Американец принял православие и готов служить в Российской армии

Как программист из Нью-Йорка чуть не стал монахом в Почаевской обители

 

Фото: личный архив Джорджа Грина

— Во дурачина! Из Америки сюда удрал! — Эти слова 34-летний Джордж Грин из Нью-Йорка слышит второй год то в Москве, то в Киеве, то в западноукраинской глубинке... А он лишь добродушно улыбается и на смеси английского, русского и украинского терпеливо объясняет, почему променял нью-йоркский комфорт на такую авантюру. А началось все с православия...

Платок и юбка в храме — не сексизм

— Мои родители-протестанты были против крещения во младенчестве, поэтому крестился я уже сам в православном храме незадолго до того, как четко решил: все, уезжаю в Россию! Как-то я случайно зашел на службу в православный храм. И был очарован, понял, что хочу здесь остаться... Батюшка готовил меня к крещению 8 недель! Сидел на религиозных форумах, пытался учить русский, посещал храм по всем праздникам, хотя он в часе езды от моего дома, — рассказывает мне мистер Грин. — Впервые я побывал в России в возрасте 22 лет, с тех пор подумывал у вас осесть. А после того как меня уволили (банк предпочитал нанимать программистов, работающих подешевле, на удаленке), загорелся еще сильнее. Стал присматривать работу в Москве. А друзьям и родне сказал прямо в день отъезда, 1 декабря 2010 года, чтобы не пытались в последний момент меня переубедить.

— Близкие, поди, были не в восторге?

— Еще как! Приобщение к православному образу жизни оттолкнуло от меня многих либерально настроенных друзей. Они считали его консервативным.

— Наша церковь, например, не приемлет однополые союзы. Это тоже консервативно для ваших друзей?

— О, больной вопрос. Даже мои друзья-католики считают, что у геев есть право на законный брак. Многие американцы высмеивают идею воздержания от сексуальных отношений до брака, считают сексизмом заставлять женщину надевать платок и юбку при входе в храм. Помню, как в скиту возле Почаева на Западной Украине одна женщина очень злобно отреагировала на просьбу намотать платок поверх своей короткой юбки. Тогда монах ответил ей, что даже в жару носит рясу до пят и с длинными рукавами. Так что сексизмом здесь и не пахнет.

А знакомые протестанты крайне мало знают о церкви, но ненавидят богатые убранства храмов. Зато дом за 200 тысяч долларов с бассейном и дорогим авто — это круто, а прилично выглядящий храм — нет-нет. А моих родителей не волновало ни то ни другое. Отец потом примкнул к «Вольным каменщикам», пытался убедить, что они замечательная благотворительная организация и ничего не имеют против церкви. Как мы тогда сильно ругались!

Спал на улице, подъедал картошку фри

— Вы и в жены взяли русскую...

— Да, еще задолго до отъезда в Россию. Но тогда не понимал, что ей нужно только американское гражданство и жить в России точно не входило в ее планы. Я лишь переживаю, что мой 4-летний сын живет в отрыве от русских корней. Не хочу, чтобы он жил в Америке, которой сейчас предстоят худшие времена. Но ничего не могу сделать — там феминистская организация снабдила бывшую жену специальным адвокатом, и теперь я не могу общаться с ней или сыном без риска угодить в тюрьму. Остается только ждать, когда он подрастет и сможет сам со мной связаться...

После развода Джордж уехал в Москву. Но и тут поначалу все сложилось нерадостно. Работы, которую Грину обещал знакомый британец, имевший бизнес в России, он так и не дождался. Джорджу пришлось жить в хостеле, да еще его избили и обобрали до нитки...

Когда у американца закончился срок действия российской визы, он перебрался на Украину. Спал на Крещатике прямо под открытым небом, подбирал картофель фри, оставленный на столах в «Макдоналдсе». Джордж наконец решился попросить помощи в церкви и в итоге оказался в Почаевской лавре Московского патриархата — главной православной обители на Западной Украине.

— Я работал и жил в монастыре как послушник. Монахи очень интересовались православным американцем, да и относились к США так же скептически, как и я. Мы много беседовали о том, как американские ценности отличаются от здешних. Было очень тяжело, я никогда не занимался столько физическим трудом! Сильно похудел. Мне предлагали стать монахом, и я всерьез об этом раздумывал, потому что физический труд и молитва приносят большое удовлетворение. Но в итоге в церкви я встретил достойную девушку, и мы решили создать семью.

Политическая ситуация на Украине  дикая, большинство оппозиционеров живут на деньги Запада, выступают против канонической церкви. Лучшее место для воспитания верующей семьи — это все-таки Россия, где закон относится к конфессиям справедливо и где не пытаются, как в Штатах, помешать церкви принимать активное участие в жизни своей паствы.

— А у нас многие ее за это как раз и критикуют...

— Я вижу, как церковь все больше приходит в жизнь людей. Да, пока многие молодые люди предпочитают воскресной литургии субботнюю вечеринку. Но немало и таких, кто пытается жить так, как учат в церкви: смысл жизни не только в удовольствии. Церковь многое делает, чтобы сократить в России число абортов. И множество молодых россиян, с кем я общался, ее в этом очень поддерживают. И реакцию на девиц из Pussy Riot считаю абсолютно обоснованной. Сделай они такое в мечети или синагоге, их бы запросто обвинили в религиозном терроризме.

Готов служить в Российской Армии

Сейчас Джордж, связавший судьбу с украинкой, устроился на удаленную работу в американскую фирму, обещает вырастить детей в любви к трем этносам и языкам — и русскому, и украинскому, и английскому. Но в Америку точно не спешит.

— Банковская система

в погоне за каждым центом врет рядовым американцам о том, что им нечего в будущем опасаться за свой кошелек. Ведь люди живут по высоким стандартам, за которыми ничего нет. Все производство — в Китае. Единственное, что может обеспечить этот уровень жизни, — новые войны, создание эффекта паранойи, чтобы удержать людей от бунта. Но сам я каждый раз, когда у меня на руках оказываются доллары, бегу их менять.

— Вы ведь остаетесь гражданином США. На недавних президентских выборах голосовали?

— Я хотел проголосовать отсюда в Интернете, но система меня не зарегистрировала. Я отдал бы свой голос Обаме только потому, что он хотя бы не называет Россию «врагом номер один», как это делал Митт Ромни. Глупо считать, что по Пентагону может ударить только Россия, а не Китай. Но Китай дает погрязшей в долгах американской экономике немало денег (их получали и оба кандидата в президенты США), кто ж теперь будет объявлять Поднебесную стратегической угрозой? Америка гордится своей моделью демократии, хотя у нас за столько времени только две партии, различий между которыми не много. Мне не нравится, что США продвигают демократию в другие страны, спонсируя и вооружая симпатизирующих ей бунтовщиков. Если бы Америка объявила России войну, я предпочел бы сражаться на стороне русских. И вообще пошел бы служить в Российскую армию, если бы знал, куда обратиться.

Источник:«Комсомольская Правда»

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий