так по его умствованию стало два Сына: един со Отцем на небеси, а другой во утробе девической воплотился, послан от того Сына, иже со Отцем на небеси. Где слышана таковая вера? Когда была в России таковая вера? Это ли старая вера? Несть ли то ересь пагубная, старой святой вере противная, Богу мерзкая, диаволу же радостна?»

Эти еретические взгляды Аввакума были отвергнуты большей частью старообрядческих толков и согласий, и, если верить словарю, в конце концов их отвергли сам Онуфрий и его ученик Ерофей Андреев. Принято считать, что аввакумовщина в виде особого толка до наших дней не дошла. Однако же следы ее, видимо, сохранились в некоторых беспоповских толках. Так, например, писатель и раскольник неизвестного толка В.Личутин на «круглом столе» в редакции газеты «Завтра» (1998, № 12) выступил в защиту ереси Аввакума и говорил, будто цитируя то спорное послание: «Русь верила сердечно. И Троицу понимали как троих сидящих — Исус Христос, Бог (так в тексте) и Дух Святый — они сидят за бранным столом и вкушают яства... Все трое живых» (так в тексте). «Никонианская же церковь», по словам Личутина, «отказалась объяснить народу каверзный вопрос с Троицей» и заявила, что «надо просто понимать Троицу как живую, единосущую и несекомую» и таким образом «отобрали у народа самую сердцевину радостной веры». Так что мудрования Аввакумовы не забыты, а потому и нам небесполезно с ними ознакомиться по приведенным в «Розыске» документам, тем более что все их списки, наверное, уже давно уничтожены.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий